Deep in the heart of England lived a legend...
Новые сообщения Участники Правила форума Поиск RSS
Страница 2 из 6«123456»
Архив - только для чтения
Модератор форума: Sheriff 
Форум » Ролевая игра » Архив РПГ » Глава 1: Таинственный лес (Апрель 1194-го года)
Глава 1: Таинственный лес
Off
Little John/ Much Miller
Пост #21 написан 29.06.12 в 22:51
- Люси, что ты так гремишь посудой. Ведь Джон и Малыш еще спят. Какая же ты не ловкая хозяюшка! - беззлобно говорила Элис Литтл своей юной помошнице. Пару месяцев назад они с Джоном взяли на воспитание маленькую девочку, родители которой погибли. Благо, Элис может позаботиться теперь не только о собственном сыне. Хорошо, что Джон вернулся. Он построил им не большой дом в Локсли, начал работать. И жизнь их, можно сказать, наладилась. Только у Элис все равно было неспокойно на душе. Ей не нравилось, что Джон постоянно участвует в патрулях. И ей совсем не хотелось оставаться в Ноттингемшире и поддерживать восстание. Нет, лично против Робина она ничего не имела. Но ведь у Робина в ополчении и так много людей, молодых и сильных. Зачем ему еще и ее Джон? Элис этого не понимала, как и не понимала она, зачем вообще нужны все эти войны и распри. Просто блажь жадных и тщеславных людей, за которую приходится расплачиваться таким, как Джон. Неужели не лучше жить спокойно и мирно? От размышлений женщину отвлек грохот посуды.
- Ну, Люси, я же просила тебя! - возмутилась Элис - Ну что с тобой сегодня? Оставь, я сама накрою на стол, пойди лучше, набери еще воды.
- Я не выспалась. Мне кошмары всю ночь снились. - сонно пролепетала девочка, потирая глаза, и, взяв ведра, вышла из дома.
Проводив девчушку взглядом, женщина принялась накрывать на стол с некоторой неловкостью, присущей женщинам на последних неделях беременности. Элис была несказанно счастлива, узнав, что у них с Джоном будет еще один ребенок. В конце концов, лишь благодаря ему она смогла уговорить Джона уехать. Как только Элис родит, и малыш немного окрепнет, Литтлы навсегда покинут восставший Ноттингемшир и заживут, наконец спокойно и счастливо...
Off
Little John/ Much Miller
Пост #22 написан 01.07.12 в 20:05
Sheriff и Vera

Что может быть спокойнее, вызывать большее умиротворение в душе, чем ранее утро, когда на улице еще стоят сумерки, и все безмятежно спят в своих кроватях, иногда лишь делая судорожное движение рукой или ногой из-за укуса блохи или клопа. В дверях валяется, постанывая, старый кудлатый пес, в хлеву все тоже тихо - коровы стоят безмолвно, хрюшки спят на боку, а куры - на своих насестах. Птицы на улице еще не начинают своих утренних трелей, зато вовсю заливаются лягушки в пруду поместья Локсли, да сквозь утренний туман, низко ползущий над землей, проскальзывает серой тенью козодой. Безмятежность...
Шериф Вэйзи оглядел деревню - жизнь тут явно стала привольной - есть скотина, запасы зерна. Налоги скорее всего никому не платятся. Неудивительно, что у короля нету средств на грядущую компанию. Частокол и оборонительные сооружения остались со времен Греймора, но не использовались - никто не ждал нападения и ворота были лишь притворены, но не заперты.
Старик надел на голову островерхий норманнский шлем и тихо отдал приказ:
- Рассредоточиться по деревне, взломать двери. Всех мужчин на площадь. Я пока побуду здесь, мне нельзя светиться. - хотя Вэйзи и его отряд были одеты в цвета короля, он все же опасался, что крестьяне его узнают, а потому могут оказать яростное сопротивление. - Вперед!
Солдаты, бесшумно, насколько это возможно разбрелись по домам, а затем весь поселок огласил треск ломающихся косяков и замков.

Элис, хлопотавшая по хояйству, вздрогнула, когда хлопнула входная дверь и в комнату влетела Люси. В широко расскрытых глазах девочки читалась паника.
- Там... это... солдаты... напали... в дома... двери ломают... - тяжело дыша от быстрого бега выпалила сиротка.
Элис сначала не совсем поняла сбивчивые слова девочки. Но через мгновение послышался треск ломаемой двери соседей. Женщина бросилась было в комнату, что бы разбудить мужа и сына. Но, увы, солдаты опередили ее и бесцеремонно выволокли Джона на улицу.

Один из солдат, видимо, офицер, выступил вперед. Рядом с ним был монах с манускриптом и какой-то человек, напоминающий судейского. Заняв пригорок посредине деревни, монах возвестил:
- Жители Локсли! Наш король, его Величество Ричард Плантагенет, король Англии, герцог Нормандии, Аквитании и Гаскони, граф де Пуатье, Анжуйский, Турский и Мэнский, повелитель Кипра, повелевает: всем мужчинам Ноттингемшира, годным к военной службе, немедля поступить в состав его войска, которое, милостию Божией отправляется на войну против Филиппа Французского.
- Вы будете служить отечеству! - поднял вверх палец офицер. - Где староста? Эй ты, деревенщина! Где ваш главный?
Слова были адресованы Джону.

Джон в ответ только буркнул что-то не совсем внятное. Кажется, какое-то ругательство. Он растеряно озирался по сторонам, пытаясь сообразить, что же происходит и где его семья. Вокруг царил чудовищный хаос: мужчин, сонных, в ночных рубашках выволакивали на улицу, тех кто пытался сопротивлятся жестоко били. Рядом, группа солдат сдерживала женщин и детей. Среди них была и Элис со слезами на глазах. Джон Младший держал ее под руку и тоже кажется, хотел расплакаться, но пока держался. "Хорошо что он хромой: не заберут на войну." - почему-то подумал Джон.

На зов наконец явился староста Холмвуд.
- Мы - вольная деревня. Мирные вилланы. Нам не нужна война! - сказал он. - Если вы сейчас заберете людей, кто же будет сеять и пахать? Кто будет кормить ваше войско?
Конечно, у старосты и в мыслях не было кормить войско Ричарда, но он надеялся отвести гнев вооруженных людей.
- Что за нудный крикун? - спросил, выехавший вперед всадник, чье лицо было скрыто шлемом, но голос был знаком до зубного скрежета. - Вот это мужик нам вполне подходит. Рослый, сильный. И его лицо кажется мне знакомым. Подведите его!
Солдаты пихнули Джона вперед.
- Имя! - потребовал Всадник.

Джон удивленно воззрился на всадника. Этот голос он ни с кем не спутает. Вейзи?! Какого черта? Ах да, он же теперь на службе у короля. Вот, поганая крыса!
- Джон. Джон Литтл. - растеряно ответил мужчина.

- Ах Джон Литтл. Старый разбойник Джон Литтл! Бывший, а может и нынешний член шайки Гуда! - рассмеялся тайный советник Вэйзи.
Затем он пошарил глазами по толпе.
- Взять под стражу ту женщину и ребенка! Живо!
Солдаты мгновенно выполнили приказ и схватив Элис и Джона Младшего, поволокли их в строй.
- А этого крикуна - долой. Он не подчинился приказу короля, значит отправляется на осину, кормить ворон!

Джон совсем не ожидал, что Вейзи все еще помнит, как его зовут. Как он вообще додумался сказать ему свое имя?! Но не было времени терзаться угрызениями срвести. Джон резко рванулся, и сбив с ног, держащих его солдат, бросился на помощь жене и сыну, буквально сметая всех на своем пути.

Но солдат оказалось слишком много, его просто задавили массой. Шестеро человек скрутили его по рукам и ногам. Вэйзи спешился и подошел к нему.
- Проводите этого немногословного друга в Манор. Там мы с ним поговорим один на один. Но если он сделает глупость, и я не выйду оттуда, то можете смело отрезать башку его сыну. Вперед!
Джона приволокли в Манор, где усадили за стол. Напротив сел Вэйзи. Было еще темно, а в помещении, так вообще стоял мрак, поэтому зажгли лишь один светильник, который шериф поставил на стол между собой и разбойником. Затем знаком приказал страже выйти.
- Ну что, ты все еще в шайке Робина Гуда? - поинтересовался он.

- Нет. - резко ответил Джон, усилием воли подавив желание сомкнуть руки на тощей шее бывшего шерифа - Отпустите мою семью, они-то уж точно вам ничего плохого не сделали.

- Но можешь сделать ты, так что они будут у меня под контролем. Скажем так - в гостях. Локсли занимают войска короля, а королевскую власть тут представляю я. Только вот авторитет его Величества в нашей стране подорван. Так что давай мы сделаем так - ты соберешь нам войска и налоги, а мы не тронем твою семью за укрывательство неамнистированного бандита - тебя.

- Что значит "под контролем"? И я не сборщик налогов...

- Под контролем - это значит что они будут у меня в гостях. До тех пор пока я не уеду с налогами и ополчением... Ах да. Еще мне поручено избавиться от Гуда. И ты, - Вэйзи ткнул пальцем в сторону Джона, - мне в этом поможешь. Иначе распрощаешься со своими родными.

Джон не выдержал и, стукнув кулаком по столу рявкнул на Вейзи:
- Если с Элис, Джоном или нашим будущим ребенком что-то случится, я с вас шкуру спущу! И никакая охрана вам не поможет, старая крыса!

- Не надо мне угрожать. - рассмеялся Вэйзи. - Если с ними что-то случиться, то ты на себя руки наложишь. Так что послужи мне верой и правдой, Джон.
Он откинулся на спинку стула и довольно улыбнулся.
Off
Пост #23 написан 05.07.12 в 13:35
Тени-коммунисты под руководством Лиры
За буржуа отдувалась Флимми
И в эпизодической роли заяц-перебегаяц- Кора


- …и когда у меня выбили меч, вокруг еще оставалось деся…пятнадцать! сарацин. В плечо вонзилась стрела, но я даже не почувствовал боли…
- Так был занят мыслями о своей прическе?
- Помпео!- Натаниэль Блэк бросил недовольный взгляд на своего друга. Молодой итальянец ответил насмешливой улыбкой и продолжил, обращаясь к двум девицам, льнущим с двух боков к Нейту:
- Не завидую ни одному противнику этого храброго рыцаря. Я лично видел, как сэр Блэк снес голову человеку, который имел несчастье сесть на его новый плащ…
- Помпео!
- А уж если кто испачкает камзо-о-ол сэра Блэка…
- Помпео!!!- взревел Нейт, под визг девиц вскакивая с места, ударяясь о крышу экипажа и падая обратно на сиденья.
- Сладкий, с тобой все в порядке?
- Котику не идет, когда он злится!
Продолжая щебетать, обе девушки принялись гладить и целовать ушибленного рыцаря. Третья девица, взятая для Помпео, завистливо вздохнула и покосилась на своего клиента, но Помпео заковыристо ругнулся на итальянском и полез вон из кареты.
- Ты куда? - Натаниэль вывернул голову в сторону друга.- Даже не думай, снаружи может быть опасно! Эй!..

Итальянец на это лишь пренебрежительно махнул рукой, что-то крикнул своим слугам и ему живо подвели лошадь. Взобравшись в седло, он наконец-то вздохнул полной грудью и огляделся. Помпео знал Англию лишь по рассказам своего несносного друга, поэтому, всю дорогу от побережья до Ноттингемшира, с любопытством изучал, зарисовывал и записывал все увиденное. К слову, собранного материала хватило на несколько весьма не дурных баллад. Сейчас же вдохновленный лесом молодой человек вновь почувствовал желание творить. Достав из седельной сумки лютню, итальянец с наслаждением перебрал тонкими пальцами струны.

Стрела, тонкая, прямая, словно молния, свистнула рядом. Итальянец даже не успел ничего понять, но сладкозвучной лютни уже не было в его руках. Окрестности леса огласили громкие женские крики и не менее пронзительный крик сэра Натаниэля. Вереск опустила лук и, прижавшись к стволу дерева, тихонько рассмеялась. Воображение живо нарисовало ей картину: испуганные девицы, прожавшиеся к златокудрому рыцарю, сам рыцарь (почему-то Верес казалось, что он непременно должен быть златокудрым), и лютня, пронзенная стрелой , зловеще покачивалась возле испуганных лиц пассажиров.

Прятавшаяся за соседним деревом Кора сделала вид, что аплодирует. Выстрел был великолепен, Вереск недаром слыла среди теней одной из лучших лучниц. Чтобы продолжить игру, было бы неплохо сейчас сбить шапку с головы возницы… но вместо шапки Кора предпочла целиться в горло. Стрела со свистом рассекла воздух, и в следующее мгновенье мужчина рухнул с козел ничком траву. Следом за ним с также пронзенным горлом скатился слуга. Лошади, почуяв неладное, заржали и дернули экипаж, но двое оставшихся слуг успели перехватить поводья. Тем временем взъерошенный и полуобнаженный Натаниэль вывалился наружу, стащил с седла Помпео и, несмотря на яростные протесты последнего, запихнул друга обратно в карету.

Кора, насмешливо глядя на Вереск, опустила лук и сделала пригласительный жест рукой, словно говоря: «Твой ход».

Вереск кивнула косматому (про себя она его называла только так). Чертополох только того и ждал. Последний взмах топора, и большое раскидистое дерево с шумом повалилось на дорогу. На мгновение воцарилась звенящая тишина. Она была настолько прозрачной, что можно было услышать лихорадочный стук сердец, доносившийся из кареты. Девушка снова натянула тетиву. В такие минуты она перевоплощалась, разительно отличаясь от той веселой хохотушки, которой обычно бывала. Впрочем, ныне бывала уже не так уж и часто. Взгляд ее, прямой и твердый, словно говорил: «Милосердие тут больше не живет». Рыжая с мстительным наслаждением выпустила стрелу. Потом еще одну. Те разнесли в щепки, удерживающие дверь, петли кареты. И та с грохотом свалилась на землю.

-Не покидать карету! – заорал Нейт, вскакивая в седло и разворачивая коня так, чтобы встать между разбитым экипажем и лесом. Глупо, конечно, соваться под стрелы, без оружия и будучи одетым в одни штаны, но, может, удастся еще решить дело без лишней крови?..

- Мы безобидные путники и никому не желаем зла! –громко объявил рыцарь, внимательно вглядываясь в чащу.- Мы не их этих мест, потому не знаем здешних обычаев и правил. Но я знаю, что в любой стране тот, кто убивает, прячась при этом в кустах, зовется трусом. Я вызываю главного труса на бой! Если побеждаю - вы отпускаете нас с миром, если нет, то можете забрать все, что сочтете нужным, но я прошу сохранить жизни тем, кто находится в экипаже.

«Ну, так я и думала– златокудрый» - усмехнулась Вереск , не спуская глаз с Натаниэля. И снова вздрогнула тетива, стрела просвистела над макушкой рыцаря. Срезанный локон светлых волос упал к ногам кобылы. Девушка с пьянящим восторгом заметила блеснувшие от ярости глаза мужчины. Самолюбие его было уязвлено. «То ли еще будет!» - шепнул Чертополох рыжей. Та тихо рассмеялась и ответила:

- Держи его на мушке! - предупреждающе кивнула Коре и….осторожно ступила на ветку дерева.
Молчание было накалено до предела. Оно играло и царапало нервы, как стая марокканских кошек со своей жертвой. Но раздался шелест, хруст и на крышу кареты, с гибкостью тигрицы приземлилась рыжеволосая валькирия. Как это произошло, никто так толком и не понял. Она гордо выпрямилась и молниеносно, не дав противнику опомниться, приставила кинжал к горлу опешившего рыцаря.

- Сражаться с пленными это мезальянс, - бросила она, поцокав язычком. – а в нашей стране так любят гордиться своей родословной.

Хоть и лезвие неприятно щекотало горло- на лице сэра Натаниэля сияла его фирменная белоснежная улыбка. Лицо противника было скрыто под маской, но по голосу рыцарь понял, что перед ним молодая женщина. А раз так, то в чем тогда вообще может быть проблема?

- Моя лесная леди, - начал Нейт, потихоньку стараясь отвести кинжал от всех жизненно- важных органов, - наша встреча так неожиданна, но от того еще более приятна. Прошу простить за мой неподобающий вид и позвольте заметить, ни одна кошка не сравнится своей грацией с вами… И хоть ваш лик скрыт от меня, я уверен, что он не менее красив, чем ваш прелестный голос. Я попал в ваш плен еще раньше, чем вы объявили мне о нем…

Лезвие кинжала ощутимо кольнуло мужчину, и тот понял, простыми комплиментами тут не отделаешься.

Вереск надавила на кожу чуть сильнее и тонкая горячая струйка крови зазмеилась вниз.

- Оставь велеречивые слова для своих шлюх! - сказала, словно сплюнула женщина. Казалось, что ласковый тон и улыбка только раздосадовали и рассердили рыжеволосую, - Мне казалось, что перед лицом смерти ты мог бы найти слова и поубедительнее, - усмехнулась она.

Вереск свистнула и бесшумные тени показались из чащи леса
Темные, молчаливые, без лиц, с ног до головы одетые в шкуры, то ли люди, то ли звери – они воистину внушали ужас.

Первой мыслью Натаниэля было скинуть с крыши эту наглую рыжую девку и, приставив к ее горлу ее же собственный кинжал, потребовать этих тварей отступить. Но насколько они ценят жизни своих соплеменников? Рисковать не хотелось. Кроме того, стоило Нейту сдвинуться с места, как он открыл бы проем в карете, и лесные люди с легкостью могли перестрелять находившихся там девиц и Помпео.

Кровь мерно стекала по шее и терялась в жестких волосах на груди, но рыцарь словно окаменел, когда понял, что бой проигран, даже не успев начаться.

- Не нужно угроз. Мы сдаемся,- севшим голосом произнес он.- Даю слово, никто из нас не станет сопротивляться или препятствовать вам в ваших действиях. При условии, что вы не тронете женщин.

Вереск убрала кинжал, не без удовольствия снова оцарапав мужчину. Женщина повернулась к людям, подняла руку, на мгновение застыв в такой позе. Она напоминала горделивую античную статую. Богиню. Афину. Воительницу.

- Народ мой! - голос ее густой, словно липовый мед, огласил небо, - Народ мой! -повторила она, - Лесные - это народ, которому не понаслышке известно, что такое свобода! Вы обрели ее тернистым путем. Ценой страшных лишений и потерь. Вы теряли близких: мужей, братьев, дочерей, сыновей... И тогда вы даже не осмаливались подумать, что возмездие возможно. Но оно есть! Пришел его черед! Я призываю вас утолить свой гнев! Ради восстановления чести и памяти, тех кого нет с нами!

- СТОЙТЕ!

Помпео наконец удалось открыть дверь и выбраться с другой стороны кареты. Молодой человек вышел на середину дороги и вскинул руки в предупреждающем жесте.

-Non fare!*- прошипел Нейт, сжимая рукой свое окровавленное горло.

-Сalma , amico.**- коротко ответил итальянец и вновь обратился к лесным людям.- Перед тем, как я умру, я хочу знать, в чем виновен. Эта женщина,- он указал на застывшую Вереск,- говорит о возмездии. Но с кого вы собрались его требовать? С меня, чужестранца, впервые ступившего на английскую землю? С него, воина Христа, несколько лет пробывшего на Святой Земле, отбивая у неверных Гроб Господень? Или, быть может, с трех шлюх?

Но лесные внимали только своей воительнице. Было ясно, что подорвать авторитет их предводительницы и заставить дикарей усомниться в словах- это все равно, что попытаться сдвинуть гору с места. Слова Помпео, словно пыль, растворились в звенящем безмолвии. Вереск медленно повернулась к итальянцу. Коса, тяжелая и сверкающая на солнце, словно пламя, змеей лежала на ее груди. Ни дать ни взять - язычница. И именно в это мгновение Помпео осознал, что не видит в этих зеленых глазах жалости, сострадания или сомнения. А то, что он нашел в этом непреклонном взгляде заставило его вздрогнуть. Впервые женщина пробудила в нем не вожделение, а страх. Ибо чернота, плескавшаяся в самой глубине этих глаз, была безумием...

Вереск махнула рукой. Решительно и резко.

И итальянец успел заметить татуировку на внутренней стороне запястья. Правда разглядеть ему ее уже не удалось. То ли змея то ли птица, только и успел подумать он, когда толпа, беснующаяся и жаждущая крови, кинулась на него. Бросила его на землю, рванула, ударила. Боль удушливой волной накрыло его с головой. Краем лаза он увидел, как Натаниэля стащили с лошади. Женские крики огласили лес, но тут же были оборваны. Рыцарь не ведал, почему так внезапно, и лишь надеялся, что не кинжал стал этому причиной.

- Ты даешь им шанс погибнуть героями. - Рядом с Вереск внезапно возникла как будто скучающая Кора.- Что толку в их сме’гти? Мы и так убили семе’гых, оставь этим двоим их ничтожные жизни. Унижение они восп’гимут больнее, да и для нас это будет забавнее.

Итальянец мало заботил девушку, но Нейт, как-никак, жених ее лучшей подруги, поэтому спасти его нужно было любой ценой.

- А ты думаешь, на кой ляд мы притащили с собой ишака? - коварно усмехнулась женщина и добавила, - думаю самое время для лесной печати.

Унижение - самый яркий пример могущества. Когда Помпео открыл глаза, он с яростью, чуть не заставившей его обезуметь, это понял.
Это шайка была не просто жестокой бандой разбойников. Это была сила, которая рассчитывала каждый шаг с опытностью военного стратега.

Мужчины были избиты, но даже боль от синяков и ссадины, не могла затмить еще большей боли из-за поруганной чести дворянина и уязвленного достоинства.

Обнаженные, грязные, окровавленные, однако, дикарям показалось мало просто сорвать с них одежду. С каким-то извращенным удовольствием они связали их и усадили на ишака. Обоих. Привязав их спиной друг к другу.
Помпео, попытался пошевелиться. Мышцы пронзила боль. Тело заныло. Однако, итальянец, среди общего комка жгучих ран, опаляющих его, ощутил еще одну едкую, пронзающую боль. Он опустил взгляд на свою грудь, и его затрясло от гнева и ярости.
Клеймо, победоносно и мстительно, горело на нем.

*Не делай!
** Спокойно, дружище.
Off
Пост #24 написан 06.07.12 в 09:22
Запретов много, но человек – существо слабое и правила нарушать очень любит. Монахини, хоть и близки к Богу, но ничто человеческое им не чуждо.
Две немолодые женщины вошли в почивальню к больным, дабы убедиться в порядке и спокойствии своих подопечных. Все уже спали, но не Гисборн. Последнее время он много думал. А что еще делать больному? И вот уже вторую ночь его организм упорно не желал спать.
-Видела нашу гостью? – Поинтересовалась одна из женщин, задувая свечу.
-Да, - вторая говорила тише. – Очень красивая девушка, видать дворянка, - мечтательно, но с каплей зависти
Женщины тушили свечи, убирали посуду, заправляли опустевшие постели и за это время успели обсудить девушку с голову до ног. Гай поначалу не обращал внимания на болтовню монашек, однако какие-то детали заставили его прислушаться. Лежал он с закрытыми глазами и чем дольше женщины обсуждали гостью, тем ярче в его сознании становился образ сестренки. Гисборн распахнул глаза и выдохнул. Он спал? Приснилось? Голоса монахинь вернули его к реальности, помогая осознать, что вот уже около получаса речь идет об Изабелле.
Женщины, с интересом обсуждающие «очень красивую девушку», были большими любительницами посплетничать, а Гай уже не в первый раз слушал их рассказы. До сегодняшней ночи сестры обсуждали короля и последние события, разворачивающиеся вне мрачных стен монастыря.
«Придворные дамы и те сплетничают меньше вашего», - усмехаясь про себя, порой думал Гай, но на ус мотал.
Закончив с работой, женщины покинули госпиталь и вновь обрели вид невинных монашек. Гай остался один. Сестры не сказали ничего точного, но рыцарь был почти уверен, что в одной из соседних комнат находится его сестричка. Вот уже вторую ночь мужчина думал об уходе из монастыря и сегодня нашел еще один аргумент в пользу «побега». Ну, уйдет он и что дальше? Но и здесь ему ничего не светит. Прошел год, однако Мэриан по-прежнему холодна. А вне этих серых стен он, может быть, обретет хоть какой-то смысл к существованию. Определенно нужно уходить отсюда, иначе станет еще больнее. Черт! Уже было! Гисборн вздохнул и прикрыл глаза. А идти куда? Монашки говорили прошлой ночью, что Гуд собирает восстание, в конце концов, он опытный воин и ему нечего терять, да и выбора нет. Скитаться по лесам небезопасно, а снова искать поддержки Вейзи……
Рыцарь глянул в окно-мрак, и даже лунный свет не разбавлял эту темноту. Идеальная ночь. Остановившись на этом, Гай прикрыл на секунду глаза...
Утром Гисборн осознал, что уснул с вечера. Он поднялся с кровати, решив, что раннее утро тоже вполне подходит для побега. Убедившись в сохранности немногочисленных вещей, Гай вышел из спальни. Уже через 10 минут он находился в «любимом» Шервуде.
Off
Пост #25 написан 06.07.12 в 09:41
Добрался до Ноттингема Гисборн в удручающем состоянии: усталый,
пыльный и весь взмокший от поднявшейся температуры. Солнце озаряло небо яркими красками, заваливаясь за горизонт, когда гай появился на площади замка. Он осмотрелся, стараясь узнать тот замок, в котором когда то он
служил Вейзи. Воспоминания накрыли с головой, и рыцарь замер словно
вкопанный.
После разговора с Мэриан Робин решил немного подышать. Отправив
докладчиков пока погулять, он вышел на площадь замка. Да, немало людей
он спас от палача в свое время на этой площади. Образы как будто
оживали перед глазами: вот осужденных вводят на плаху, шериф читает
приговор, Гай стоит неподалеку... Стоп! Гай?! А он что здесь делает?
Из воспоминаний Гисборна вырвал силуэт Гуда. Он мотнул головой, раздумывая­
реальность это или же игра его подсознания. Окончательно убедившись,
что Робин реален рыцарь приосанился и, стараясь бодрее, зашагал к
нему.
Появление Гисборна немало удивило Робина, если не сказать шокировало.
Не выдав ни единой эмоции, разбойник направился к рыцарю.
- Что тебе здесь нужно? - сурово спросил он.
Гая не совсем устроил подобный прием, он рассчитывал, на что-то более
теплое. Решив быть столь же холодным, Гисборн чуть выпрямился.
- Слышал, ты готовишь восстание.
- Весьма наблюдательно. - Гуд скрестил руки на груди. - Тебе-то что здесь надо?
-Я подумал, ты не откажешься от опытного воина! - Гай умел себя преподнести, с этими словами он вскинул подбородок, смотря Гуду прямо в глаза
- Ты что, решил присоединиться к крестьянскому восстанию? - тут уж
разбойник не смог скрыть свое изумление.
-Я знал, что ты водишься с..кхем..беняками, но никогда бы не подумал,
что и себя назовешь крестьянином. - На тонких губах рыцаря появилась
ухмылка
- Ты сам сейчас вступаешь в их ряды. - Укол нисколько не задел Робина. - Почему я должен тебе верить?
-Давай на чистоту. Я не вступаю в ряды крестьян, я помогаю их
командованию, во-первых. А во-вторых, я предпочитаю воевать, чем
пресмыкаться перед этим "королем"…
- Ты странный, - протянул Робин. - Ты только что назвал предводителя
восстания крестьянином, а себя нет, хотя я тебя еще даже в рядовые не
принял...
-Назвал себя крестьянином ты сам, обобщив. В конце концов, все хорошо
понимают, что за человек Ричард, просто лишь крестьянам нечего терять.
И вообще я пришел не пререкаться! так тебе нужны мои услуги или нет?! -поинтересовался Гисборн, приподняв тонкую бровь
- Что ж, можешь остаться пока. Когда ты мне понадобишься, я тебя вызову.
- Что это значит? - Гай нахмурился.
- То, что я сказал. У меня сейчас другие дела. Когда я решу, что с
тобой делать, за тобой придут.
Отпустив Гая, Робин кивнул двум находившимся поблизости патрульным,
чтобы не сводили с того глаз.
Рыцарь нахмурился, чувствуя на себе взгляды патрульных, которые с
интересом рассматривали его. Он решил расслабиться и просто ждать.
Гай осмотрелся и, рухнув в тени дерева, оперся о ствол. Прикрыв глаза, Гисборн задремал, чувствуя как слабость разливается по всему телу.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #26 написан 06.07.12 в 22:09
- Джентельмены! Кольцо сужается! А...собственно кому это я... - Греймор обернулся на молчаливо скачущих позади четыре десятка кавалеристов, опытных наемников, которых старый соратник барона грек Григорий собирал весь этот год по Европе.
- Здесь только я, Берти... - отозвался грек.
- Какая же все-таки незадача, что Вэйзи захватил Локсли! - выплюнул Греймор. - Теперь придется держать в замке увеличенную охрану.
Казалось, что мысли Григория заняты несколько иными вещами.
Они въезжали в лес и грек озирался в разные стороны, реагируя на каждый треск, каждый шорох. Ему всюду мерещились тени, особенно в такое время суток - вторая половина дня, когда солнце уже садится, и его лучи, проникая через ветви деревьев, отбрасывают причудливые отсветы на стволы, составляя сложные узоры, в каждом из которых видится что-то живое, какая-то нечисть.
- Зачем мы едем в это проклятое место, Берти? - Григорий на всякий случай вынул из-за пазухи православный крест и сжал его в руке.
- Хочу повидаться с этим лесным народцем. Тебе кажется, что наша охрана недостаточно надежна.
- Кхм...
- А ведь ты сам ее набирал.
- Нет, нет... Это лучшие люди, каких можно найти от Кадиса до Киева, но... Я не знаю, с чем мы столкнемся. Пока я добирался в Ноттингем, мне рассказывали жуткие истории об оборотнях, дикарях, со стальными когтями, которыми руководит могущественная ведьма! За все время никого не удалось убить - нет ни одного трупа! Говорят, они проваливаются прямо в преисподнюю. И приходят оттуда, чтобы забрать невинные души христиан! Это кара Плантагенетам за насилие, учиненное над вверенной им державой! - последние два тезиса грек медленно процедил сквозь зубы, сделав рожу такую зловещую, какую наверняка корчил очередной сказочник, травивший ему эти байки в трактире.
- Ха-ха-ха! - звонко рассмеялся Роберт. - Нет, это не оборотни. Это люди, просто дикие. Если так интересны трупы, то могу сказать, что мы на днях почти поймали двоих, но один сорвался со стены, а второй...точнее вторая - продырявила себя ножиком и скончалась через несколько минут. Тела мы сожгли.

- Зачем? - поинтересовался грек.
- А я хочу чтобы эта легенда о нечисти с ведьмой жила. Когда купцы и феодалы охвачены страхом - они куда как сговорчивей. Если я скажу что это люди, они просто начнут поджигать леса. И плевать что к зиме вся дичь уйдет и крестьянам нечего будет есть. Англией руководят кретины, Григорий.

- Зачем же мы едем в самое пекло? - не унимался наемник.
- А я хочу заключить с ними альянс. Хотя это и не самые опытные воины, но они фанатично преданы своей...легенде, скажем так... соблюдают тайну. Именно потому уносят тела. Именно потому предпочитают покончить с собой, а не сдаться. Они знают цену своей тайне. Их надо использовать - натравить на Ричарда и караваны налогосборщиков. А пока они будут заняты, мы досконально их изучим. Такое соседство нам ни к чему. Я хочу узнать, кто их лидер - в нем вся тайна. Как только мы выволочем их вождя на свет божий, их шайка распадется как карточный домик.
Off
The Harpy
Пост #27 написан 07.07.12 в 21:34
И.о Робина и Lira

Прошлое преследовало Робина по пятам. Сначала – Мэриан, теперь вот – Гисборн. Не хватало ещё только Вэйзи с Изабеллой до кучи, и тогда можно считать, что старые добрые времена возвращаются. За вычетом того, что теперь Робин занимает замок, а Вэйзи служит королю.

- Робин… тут… это… ну вообще… ну ты не… - в уцелевшей после взрыва галерее бывшего разбойника догнал один из солдат, запыхавшийся и не способный связно изъясняться.

- Отдышись и говори, - без особого энтузиазма порекомендовал Робин.

Последовав совету командира, солдат перевел дыхание и выпалил:

- Вэйзи… занял… Локсли!
- Чтооооооо?! – Робина чуть не перекосило от такой новости. Вот, помянул на свою голову! – Как это – занял Локсли? А как же… - Робин замолчал, подумав о том, что Джону теперь несдобровать, конечно, если он не успел убежать.

- Говорю тебе, Робин, по утру ворвался в Локсли, и гарнизон расположил там свой!

- Черт… - Робин с досадой стукнул кулаком о стену. – Много у него людей?

- Не знаю, Робин, мне это мальчишка сбежавший сказал. У него глаза от страха были размером с плешь Вэйзи, куда уж ему было запомнить подробности. Если ему верить, так там вообще конец света.

- Ладно. Собирай отряд из пяти человек, надежных. Пойдем в разведку.

Через пол часа пятеро ополченцев ждали Робина у стен замка. Он безрадостно поприветствовал их и приказал выдвигаться.

Шервуд давно перестал быть родным и безопасным для Робина, с тех пор, как его населили таинственные лесные люди, от которых и ополченцам доставалось. Робин подумал о том, что надо было бы попытаться разузнать о них больше, особенно после рассказа Камиллы, но не успел сделать и двух шагов с этой мыслью, как один из его спутников остановился, поднял руку и поднес палец к губам. За кустом хрустнула ветка.

Чертополох был в дозоре. Он и вверенные ему люди зорко следили за дорогой. Когда показались первые путники, парень замер, прислушался, и хотел уже было издать условный сигнал, но взгляд его упал на светловолосого мужчину.
- Кажется, в этот раз придется обойтись без ишака, - усмехнулся он. Его напарник, здоровый краснощеки детина, с медвежьей шкурой на спине, беззвучно рассмеялся.
Лесной хотел для пущего эффекта изобразить коронный номер Вереск, сбить с макушки путника прядь волос, но ...одумался. Все же в стрельбе из лука он уступал этой рыжей бестии.Эта женщина была лучшей лучницей в Англии. Даже Робин, тот самый светловолосый парень, который в эту самую минуту шагал по лесной дороге, уступал ей в этом искусстве. Он был в этом уверен.
Но Чертополох тоже обладал своим даром. Он двигался и передвигался бесшумно, словно тень или призрак. Едва Робин и его спутники отошли от того места. где он укрывался,парень тенью вырос вырос за их спиной.
Тетива натянулась. Стрела взмыла вверх. К ногам Робина упала куропатка.
- Угощайся! - отрапортовал лесной.

Робин резко обернулся, вытаскивая меч. Хотя махать этим куском металла против стрелы – это все равно, что уговаривать козла не есть капусту, лежащую прямо перед ним.

- Спасибо за угощение, - ухмыльнулся он парню, добродушно улыбающемуся во весь рот. – Шервуд нынче стал трактиром, тут подают, и даже то, чего не заказывал? – Вопрос, а не лесные люди это часом, отпал сам собой, как только Робин увидел одежду стоящего перед ним молодца. Не каждый день встретишь в лесу мужика с головой волка наподобие шлема на макушке.

- Что привело тебя..в родные пенаты, - добродушно спросил Чертополох, - Робин из Локсли!
В голосе хоть и слушалось добродушие, но мужчина был на натянут как тетива его лука. Гуд хоть и любимец народа, но доверие вещь хрупкая.

- Да вот, решил прогуляться. Дедушку Вэйзи проведать. В родных пенатах. В Локсли, - скрывать цель визита в Шервуд не было смысла. – Может, проводишь меня к нему? Не ему ли служат лесные люди?

- Непременно прогуляться бы с тобой. Да боюсь не сдержусь замочу старикашку. А я обещал подарить его жизнь любимой на день Ангела. Хотя - парень почесал затылок, волчья голова сленга накренилась, - Хотя..она мне этого не простит. Сама хочет замочить засранца.

- Вы еще колобка вспомните, - едко пробасил верзила и закатил глаза. Затем так же ворчливо добавил, - Как сказал великой поэт Вергилий "Не слишком

доверяйся внешнему виду." Надеюсь вы не принесли с собой троянского коня Робин из бывшего Лоскли?

- Однако, - почесал затылок Робин. - Да вы точно нечисть, епископ Кентерберрийский вас бы в ереси обвинил незамедлительно. И откуда же такие образованные... особи в лесу? Может, ты ещё и писать умеешь? - ухмыльнулся он.

- И вышивать крестиком, - здоровяк расхохотался и с шлепнул Чертполоха по плечу, - бери Робина в охапку и двинули. Да, и про молодцев его не забудь.

Выражение лица Робина красноречиво свидетельствовало, что в охапку его лучше не брать. Да и ладонь все ещё сжимала меч. Однако препираться Робин не стал, потому что наконец-то представилась возможность попасть к лесным людям. Да и застрелить из лука могли легко и непринужденно.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #28 написан 09.07.12 в 21:06
Писано с Лесным народом

Лесные, были верны себе, и появились неожиданно. Хотя слово "появились" не оправдывало себя. Ибо сейчас они и, правда, были всего лишь неуловимыми тенями, умело скрывающимися в своем царстве. Стрела, ловко выпущенная из лука, прошелестела за спиной Роберта и вонзилась в ствол дерева. Герб Грейморов на плаще мужчины оказался подрезан, разорвав голову волка пополам. Жест, без сомнения, был намеренным.
- Надо же, какое гостеприимство! - ухмыльнулся барон.
Скакавшие за ним воины тотчас как по сигналу перестроили своих коней мордами к обочинам дороги и подняли щиты, обнажили оружие.
- Выйдете на свет! - почти скомандовал он. - Я хочу говорить с вами.
Еще одна стрела просвистела в воздухе. Правда, уже с противоположной
стороны. Стрела пролетела над рогатым шлемом барона и вонзилась в ствол дерева Видимо, это означало
твердое нет. Противник не хотел показываться. После тревожно ожидания в щит одного из воинов ударилась стрела. И снова все затихло. Солдат вытащил ее и только увидел, что к ней прилагается послание. Оно было незамедлительно доставлено Греймору.
Развернув пергамент, барон прочел следующее:
"Мы, Лесные, свободный народ народ Англии, борцы с узурпаторам своей Родины, Сила, несущая возмездие и справедливость, гласим: Хлеб не ходит за брюхом. За сим Лесные назначают аудиенцию, ибо лес территория лесного народа. И никто не вправе диктовать нам условия. Лорд Греймор должен явиться в пещеры Шервуда, один или в сопровождении не более трех охранников, где, если он хочет быть услышан, он будет услышан. Мы клянемся сохранить ему жизнь. Матриарх".

- Аудиенция будет проходить в открытом месте. Здесь. И со мной будет столько охраны, сколько мне нужно, в противном случае я вышлю тела ваших друзей королю и он, поняв что вы простые дикари, пошлет своих солдат чтобы выжечь лес! - прокричал барон. - Итак...
Ответом ему стало гробовое молчание.
- Ну что ж... В таком случае ждите гостей с факелами! Или тайного советника Вэйзи. - барон развернул коня и проехал сквозь строй. - Хотя у вас еще есть шанс прислать ко мне своего человека. Но если его намерения будут враждебны - он кончит так же, как ваши прошлые визитеры. Поехали парни.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #29 написан 10.07.12 в 18:13
Люси бежала так, как не бегала еще никогда в жизни. Бежала пока в боку не закололо и во рту не появился привкус крови, пока беззвучно рыдая, она не рухнула в траву. Солдаты. Опять солдаты. Такие же, какие однажды забрали ее папу и старшего брата. С тех пор все пошло наперекосяк. И вот, только жизнь начала налаживаться, как они вернулись снова, что бы забрать Джона и Элис. Люси было так стыдно, что она бросила свою новую семью. Но она ничего не могла с собой поделать. Она даже толком не помнила, как вообще сумела удрать от солдат и как оказалась возле стен Ноттингема...

Утка, возмущенно крякая и неуклюже ковыляя на коротких лапах, выбежала через городские ворота. За ней, под громогласный хохот патрульных выскочил Мач. Вообще-то птица давно должна была мирно вариться в котле, но негодяйка укусила повара за палец и удрала. Мач же, не желая мириться с таким ходом событий, погнался за ней. Пол дня он провел сегодня в поисках подходящей еды и не собирался ложиться спать голодным. В погоне за своим предполагаемым ужином, он выскочил за ворота и завернул за угол. Но тут его взору предстало такое зрелище, что он мигом забыл и про утку и про ужин. В таве лежала маленькая девочка, которая сначала показалась Мачу мертвой. Она оказалась приемной дочерью Маленького Джона, и, к счастью, живой, только безумно напуганой. Мач, обняв девчушку за плечи, поднял ее с земли.
- Что случилось, Люси?
- У-у-жас.... - только и смогла ответить девочка, горестно в схлипывая.
Больше Мач ничего не смог от нее добиться. Не желая мучать перепуганого ребенка, он отвел девочку к патрульным, от которых узнал, что в Локсли действительно случилось что-то страшное.

- Вейзи вернулся, решил захватить Локсли... - сказал один из дозорных.
- Да, - подтвердил второй - Лысый черт, видать хочет вернуть свои налоги. Но ничего, как пришел, так и уйдет. Робин только что туда в разведку отправился. Ты что не знал?
- Конечно... знал. Все я знал. - буркнул Мач. Робин не так уж и часто посвящал его в свои планы. Но тем не менее, каждый раз это было довольно неприятно и обидно. Но Мач не мог бросить своего друга. Стоит его оставить хоть не на долго, как он тут же попадает в какую-нибудь неприятную историю. Если Робин и вправду ушел только что, то он еще успеет его догнать. И он даже не будет врозмущатся, что Робин ему ничего не сказал... ну разве что только чуть-чуть, что б не повадно было... с этими мыслями, Мач направился в сторону Локсли.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #30 написан 16.07.12 в 18:27
Совместно с Флимми ХD

- Куда мы едем?

- Спроси осла.

- Очень остроумно, Нейт. Ты сегодня просто блещешь мозгами!

- Вставить бы тебе твою лютню в…

- Лучше той рыжей стерве.

- Там бы я использовал уже другой инструмент…

- Эта дрянь едва не перерезала тебе горло, обокрала, унизила, как только можно, а у тебя все об одном мысли. Это уже становиться ненормальным, не считаешь? Нейт? Эй!

Натаниэль слышал, как где-то далеко его зовет друг, что-то говорит или спрашивает, но отвечать у рыцаря уже не было сил. К порезанному горлу, благодаря лесным людям, кроме множества синяков прибавились разбитый затылок и рассеченное бедро- раны в целом несерьезные, но адски больные. И, кроме того, если этот чертов ишак будет и дальше останавливаться у каждого куста и жрать листочки, Нейт скончается от потери крови.

Снова где-то вдалеке раздался встревоженный крик Помпео, а в следующее мгновенье веревки резко ослабли, и Натаниэль почувствовал, как летит на землю. Прежде, чем потерять сознание, рыцарь успел увидеть, как над ним нависла тень с зажатым в руке ножом.

Лесные люди безумно заинтриговали Мартина. Тем более, что он с ними толком даже не поговорил. Вечером он заснул в пещере, а наутро его растолкали патрульные у ворот Ноттингема. Как он туда попал, Мартин не помнил совершенно. А о лесных людях тем временем ходили самые разные байки: то они кровожадные разбойники, то колдуны, то разгневанные духи леса, то оборотни. Мартин же видел обычных молодых людей, отзывчивых и веселых. Что заставило их уйти в лес? Какие такие тайны они столь ревниво оберегают? Мартин буквально сгорал от любопытства. В итоге он не выдержал, и, отпросившись у начальницы, вернулся в лес. Где он будет искать лесных людей и что им скажет при встрече, Гаррет пока не знал. Он как раз обдумывал это, когда услышал крик. Первым, что Мартин увидел, был ослик, мирно ощипывающий нижние ветви дерева. К спине животного был привязан обнаженный и избитый мужчина. Он-то как раз и кричал. Неподалеку на земле лежал другой мужчина, а над ним склонился некто с ножом и, как Мартину показалось, с не самыми благими намерениями. Не успев сообразить, что вытворяет, парень бросился на "нападающего" выбил из его рук нож, повалил на землю, сорвал с него маску и... потерял дар речи, узнав в "нападавшем" Кору.

- Я же помочь пытаюсь!- прошипела она, морщась от боли. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, кто перед ней. – Ма-а-артин?! Ты… я… Слезь с меня немедленно и отдай маску!
Бледные щеки Коры мигом стали пунцовыми.

Надо сказать, Мартину было жутко неприятно снова видеть Кору. Она почему-то напоминала ему все его проколы и неудачи. Но она, судя по ее виду, присоединилась к лесным, и кажется не так уж сильно расстроена их встречей. Так почему бы этим не воспользоваться? К тому же раненым нужна его помощь. Подав Коре руку, он помог ей встать. Затем, склонившись над раненым, который тоже показался ему знакомым, сказал девушке:

- Ну конечно, помочь! Ага, обязательно! Быстро помереть ты ему помочь хотела. И с каких это пор ты научилась краснеть? Или может ты его не убить хотела... - юноша ехидно заулыбался - а что-то другое сделать. Понимаю, после монастыря тебе тяжко. Но могла бы и меня позвать. Зачем же к раненым-то приставать.

Возмущенная Кора залепила Мартину пощечину, но потом усмехнулась:
- Ты, я гляжу, соскучился по мне, а?

Девушка надела обратно маску, подобрала нож и перерезала веревки, стягивающие Помпео. Хлопающий глазами итальянец молча скатился на землю рядом с бесчувственным Нейтом.

Мартин уже не обращал внимания на девушку. Он только потер щеку и продолжил забинтовывать раны несчастного.
- Кто это вас так, ребята? - спросил он, обращаясь к Помпео - С тобой-то, надеюсь все более-менее? - Потом, как будто опомнившись, добавил - Да, Кора, просто безумно соскучился... Чуть не помер... К чему такие вопросы?

- Извините, что прерываю вас, - Помпео, наконец, решил, что пора брать ситуацию под свой контроль, - я не вполне понимаю, что происходит… На нас напали… Вот она и ее друзья! Нам следует схватить эту девку и сдать ее властям!

Итальянец гордо выпрямился, но тотчас получил ногой в живот и полетел обратно на зеленую травку.
- Я вам, идиотам, жизнь спасла,- сплюнула Кора. – Но могу и пе’гедумать, так что следи за языком, чужеземец. И больше не показывайся в лесу, вот мой совет. А ты, Мартин, позаботься о Нейте, мы же должны, в конце-то концов, выдать замуж нашу милую Натали.

С этими словами девушка засунула за пояс клинок и быстро скрылась обратно в лесу.
- Это… это… Возмутительно! – выдохнул итальянец, держась за живот и повторно пытаясь подняться с земли.- Ты ведь ее знаешь?.. Почему ты ничего не сделал?!

- Эй, дурында! Приходи сюда сегодня в полночь, разговор есть! - крикнул Мартин девушке вдогонку, надеясь, что она его услышала и, состроив самое невинное выражение лица продолжил, обращаясь к Помпео - Я ее знаю? Да ну, с чего ты взял? И про властей ты это хорошо пошутил. Видишь ли, милый друг, наш Ноттингемшир восстал против короля. Так что с точки зрения властей, мы все тут должны болтаться в петле, в том числе и вы, ребята. Что вы сюда приперлись? Никак Робину Гуду помогать?

- Во-первых, я тебе не милый друг, крестьянин. Я- Помпео Локонте, старший сын и наследник графа Микеланджело Локонте, а мой дядя состоит при дворе самого короля Танкреда. Так что соблюдай субординацию и знай свое место. - Помпео пощупал свой распухший нос, утер листиком сбегающую капельку крови и продолжил: - Единственное, что от тебя требуется, крестьянин, это помочь мне и этому храброму рыцарю. Мы бы заплатили, но твоя очаровательная подруга и ей подобные украли у нас все имущество.

Мартин стоящий до того на коленях перед раненым, встал и склонился в шутливом реверансе.
- Ах, извините ваше высокоблагородие. Я сразу не догадался. Просто графов обычно не бьют девчонки и не сажают голыми на ишаков. И, кажется, моя очаровательная подруга вышибла вам то, что заменяет графам мозги. Попросите вашего Танкреда, заказать вам новые. А то вы совсем позабыли, что вы сейчас не в своей фуфляндии, а в Англии. И я бы не советовал вам здесь тыкать каждому встречному в нос своим происхождением. Народ тут наивный. Еще решат, что по большому вы ходите исключительно алмазами, и вспорют ваше благородное брюхо. Жаль будет, что разочаруются. А теперь я нижайше прошу вас, господин граф, помочь взгромоздить этого храброго война на ишака. Отвезем его в больницу.

Гаррет говорил быстро, и Помпео не смог уловить все дословно, но сарказм сказанного понял и сначала даже растерялся от подобной наглости, но впитанные с молоком матери дворянские замашки быстро взяли вверх:
- Высечь это мужичье немедля! – заорал юный граф, тыча своим тонким пальцем в сторону Мартина, которому едва удавалось сдерживать смех. Помпео в ярости огляделся и вспомнил, что слуг у него перестреляли, как зайцев, сам он голый, у ног валяется умирающий Нейт, а папа далеко- не пожаловаться…
Вздохнув, итальянец нагнулся к Натаниэлю, взял его за одну руку, Мартин – за другую и вместе им удалось оторвать рыцаря от земли и даже кое-как усадить обратно на злосчастного осла. Поскольку Нейт до сих пор пребывал в бессознательном состоянии, Помпео пришлось идти рядом и держать друга за плечи, чтобы тот заново не полетел рыть носом землю.
Стараясь не думать о том, как вся эта процессия выглядит со стороны, граф уныло зашагал следом за Гарретом.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #31 написан 23.07.12 в 22:14
Совместно с Флимми

- Не наш день,- пробормотал Нейт, когда ему на нос плюхнулась большая дождевая капля.
Они с Помпео едва успели выехать из города, как солнце скрылось, и вроде бы ясное небо внезапно заволокло тяжелыми грозовыми тучами.
- Пришпорь коня!- велел рыцарь, пытаясь поудобнее пристроиться на крупу гнедого скакуна. Конечно впереди, в седле, сидел сам Помпео. Коня, как и одежду, мужчинам удалось раздобыть у старого знакомого- синьора Моретти. Итальянский купец спешно покидал Ноттингемшир, отбывая на родину, поэтому согласился оставить кое-какие вещи молодым людям и по прибытии передать письмо отцу Помпео.
- Ты еще не в том состоянии, чтобы мчаться галопом, кроме того, мы все равно не успеем в твой Нетлстоун до бури,- отмахнулся молодой граф.- У меня появилась идея получше.
Помпео развернул лошадь и свернул с главной дороги. Потому, как уверенно он ехал, Нейт смекнул, что «идея» друга посетила уже давно, вот только куда она его направила?
- Дом Метценгерштейна,- изумленно изрек Натаниэль, завидев мощные стены.- Помпео, тебе мало приключений на сегодня?
- Просто доверься мне,- ответил итальянец и, спрыгнув на землю, забарабанил в кулаком в ворота.

Через несколько секунд сверху от ворот, в небольшой нависающей галерее из дерева, сооруженной над воротами, открылось окошко и в него высунулся блестящий шлем.
- Вы кто такие? Я вас не звал! Идите на***!
- Звал? – поперхнулся Помпео.- Еще бы ты нас звал! Я граф Помпео Локонте- сын и наследник графа Микеланджело Локонте, будет тебе известно! Так что пошевеливайся, открывай ворота и проводи нас к своему господину!
- Помпео, скромнее,- процедил сквозь зубы Нейт, неуклюже слезая с коня- раненое бедро еще не думало заживать.
- Вы кажется не понимаете, в какой дом вы постучались! - рассмеялся сверху воин.
Затем окошко закрылось, но через притворенную ставню и шум дождя, все равно были слышны голоса.
- Доложи барону.
- Да он верно спит. Будет недоволен.
Прошло около полуминуты, и, наконец, с ворот с той стороны, кажется стали снимать засовы. Наконец створки отворились и гостей впустили в небольшой внутренний дворик.
- Вы не вовремя - у сэра Роберта режим и он сейчас спит, так что не рассчитывайте на теплый прием. Сколько вас?
- Сэр Роберт? – переспросил Натаниэль. – Разве это не дом Годри Метценгерштейна?
- Насколько я успел узнать, он скончался, - на итальянском ответил ему Помпео.- Греймор тот, кто нам нужен.
- Но…
- Милейший,- обратился к стражнику молодой граф, вновь перейдя на английский,- Нас двое и мы имеем неотложное дело к сэру Греймору. Так и передай и поживее. В любом случае, оказанный им прием не будет холоднее этого дождя.
- А сэр Годфри скорчался зимой, в январе. - уточнил охранник - он не понимал по-итальянски.
Коней гостей отвели в стойло, а самих их провели в большую приемную залу на втором этаже, находяшемся на небольшом возвышении, поэтому первый этаж был скорее полуподвальный. Слуга начал затапливать камин, когда в залу вошел Роберт, запахивая на ходу халат, накинутый на голое тело.
- Чем обязан ночному визиту? Кто вы? - с ходу задал он вопросы и успевшись в кресло, предложил сесть и гостям за стол. - Амбуаз, прикажи подать телятину с грибами, что мы ели на ужин. И вина. Белого.
Итальянец легко, но учтиво склонил голову в знак уважения и приветствия равного себе и громко произнес:
- Я - Помпео Локонте. Полагаю, мое имя ничего не говорит вам, но уверяю, в кругах сицилийского короля она широко известно и пользуется большим…
- Сэр Роберт Гремор, прошу простить нас за столь дерзкий визит, - перебил друга Нейт, в свою очередь отвешивая поклон- чуть более глубокий.- Мое имя Натаниэль Блэк. Мы бы не посмели тревожить ваш сон, но поистине важные события заставили нас это сделать.
- Мы подверглись нападению лесных тварей, -вставил Помпео, вновь беря переговоры вместе с кубков вина в свои руки.- Тени- кажется так вы их зовете? И нам нужна ваша помощь, сэр.
Греймора и правда мало интересовали сицилийские дворяне. Конечно, он сам был норманн, но Сицилия была для него местом, куда ему еще не довелось добраться, а места, где он не был интересовали его постольку-поскольку: в силу возможности извлечь оттуда какую-то прибыль. Поэтому сперва его лицо не выражало хоть какого-то интереса. Однако, когда речь зашла о Тенях, он даже приподнялся в стуле и наклонился вперед.
- Какого рода помощь вам нужна? Вы ранены?
Слуги начали приносить посуду, вместе с тем в залу потихоньку просочился светловолосый юноша и уселся возле камина, не произнося ни слова.
- Благодарю, с ранами мы справились сами. Я прошу вас помочь с местью, - итальянец наклонил голову и сузил глаза, пытаясь разгадать подлинные эмоции Греймора.- У вас есть сила, у нас – кое-какая информация. В конечном итоге, эти твари опасны для всех, нет?
- Ох ты, как интересно! - барон закинул ногу на ногу. - И что же у вас за информация? Вы у меня в гостях и пытаетесь заниматься торгом?
- Простите, сэр Греймор, мой друг неверно высказался, - поторопился вмешаться Нейт.- Мы не торгуемся, мы пытаемся найти путь для устранения общей угрозы.
- Но если вам не интересно, мы уйдем,- задрал нос молодой граф.- Но когда они и вас заклеймят, словно скотину,- Помпео оттянул ворот рубахи, обнажая грудь и еще багровый ожог,- то вы вспомните нас.
- Уйдете? Ну, я так не думаю... - проговорил барон. - Ваш товарищ обладает куда более хорошими манерами чем я, а я - чем вы! - Роберт указал пальцем на Помпео.
Слуги поставили на стол аппетитно дымящееся блюдо с телятиной, зажаренной с пряными травами и грибами.
- Не днях мы убили двоих из них, так что, полагаю, найти способ с ними разделаться не составит особого труда - надо только поискать. Какие у вас есть предложения?
- Пока вы будете искать- неизвестно сколько еще народу погибнет или будет ограблено, -фыркнул итальянец, жестом делая знак слуге, чтоб подлил еще вина.- Недурной вкус, весьма. Хотя я предпочитаю красное…
Помпео с наслаждением сделал еще пару глотков напитка и продолжил:
- Удивительно, но одна из лесных помогла нам. Молодая девушка. Сегодня в полночь ей назначил встречу лекарь, который занимался нашими ранами. Я слышал все собственными ушами, сэр Греймор. Свидание. На дороге, что ведет из леса. – Тут он резко подался вперед, едва не вылив остатки вина на барона.- Это шанс! Девчонка приведет нас к остальным. Вауля! И никаких больше поисков.
- Горячая итальянская кровь, сэр, - извинительно улыбнулся за Помпео Натаниэль - обстановка и так была довольно напряженная. – Но мой друг говорит правду. Вы позволите нам присесть?
- Конечно... Вы сообщаете интересные сведения... Но откуда мне знать, что вы не пытаетесь дать мне ложную информацию... Хмммм? - он приставил два пальца, указательный и средний к виску, и начал подушечками делать вращательные движения - жест, который обычно делал Метценгерштейн, когда размышлял. Мистическим образом эта черта начала передаваться барону. - У нас совсем мало времени...Но я не хотел бы заниматься слежкой - это не очень эффективно. Мы захватим ее.
- Я знал, что могу на вас рассчитывать, сэр Греймор,- довольно кивнул граф.- Обещаю, в долгу мы не останемся, я охотно заплачу вам за ваши труды. Я знаю точное место встречи, поэтому могу повести отряд.
При этих словах Натаниэль внезапно напрягся. Было видно невооруженным глазом, что Помпео просто трясло от ярости и жажды мести, черт знает, что он наворотит там в лесу. Но сам Натти из-за своей раны принять участие в «охоте» и приглядеть за чрезмерно импульсивным другом не мог.
Рыцарь обеспокоенно взглянул на барона, ожидая окончательного решения.
- Встреча будет в городе? - поинтересовался барон. - Или хотя бы на открытом месте?
- Около леса. Если поторопимся, можно устроить засаду.
- Ладно, собираемся. Я поеду с вами.
Барон встал и отправился в свои покои, бросив напоследок.
- Через четверть часа внизу.
Мальчишка шмыгнул вслед за ним.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #32 написан 23.07.12 в 23:26
Совместно с Шерифом

Весь день Джон сегодня пробовал себя в роли сборщика налогов. Получалось из рук вон плохо. Ну не мог он отнимать у крестьян последнее… и не последнее тоже. Да и в Локсли все соседи уже смотрели на него, как на врага. Джону совсем не нравилась его новая работа. В конце концов, он оставил все и уселся на скамейку возле своего дома, думая, что ему теперь делать. От размышлений его бесцеремонно отвлек солдат, пнув его сапогом и рявкнув:
- А ну вставай разбойник, тебя Вейзи хочет видеть!
Джона приволокли в хозяйский дом и провели в комнату, ранее служившей столовой, но теперь там находился штаб Вэйзи. На обеденном столе были в беспорядке разбросаны бумаги, донесения и карты. Тайный советник Вэйзи склонился над ними, наморщив и без того похожий на стиральную доску, лоб, уперев кулаки в стол. Когда Джона втолкнули в помещение, он, не отвлекаясь от карт, проговорил.
- Сбор налогов и ополчения проходит крайне вяло. С такими темпами Ричард не отправится во Францию даже к зиме. Ты что, Литтл, не желаешь победы нашему королю? Или быть может ты полагаешь, что Его Величество поступает неправильно, отправляясь урезонить франзцузского тирана? - он начал медленно прохаживаться по комнате. - Наш доблестный король жертвовал собой в Святой Земле, дабы избавить местный свободолюбивый народ от тирании мусульман и принести им истинную веру! Вы и тогда саботировали его деятельность, когда я, не жалея сил, собирал для него средства и людей, вы же мешали! Как ты можешь объяснить свое бездействие, Литтл?
Джон внимательно смотрел на Вейзи, не особо стараясь понять его мысль. Когда бывший шериф наконец закончил свои разглагольствования, Джон сказал:
- Весна: почти все запасы на исходе. Это и все, что осталось у крестьян. Как я могу взять, то чего у них нет?
- Видишь ли, мой кустистый бородатый друг, передо мной Ричард поставил такую же задачу. Лоуренс! Что с нами сделает Ричард, если мы не принесем ему денег и не приведем людей? - поинтересовался бывший шериф у стражника.
- Соизволит...ну это...в попу короче...
- Именно, мой тупой солдафон. А потом он приедет сам. Вот и думай, Кудлатый Литтл, что лучше - если деньги мы сейчас соберем с тобой, или если это сделает Ричард, которому наплевать на Англию. Он сделает тут пепелище!
Вэйзи сел и потер глаза.
- Вот что, деньги я соберу сам. У тебя явно не хватает для этого таланта... Но у нас есть еще вторая задача - разделаться с сепаратистами. То есть с Гудом и Лесными Тенями. Вот что, отправляйся в Ноттингем, лучше в одиночестве, и убей Робина Гуда. Он примет тебя с распростертыми объятиями. О! Как ты изменился в лице! - тайный советник всплеснул руками.
- Вы что, сдурели?! Я не буду убивать Гуда! – возмутился Джон, сжимая кулаки.
- Либо твоя семья, либо Гуд. - невозмутимо пробормотал тайный советник. - Но не волнуйся, тебя не сочтут предателем.
Он достал из кармана маленькую мензурку.
- Этот яд сулит ему практически безболезненную и быструю смерть через несколько часов. Он почувствует сонливость, приляжет и умрет. Ты сделаешь это, Джон. Или за отказ ты поплатишься жизнью сына. А чтобы не взбрыкнул - жену я оставлю до следующего твоего выпада. - Вэйзи мерзко улыбнулся. - А Робина так или иначе убьет кто-то другой.

При упоминании жены и сына, вся агрессия Джона неожиданно куда-то пропала. Он осторожно принял мензурку из рук Вейзи и выдавил:
- Хорошо. Я постараюсь. Только не трогайте Джона и Элис.
- Ну вот и славно! - Вэйзи похлопал Джона по плечу. - Держи.
Он сунул ему в руку яд.
- У тебя три дня.
Off
The Harpy
Пост #33 написан 26.07.12 в 13:06
Полумрак. Хорошо… Если бы ещё эти проклятые птицы заткнулись!

Словно услышав его мысли, перекликивающиеся пернатые вдруг затихли, и тишину нарушал только шелест листьев по ветру. Уж ветер ему точно не унять, ну и пусть. Так даже можно уснуть после ночной вылазки. Ведь сегодня была как раз ТА ночь. С наслаждением потянувшись, он расслабился и позволил приятной усталости растечься по натруженным мышцам. Шутка ли – добраться до самого Йорка, устроить там охоту и в эту же ночь вернуться обратно! В Ноттингеме не стоило возобновлять свои маленькие развлечения, дабы жители не начали охоту уже на него. Нет, ему нельзя привлекать внимание, ведь у него столько незавершенных дел!

Биньямин закрыл глаза и восстановил нормальный ритм дыхания. В сознании обрывками проносились воспоминания – как он вылез из-под обломков замка, как отполз в лес, долго лежал в овраге и думал, что медленно и мучительно идет навстречу смерти, как его подобрали странные люди, именующие себя «лесными», и как он примкнул к ним. О, нет, не в их никому не нужной борьбе, у Биньямина были свои, тщательно скрываемые цели. Покуда эти оборванцы понятия не имели, кого приютили, оборотень вынашивал план мести. Всем. И шерифу, и Гуду, и, конечно же, Греймору. О, с последним у него особенные счеты! Камилла… При мысли о ней Биньямина скрутило от судороги. Как она могла! Предать его, Биньямина, после всех этих слов о любви, насквозь лживых и ядовитых, как сок зверобоя для простого смертного! Вернуться к этому напыщенному глупцу, созидающему маленькую империю для себя, быть его слепым и безмолвным орудием! Ну, ничего, он раскроет ей глаза, хочет она этого или нет. Он заставит её понять, где её место, и с кем она должна идти рука об руку. С ним, с Биньямином, а не с проклятым бароном, как недавно, на пирушке, которую Греймор устроил для своих прихлебателей. О, да, Биньямин был там, он следил за всем происходящим своим зорким взглядом, ведь тогда тоже была ТА ночь, и он учуял запах Камиллы ещё до её появления в свете факелом, под руку с бароном, такой чистый и невинный. Но стоило ей выйти на свет, и тут же её фигуру окутали язычки тлетворного, вонючего дыма, от которого у Биньямина заслезилось в глазах. Он протер их, и смотрел на неё, еле сдерживая желание смести на своем пути всех недолугих солдат барона, убить его самого и забрать её оттуда. Нет, этого делать нельзя, сказал себе тогда Биньямин, это слишком просто, а они должны заплатить сполна. Все. Нужно подождать, обдумать все как следует, и устроить свой триумф так, чтобы через страдания Камилла очистилась, и ничто не мешало бы ей понять, в чем её предназначение.

Кровь, черная и кипучая, бурлила в теле Биньямина ещё несколько дней, и он отправился в Йорк, чтобы поразмяться, выпустить пар, иначе рисковал сорваться здесь, в Ноттингеме. Теперь ему полегчало, однако мысли о сладкой мести и о том, что скоро с ним рядом будет та, мечты о которой помогли ему не исдохнуть после взрыва замка, не давали уснуть. Скоро. Очень скоро. Нужно лишь подождать. Обдумать. И как по долговой книге дяди Хаима. Разыграть все четко. До последнего штришка.

Веки Биньямина отяжелели, и, мысленно сжимая ладонь на шее барона, он уснул в своей землянке, на самом краю лагеря лесных людей.
Off
The Harpy
Пост #34 написан 26.07.12 в 20:42
Совместный пост с Маргарет

В ворота монастыря въехала девушка на старом, но крепком коне. Ее наряд вряд ли можно было бы упрекнуть в нескромности или же старомодности: обтягивающее стан платье с широкими рукавами было скрыто под просторным плащом, капюшон плотно натянут до самого носа, длинный ремень с привязанным к нему кошелем, оканчивался металлическими бусинами. Единственное, что отличало платье наездницы от традиционного наряда – неглубокие вырезы по бокам подола, из-под которых виднелись высокие сапоги из мятой кожи.

Девушка резво спрыгнула с лошади и двинулась в сторону келий, где намеревалась застать настоятельницу. Но путь незнакомке перерезала плотная женщина в монашеском одеянии.

- Кого я вижу! Давно вы не посещали нас, сестра. Что же привело вас в нашу скромную обитель?
Девица слегка отогнула капюшон, так что стали видны ее глаза, холодные и спокойные.
- Доброго дня, сестра Катерина! – Эта женщина считалась одной из помощниц настоятельницы. – Мне нужно увидеть настоятельницу, я желаю говорить только с ней.
Монахиня приблизилась и свирепо посмотрела на прибывшую.

- Вот что, дорогая сестра, я не знаю, как тебя сюда пустили. Тебя, блудницу, сошедшуюся с темными силами…
- Я настаиваю на том, чтобы говорить с настоятельницей, - и глазом не моргнув, сообщила девушка.
- Тебя никогда больше не пустят к ней, я об этом позабочусь.
- Хорошо. Тогда передайте, сестра, что приезжала Натали, чтобы обсудить дела нашего общего друга.

Ненси кивнула головой и пошла вдоль двора. Она была почти уверена, что услышала вслед: «Шлюха».

"Как занимательно. А обитель сия не так уж тиха", - подумала Изабелла, скрывающаяся за колонной. Пока матерь-настоятельница не изволила её принимать - вновь прибывшая девица не была исключением, Изабелла тоже почувствовала на себе всю холодность не только этих стен, но и нрава их хозяйки, помощница шерифа совершила вылазку во двор с целью что-то разузнать. И ба, чуть ли не сразу какие-то тайны. "Дела нашего общего друга". Очень любопытно, какие такие друзья мужского пола есть у настоятельницы, заявляющей, что лишь женщина переступит порог этого дома божьего. "Надо же", - повела она бровью, когда в спину девушки полетел плевок "шлюха". Как пить дать, порядочная девица, раз так обзывают.

Изабелла с самого утра искала способ известить шерифа, что застряла в этом чертовом каменном мешке, однако у неё есть некоторые мысли, и для этого требовалась помощь Вэйзи. А тут возможность предоставилась сама по себе.

- Не слишком вас тут жалуют, да? - тихо спросила она, дотронувшись до руки девушки, когда та остановилась в поисках чего-то в своем кошеле. - Впрочем, это скорее характеризует вас как человека разумного, нежели гулящую девку. Как вас любезно назвала невеста Христова, - ухмыльнулась Изабелла.

Ненси вздрогнула от неожиданного прикосновения и подняла голову. Она всматривалась в лицо незнакомки… Или не такой уж и незнакомки? Точно было одно, Натали уже видела даму прежде, но никак не могла вспомнить, где именно. Это заинтересовало девушку, ее ледяной взгляд слегка потеплел.

- При прежней настоятельнице все было иначе, - пожала плечами девица. – Но и среди честных монахинь бывают исключения, не так ли? Вы здесь недавно? Мне кажется, я видела вас раньше, но вряд ли в этих стенах.

- Честная монахиня – либо наивное дитя, либо лицемерка, - Изабелла не скупилась на характеристики. Лицо девушки ей знакомо не было, однако не исключено, что они встречались в Ноттингеме, когда Изабелла блистала в роли жены шерифа Торнтона, или душевной подруги принца Джона. Как давно это было… - Возможно, вы видели меня. В Ноттингемском замке, - Изабелла всматривалась в лицо незнакомки, лихорадочно соображая, можно ли ей доверить столь щекотливую миссию. Однако время поджимало, а Вэйзи всегда требовал результатов, и лучше было их предоставлять. Её братец частенько с блеском проваливал все операции, задуманные шерифом, Изабелле же хотелось показать себя в лучшем свете перед Вэйзи. К этому желанию примешивался некий азарт интриганки, силки которой заполняются дичью так, как она и задумывала. – Ммм… Я – Изабелла Торнтон. Может, вам знакомо это имя?

Дзынь! Воспоминание пронеслось, как вспышка. Изабелла была права, Ненси видела ее именно в замке. До того как Робин захватил его.
- Да, о вас много говорили в Ноттингеме, - ровно произнесла Натали.

И она не врала, имя Торнтона одно время было на устах всего города, как и имя его жены. Девушка не помнила, как именно отзывались о чете. Впрочем, сейчас это не имело значения. Ненси вообще казалось, что весь мир перевернулся с ног на голову. И то, что было хорошим, верным, окунулось в грязь, преобразившись до неузнаваемости.

- Меня зовут Натали.

- Воображаю, что именно говорили, - Изабелла отметила равнодушие в тоне девушки. – Все правда, - саркастически добавила она. – Впрочем, Натали, это дела прошлые. Скажите мне, а за кого вы в наши смутные времена? За короля, принца или ещё кого? Не бойтесь, кинжала у меня под юбкой нет, и я вас никому не сдам, - Изабелла лукавила, потому как тонкий стилет у неё под юбкой имелся. На всякий случай. Они ведь разные бывают.

- Сама по себе, - ответила Ненси, хлопнув ресницами.

Собеседница была мила. Определенно мила! Натали испытывала симпатию к этой острой на язык женщине с не менее колким взглядом. Но выдать себя сразу было бы непозволительной глупостью.

- А кого поддерживаете вы, госпожа Торнтон? - в интонации послышался неподдельный интерес.

- Я тоже сама по себе. Точнее, с теми, с кем разумней всего быть в данный момент. А именно – с законной властью. Ведь король уже вернулся в Англию, а помазанник божий – это единственный легитимный правитель, - Изабелла училась искусству дипломатии у Вэйзи, и довольно быстро. – И у меня к вам предложение, - что-то в цепком взгляде девушки говорило о том, что с ней можно иметь дело.

- Разумное суждение. Хоть этого и не ожидают от женщин, не так ли? – резко рассмеялась Натали. – В чем заключается ваше предложение, леди?

С ней определенно можно было иметь дело.
- Мне нужно, чтобы вы съездили в Лоскли и передали находящемуся там шерифу Вэйзи, что мне нужен мой перстень с рубином. Как только он вам его отдаст, я жду вас здесь. Было бы очень неплохо, если бы вы успели до темноты. Лошадь у вас есть, ну а за риск я заплачу, - Изабелла извлекла из мешочка, висящего на запястье, несколько серебряных монет, и передала Натали. Больше не имело смысла ничего говорить – услышав о рубиновом перстне, Вэйзи сам все поймет.

Девушка ровно улыбнулась, показывая, что довольна подобным предложением. Натали ликовала, хоть и сохраняла внешнее спокойствие. Она будет в штабе Вэйзи! Ценные сведения для союзников обеспечены.
- Я все сделаю, как вы просите, леди Торнтон. Можете не волноваться, перстень будет у вас еще до заката.
С этими словами Ненси поклонилась, еще раз улыбнулась и запрыгнула в седло. Посещение монастыря оказалось полезнее, чем она думала.
Off
Пост #35 написан 27.07.12 в 21:44
Совместно с Sheriff`ом.

Ворота, частокол, стража… Все это напоминало скорее крепость, чем деревню. Ненси вела под уздцы своего гнедого коня, она откинула капюшон, чтобы устранить лишний повод для подозрений.
- Приветствую, - холодно, но вежливо начала Натали. – Я с поручением к Вэйзи.
- Если бы я впускал каждого, кто произносит эти слова, меня бы давно посадили задницей на кол, крошка, - отрезал солдат.
Девушка нетерпеливо поморщилась.
- Меня послала леди Торнтон. И вас посадят на кол, если вы промедлите и не пустите меня… сэр, - ледяной тон выражал решимость.
- А ты горячая, крошка! Приходи ночью, там я точно медлить не стану, - хохотнул мужчина.
Ненси воспользовалась тем, что он отвлекся, и быстро, как кошка, подлетела к стражнику. Маленький нож сверкнул в ее руке и был приставлен к шее солдата. Тот не ожидал подобной прыти, а потому был застигнут врасплох.
- Слушай, ты, тебе лучше пустить меня, если не хочешь, чтобы я развесила твои кишки на этом частоколе. Тебе ясно, малыш?!
В ее глазах плескалась такая ярость, что их выражение испугало мужчину куда больше, чем нож.
- Не обижайся, крошка, но ты слишком дикая. Нам не по пути. Не приходи ночью, не надо, - изумленно лепетал он.
- Ты ничего не понял, идиот?! Пошевеливайся! – по шее стражника потекла тонкая струйка крови.
Мужчина испуганно смотрел на путницу. Ненормальная, жестокая, она явно была союзницей Вэйзи.
- Я пошлю человека, чтобы о тебе предупредили. Пусть старик Вэйзи сам разбирается. Убери нож от моего горла и отойди подальше…
- Обманешь, пожалеешь!

Прошло некоторое время и ворота открылись. Позади ворот стояла какая-то женщина об одном глазе, очевидно, командовавшая караулом.
- Пройдите мисс, мы привяжем коня тут, - сказал стражник уже извиняющимся тоном, взяв лошадь под узцы.
Ненси меж тем, повели в здание Манора, а ворота позади закрылись с глухим грохотом. Нынче Локсли еще более напоминал военный лагерь, чем при бароне Грейморе, соорудившем частокол. На стенах и в самом поселке девушка сосчитала никак не меньше сорока караульных и прочих солдат. На башенках стояло по лучнику, лес вокруг поселения был вырублен в радиусе пятидесяти ярдов, видимо для лучшего обзора стражи и из него были сооружены временные казармы. Крестьяне с подавленным видом трудились, не покладая рук, а некоторые под присмотром солдат осваивали нехитрые боевые приемы - очевидно бывший шериф набирал ополченцев.

"На текущий момент я отправил Вам восемьдясет семь человек. К сожалению, местность тут выдоенная..." - Вэйзи остановил перо, подумав, что припиши он слово "вами" и его бы осудили за бунт вместе с Гудом. Пришлось бы тоже бегать по лесам.
"...принцем Джоном, и посему собрать людей, золото, или хотя бы зерно для похода - крайне сложная задача. Впрочем недостатка в солдатах у меня нет и пока что обходится без потерь. Дело не в имеющихся у меня силах, а в скудости местных ресурсов".
Вэйзи уже собирался свернуть и пропечатать пергамент, когда солдат ввел девушку в зал.
- От Изабеллы? - сразу же поинтересовался он, когда страж ушел.
- Именно! Леди Изабелла просила передать ей перстень с рубином, - лаконично ответила вошедшая.
- С чего бы ей посылать ко мне какую-то девчонку? - с тех пор как шериф поменял место работы и стал тайным советником, он был куда избирательней в словах и вообще эволюционировал в плане коварства, а боязнь перед Ричардом стимулировала к исправности службы. Но сейчас он мог позволить себе грубость.
Позади в дверях, опершись на косяк, встала светловолосая одноглазая воительница.
- Она что-то еще может передала?
- Боюсь, что у нее пока нет в монастыре иных союзников, сэр, - последовал спокойный ответ. – Только то, что выполнить поручение нужно незамедлительно. Сама госпожа Торнтон, судя по всему, не может покинуть обитель.
- Ладно, держи. - Вэйзи залез в мешочек на поясе и достал оттуда перстень с камнем. - Но до обители тебя проводит Аннеке. Мне так будет спокойней.
- Как вам будет угодно, - произнесла Натали все тем же ровным, холодным тоном и поклонилась.
- Все, проваливайте. Мне надо написать письмо королю...Хотя стой. Есть еще кое-что...Сможешь передать послание?
- Кому, сэр? – глаза девушки заинтересованно сузились.
Вэйзи резко встал и взял со стола два свитка.
- Вот этот, с синей каймой - это барону Греймору. А вот этот, без каймы - Робину Гуду в Ноттингем. Только смотри - не перепутай. Это государственное дело. - Вэйзи многозначительно поднял палец вверх. - А если письма не дойдут до адресата, Аннеке... ну впрочем тут разьяснения излишни...
Воительница криво усмехнулась за спиной у девушки.
- Будешь штопанной ходить всю жизнь, если только выживешь... - прошипела она в затылок Ненси.
Губы Натали растянулись в ухмылке, а эта Аннеке – забавная женщина.
- Греймор и Гуд получат письма, я обещаю.
- Ну все, а теперь уходи. У меня море дел. Черт бы побрал этого...этого... - Вэйзи не знал чем заменить слово, но речь была явно о короле.
- Не смею больше вас задерживать. Удачи, сэр, - кивнула девушка.
Она жестом позвала за собой воительницу. Заводить с ней разговор было явно опасно.
Дамы покинули манор и двинулись к воротам.
Ненси подвели ее коня, она легко вскочила в седло. Грозная Аннеке была рядом, казалось, от ее глаз ничего не скроется. Впрочем, как и от взора Натали. Девушка вновь натянула капюшон, из-под которого не был заметен ее цепкий, заинтересованный взгляд. Она расскажет Робину обо всем, что здесь увидела. Сегодня же.
Две всадницы быстро преодолевали расстояние до монастыря. Ненси обдумывала произошедшее, детально прокручивая в голове события.
- Ты подозрительно умолкла, - процедила Аннеке. – Сними капюшон. Живо.
- Вот так? – широко улыбнулась Натали, откидывая материю. Очевидно, улыбка девушки раздражала воительницу даже больше, чем ее молчание.
- Я могу спеть, если ты желаешь! – Ненси начала напевать застольную баварскую песенку.
Аннеке схватила спутницу за край капюшона и притянула к себе. Теперь ее глаз (а точнее, то, что от него осталось) выглядел еще более устрашающе.
- Заткнись и поезжай спокойно. Так, чтобы я видела, что ты делаешь.
Девушка пожала плечами и замолчала. Равнодушное выражение вновь застыло на ее лице. Наверное, и в недостатках Аннеке были виноваты мужчины. От них одни беды.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #36 написан 27.07.12 в 22:18
Драматичный пост с Флимми

То и дело подгоняя под собой коня, Помпео уверенно вел отряд. Без дружеской опеки Натаниэля, который вынужденно остался в доме, молодой граф чувствовал себя свободнее и был охвачен каким-то полубезумным пьянящим восторгом от скорой мести.
- Здесь.- сказал Помпео, наконец натянув поводья. Они находились в прилеске, где чащи как таковой нет, но при желании остаться незамеченным было можно. – Никого нет, мы успели. Что делаем дальше, барон?
С бароном было десять опытных тяжеловооруженных воинов. Поскольку Тени владели луками не намного хуже Робина Гуда, он решил отдать предпочтение тяжелой броне. А вот в рукопашной они явно проигрывали его воинам, судя по последнему визиту. По рогатому шлему Роберта колотил дождь, а меховой плащ намок, из-за чего он стал похож сам на какого-то ощетинившегося кельта.

- Лошадей отведите в сторону, будет плохо если они их почуят или услышат. - скомандовал он своим людям. - Вы, граф, будете рядом со мной, укажете мне эту девку. Вы четверо расположитесь с верхней части вон того пригорка, в тени. Хотя ночь и так темная, но мокрые доспехи могут быть заметны. Двое остаются с лошадьми, остальные тут.
Он повернулся к Помпео.
- Полагаю, что идеальной ситуацией будет дождаться когда они встретятся и заговорят. Надо усыпить их бдительность. Я схвачу девицу, а вы - эскулапа.
- Вы не слишком все усложняете, сэр Греймор?- приподнял бровь итальянец.- Романтическая встреча двух молодых людей, я думаю, эта девица даже вооружена не будет.
- Не стоит ее недооценивать. Я не из-за нее боюсь... А из-за вас! - он ткнул кольчужным пальцем в грудь графа.
Помпео ойкнул и поморщился, потирая грудь. На итальянце была легкая рубаха, небрежно расстегнутый камзол и шерстяной плащ. Вся одежда успела уже десять раз промокнуть до нитки, но итальянец не замечал непогоды и о какой-либо опасности думал меньше всего. Да и когда за твоей спиной десяток мускулистых вооруженных до зубов ребят, бравада так и прет из всех щелей.
- Точнее за обещанные мной деньги боитесь? –усмехнулся граф.- Натаниэль человек чести, при любом исходе, он отдаст вам все, о чем мы договаривались. Даже если со мной что-то случится. Но мы же девку ловим! Смешно подумать.
Коре, тем временем, было совсем не смешно пробираться под дождем сквозь темный лес. Маску и шкуры она сняла и оставила в кустах, переодевшись в платье, которое отчаянно цеплялось за каждую злосчастную ветку. Об этом решении она уже успела пожалеть- ну зачем платье? Поразить внешним видом? При таком дожде все выглядит поразительно. Поразительно нелепо.
Выйдя из чащи, девушка сощурила глаза, пытаясь понять, есть ли кто-то на дороге или нет. Ливень и ночь не позволяли увидеть многого, поэтому Кора осторожно двинулась вперед. Она не хотела далеко удаляться от леса, чувствуя себя беззащитной на открытом месте, сделав пару шагов, девушка остановилась и крикнула в темноту:
- Мартин, ты здесь?!
- Это что, по-твоему, Лесная Тень? Да это просто какая-то девица! - прошипел Роберт на итальянца.
- А вы ожидали, что она изрыгает огонь, у нее клыки и хвост длиной двадцать футов?- насмешливо улыбнулся Помпео.- Хотя вполне возможно, что хвост все же имеется - в такой тьме я ничего не могу разобрать.
Выбивая зубами дробь, Кора стояла под проливным дождем и не знала, чего ей делать дальше. Время уже явно перевалило за условленное, Мартина не было- не идти же искать его? Хотя черт знает, что могло случиться в такую-то ночь… Девушку внезапно охватило нехорошее предчувствие.
- Мартин!- уже громче крикнула она, выходя на дорогу. В блеске молний Коре показалось, что она видит размытые силуэты людей- или то были деревья? Удар грома, снова молния и… лошадиное ржание?
- Какого…- начала было девушка, но осеклась на полуслове, когда неосторожно принятые за деревья силуэты двинулись с места. Вскрикнув, Кора подхватила юбки и бросилась к спасительному лесу.
- Взять девчонку! - гаркнул барон и первым бросился за ней. - Коня!
Воины, которые стерегли лошадей тут же двинулись в сторону леса вместе с упряжью. Барон вскочил на коня буквально на ходу, и, пришпорив его как следует, помчался за Тенью. Воины, стоявшие у кромки леса распределились цепью и просто медленно двигались ему навстречу, без суеты, чтобы если что, и девушка бы попыталась пробежать мимо них, рвануться в сторону.
- В лесу мы ее точно не найдем! - прокричал барон.
И в этот момент сработала стратегическая хитрость Греймора - достигнув определенного рубежа, четверо стоявших возле леса воинов вдруг подняли с земли растянутую сеть и начали рассредотачиваться в ширину. Греймор же, в свою очередь, извлек меч из ножен, и, сняв их с пояса, швырнул Тени в ноги.
Кора запнулась, но удержать равновесие сумела и не упала. Впрочем, бежать все равно было дальше некуда. Разве только что в сеть. Безумие! Девушка остановилась и вытащила из-за пояса нож- единственное оставленное при себе оружие.
- Если хоть один сдвинется с места- я убью себя!- вдруг крикнула она, стараясь перекрыть шум дождя.
Барон спешился и начал медленно продвигаться к ней плавными шагами:
- Ни к чему нам это. Мы просто хотим поговорить с тобой...Брось нож...

- Заставьте своих людей отступить, убе’гите сеть, и тогда, возможно, я послушаю, что вы скажете.
- Ха! Какая-то девка будет мне указывать! - рассмеялся барон. Меж тем, позади Коры один из воинов натянул тетиву и прицелился ей в плечо. - Не рекомендую торговаться со мной. У вашей госпожи это давеча не получилось, и теперь вас ждут неожиданные, и даже неприятные сюрпризы. Последний раз повторяю - нож на землю.

- Нет.
- Ну что ж... - барон поднял левую руку. Это был знак. Воин позади спустил тетиву и та впилась девушке в предплечье руки, сжимавшей нож.
Клинок выпал из мигом обмякшей руки, Кора пошатнулась и упала на одно колено, но сжала зубы и внезапным резким движением попробовала достать оружие здоровой левой рукой.

Барон тоже не терял времени - он резко рванулся вперед, отбросив меч в сторону и, ударив всей массой, сбил девушку с ног, прижав ее к земле.
- Веревку мне, живо! Какого черта таращитесь, итальянец? - слова были явно адресованы графу.

- Да у вас так складно все получается, сэр Греймор, вот и думаю- чего я буду мешать мастерам…- меланхолично улыбнулся Помпео, сползая с седла и подходя ближе.- Да, теперь я вижу, это она. Тварь!
Молодой человек ударил Кору в лицо.
- Если в этом и заключается ваше «п’госто поговоить», то я понимаю, почему моя госпожа отказала вам, -усмехнулась девушка, сплевывая кровь.- Но вы не знаете, с кем связались. Гнев леса падет на вас! И никто не сможет устоять п’гед его силой! Вы все погибните. Все!
Едва лишь солдаты начали связывать Кору и руки барона освободились, как он схватил графа за грудки и прогремел ему из-под шлема.
- Эта девка - моя добыча! Еще раз к ней прикоснешься, я тебе руку сломаю в четырех местах! - затем он пихнул графа на мокрую траву и уже спокойнее добавил. - Ну и к тому же она все-таки девушка! И не стоило бить ее до того, как мы узнали, кто она. Головой надо думать, нет?
Он подошел к Коре.
- Мы проводим тебя в наш замок, там ты будешь содержаться под стражей...Что до моей смерти - это маловероятно. - он снял шлем, чтобы получше разглядеть пленницу. - А они неплохо маскируются. Я-то думал что они все дикари!
Барон небрежно взял ее за челюсть и поднял лицо, чтобы разглядеть получше.
- Где-то я тебя видел...

- Сомневаюсь, я бы запомнила такого болвана! – Кора улучила момент и плюнула в лицо Греймора.
- Дикарка и есть!- заорал Помпео, поднимаясь с земли.- Барон, вы же видите, церемониться с такой- себе дороже. Заткнуть ей рот, раздеть и протащить в таком виде до города! Так они поступили со мной, это будет справедливо. Кроме того, девушка принадлежит мне, а не вам, я обещал заплатить за ее поимку, не более.
- Дура... - буркнул барон и резко ударил ее кулаком в живот, правда не очень сильно но ощутимо - пленница явно была ему еще нужна. - Она моя пленница и точка. А вы - идите и жалуйтесь на меня шерифу, если хотите и дальше нагнетать обстановку.
Последняя фраза вызвала дружный гогот солдат.
- Сперва я узнаю у нее все что нужно, а потом отдам вам и можете над ней потешаться и реализовывать ваши сексуальные фантазии. - снова пошутил барон. - Впрочем обнажиться ей придется так или иначе - Тени носят определенные знаки на теле. Вперед!
Солдаты подхватили Кору под руки и потащили в сторону дома Греймора.
Off
Мэриан
Пост #37 написан 30.07.12 в 00:56
Lira и Swan

Гостеприимство лесных людей уже сидело Робину в печёнках, а самому ему на месте не сиделось. Он ходил по поляне, на которой его оставили сидеть одного, даже без присмотра, а сумерки все сгущались и сгущались. Конечно, он мог уйти – его странные похитители даже не подумали связать пленника, да лучше веревки Робина сдерживало их обещание встречи с предводителем.

Послышались шаги и шепот. Поляна начала озаряться светом факелов.

- Ну наконец-то! – воскликнул Робин, и каково же было его удивление, когда перед ним предстала рыжая девица! Англия Англией, однако Робин оставался мужчиной, и не мог не отметить про себя стройность фигурки девушки, которую шкуры не могли спрятать, а наоборот – подчеркивали. Про таких говорят – «рыжая бестия», да ещё с луком через плечо и двумя громилами за спиной. – Так вот кто руководит лесным народом… Надо же! Миледи, - у Робина заиграла куртуазия, и он деланно поклонился.

-Ах, оставьте это жеманство, сэр Робин - отрезала женщина, - И спрячьте ваше ехидство сами знаете где. Именно там, куда я недавно послала Греймора с его замашками, - она неторопливо прошла мимо Гуда, бросив через плечо, - Наш Шервуд такой же шумный как королевский двор в Майский праздник.

- Послали Греймора? – присвистнул Робин. – Ну и ну, а вы мне начинаете нравиться, миледи, - расплылся в улыбке Робин. – Мне обещали ваше появление ещё днём, - тоном капризного ребенка добавил бывший разбойник. – Что же вас задержало в пути? Охота за вашим нарядом? – Гуду совсем не понравилось, что она назвала Шервуд своим. Ещё недавно лес принадлежал ему и его веселым – время от времени – парням, а тут появились какие-то шуты, и ведут себя, словно им все позволено!

- Мое имя Вереск, - просто ответила она, - Из меня такая же миледи, как из нашего короля милый пастушок. Так вы устали меня ждать? - девушка пожала плечами и перекинула косу на другое плечо, - Нууу ведь даже сильные мира сего не верны своим обещаниям, а что взять с меня..женщины.. - пропела рыжая.

- Вы недолюбливаете короля? – оживился Робин, решив оставить дележ Шервуда на потом. – А у нас куда больше общего, чем я думал. Так в чем ваша цель? Лесных, я имею в виду, - краем глаза Робин следил за громилами, сопровождавшими девицу. – Борьба против короля?

- Возможно...Борьба против всех.... божьих помазанников....Британия принадлежит только народу. Только ему.
Девушка скинула с плеча лук и небрежно поигрывала пальцами по тетиве. Нервничала? Скорее была чем-то распалена.Мысли о будущем страны всегда разжигали в ней внутренний огонь, который нелегко было потушить.

- Ничего себе… Ну и заявления! – Робин был удивлен. – И какова ваша тактика? Хотите короля убить? А дальше что? Так и будете бегать с луками, - жест Вереск Робин заметил. – Страной будет народ править? Весь сразу?

- Не слишком ли много вопросов для бывшего разбойника и нового шерифа Ноттингема?... самопровозглашенного...
И уж тебе ли не знать, что лук - оружие свободы...и на многое способен - Было темно, поляну освещали лишь факелы да лунный свет, но это не помешало вскинуть ей лук и натянуть тетиву.
Белка упала, стрела торчала из самого глаза, не задев драгоценного меха.
- Сгодиться на воротничок....- изрекла довольная Вереск.

Робин не мог не восхититься мастерством девицы – и в стрельбе, и в уходе от ответа. А если учесть, что Греймору не перепало… Таких людей нужно иметь среди союзников.

- Великолепно, Вереск. Но для борьбы с королем недостаточно просто белок стрелять. Вы позволите? – Робин протянул руку к луку, намекая на то, что тоже хочет продемонстрировать, на что способен.

Рыжеволосая кивнула своим верзилам. Но лук свой в руки разбойнику не дала. Это было ее оружие. Все равно, что любимый мужчина, которого не следовало делить ни с кем. В ту же секунду Гуду был подан отличный лук и колчан.
- Для борьбы с королем и его загнивающим двором у нас припасены совсем другие стрелы, - улыбнулась женщина. Поставила руки на бедра и оценивающе посмотрела на Робина.

Разгоряченный азартом, Робин привычно схватил лук, натянул тетиву, прицелился… Вторая белка упала с дерева, и Робин, подняв, подал её Вереск.

- Конечно, я бы отнес добычу Мачу, он сварил бы отличный суп. Да, вы же не знакомы с Мачем, он у нас повар хоть куда, да и воин не хуже, - улыбнулся Робин. – Но за ваше гостеприимство я дарю эту белку вам. На вторую половинку воротничка. – Он подмигнул Вереск. – Объединим усилия? У нас с вами, по сути, одна и та же цель.

- Ничего не имею против, сэр Робин...Но только помните вы правите в Ноттингиме, а я жрица этих мест...- тихо сказала она Гуду. Голос густой, тихий и опасный. Она натянула лук снова, развернулась в противоположную сторону, стрела свистнув улетела. Ничего не произошло. Промазала?
- Сказала повару, чтобы сготовил из наших белок жаркое. Не бооойся, он жив, - она хлопнула собеседника по плечу.- Я лишь сбила с его котла крышу, он вечно забывает снять его с огня. Ты ведь..отобедаешь в моей компании?

- Мачу не помешала бы такая помощница, - рассмеялся Робин. – Конечно, миледи, я принимаю приглашение, - Робин снова дурашливо поклонился. Он вскинул лук, прицелился и пустил стрелу. – Добавил соли в кипяток. Люблю соленое, - пожал плечами он, будто бы прося прощения за выходку.

Матриарх расхохоталась.
Off
Пост #38 написан 30.07.12 в 16:02
Устроившись под деревом, Гисборн быстро уснул - болезнь и тот факт, что он не спал последние двое суток давали о себе знать. Больные спят некрепко – их будит каждый шорох, однако к Гаю это не относилось, его голова скатилась на мешки черт знает с чем, лежащие под деревом и рыцарь канул в мир грез.
Сновидения – вещь странная и непредсказуемая, то ты король, то ты зверь. И откуда все это берется? А кто его знает! Впечатления прошедшего дня, а может намек на грядущее… Как бы там ни было Гисборн спал и видел вокруг себя сотни людей. Поначалу он не осознавал происходящего, однако, увидев Гуда рядом, понял, что готовящееся восстание, наконец «прогремело». Сам же рыцарь лишь держал в руке меч и ничего не делал, словно его не было здесь, и враг его не видел. Но глаза Гая точно были тут и наблюдали. Совсем недалеко в жестоком бою крестьяне соединялись с армией, и проливалась кровь. Гисборн опустил взгляд под ноги, он увидел горы трупов и море крови, которая обволакивала его ноги по самые щиколотки. Подобное зрелище ужасало, и мужчина поспешил поднять глаза к небу. Яркое солнце вмиг заволокло черными тучами, казалось, вот-вот хлынет дождь, но сражающихся людей это не волновало. Недалеко солнце все же пробивалось сквозь темные, будто пелена, нависшие облака, свет лился с небес и освещал окровавленную землю. В лучах Гай заметил силуэт женщины, она быстро приближалась и словно парила над телами. Мужчина старался разглядеть ее, но силуэт был размыт. Наконец она оказалась так близко, что рыцарь смог рассмотреть в ней свою мать, он не мог оторвать глаз, зрелище завораживало. Гислейн была прекрасна, ее сопровождали солнечные лучи, а лик ее источал тепло, по крайней мере, Гисборну так казалось. Он всегда боготворил мать, а теперь она направляется к нему словно богиня, сошедшая с небес. Вскоре женщина оказалась совсем рядом.
-Здравствуй, Гай... – Она улыбнулась сыну и чуть наклонила голову, Гислейн смотрела на сына с огромной любовью, и Гай чувствовал, как все становиться ничтожным, как разбиваются все убеждения, к которым он так долго приучал себя и заставлял им следовать, как глупо все его существование. Да, Гислейн была единственным человеком, способным вернуть Гая в детство, когда главным в его жизни была любовь к маме. В эту секунду рыцарь почувствовал себя таким свободным.
Несколько минут рыцарь не мог ничего сказать, хлопая ресницами.
-Не молчи, дорогой.
-Ма..мама? Что ты делаешь здесь? Это поле боя! Тебе нужно немедленно уходить! Иначе ты погибнешь! – Он словно проснулся ото сна, хотя сам не понимая, какой бред несет, ведь мать Гая могла быть лишь видением.
Женщина ласково улыбнулась.
-Я уже мертва. И ты тоже. Пойдем со мной. Я знаю, ты скучал. – Гислейн протянула сыну руку.
Мужчина мотнул головой, не понимая, что происходит. Умер? Нееет…
-Что? Этого не может быть. – Он осмотрелся и вскоре среди трупов и крови отыскал свое тело, было так странно видеть себя со стороны и в то же время ужасно. Он лежал с пронзенным стрелой горлом, тело даже не содрогалось, однако тонкий ручеек крови еще вытекал из шеи рыцаря.
-Пойдем, нам пора. – Женщина стояла с протянутой рукой. Гай обернулся, сам не понимая, какая сила удерживает его не бросится к матери и уйти, уйти с ней навсегда...
Off
The Harpy
Пост #39 написан 30.07.12 в 23:06
14+

Совместно с Шерифом

Жизнь в замке бурлила, хоть ещё не рассвело. На кухне гремела посуда – повар и поварята готовились к новому дню, дабы усладить хозяйские аппетиты, на конюшне чистили лошадей, на бойницах сменялись часовые, прачки процеживали во дворе воду через золу и громко смеялись, не боясь никого разбудить – барон ещё ночью отправился куда-то, а миледи уже проснулась, дабы проведать детей. Даже племянница барона только что покинула замок, одна без сопровождения, что вызвало горячее обсуждение среди прачек.
Однако их болтовню в покоях Элены слышно не было, там царили тишина и полумрак, разгоняемый лишь пламенем одинокой свечи. Убедившись, что с детьми все в порядке, она решила ещё немного вздремнуть, пока не вернется барон. Слуги сказали, что он уехал с двумя незнакомцами, перебудившими своим стуком половину замка посреди ночи.

Ближе к рассвету замок оживился, потому что в главные ворота проехали десять всадников во главе с бароном, а также новоприбывший граф-итальянец. У одного из кавалеристов через луку седла была перекинута добыча - пойманная девица, которую барон сразу же распорядился отправить в казематы.

Спустя пару минут он уже громыхал доспехами на лестнице, поднимаясь в свою оружейную, которая примыкала к покоям, однако, имела и дополнительный вход-выход на случай побега.
Барон вошел в спальню и аккуратно, чтобы не разбудить жены, постарался влезть в кровать, предварительно скинув халат, в который переоделся в оружейной.

- Устал? – Элена повернулась лицом к барону и погладила его щеку, давненько не видевшуюся с брадобреем. – Я слышала, как ты доспехи снимал. Обошлось без жертв? – как жена воина, она привыкла к тому, что жизнь его висит на волоске, но всякий раз, когда он возвращался домой, вздыхала с облегчением.

- А я думал ты спишь. Поймали одну девицу, судя по всему из этих Теней. Через несколько часов, я думаю, мы ее допросим, чтобы в этом убедиться.
Барон просунул одну руку под голову Элены, так чтобы она лежала у него на плече, а пальцы второй запустил ей в волосы и принялся их задумчиво перебирать.

- Как бы там ни было, порядочной девушке нечего посреди ночи в лесу делать, - хмыкнула Элена. – Хоть времена смутные… - Элене было так хорошо и спокойно на душе рядом с мужем, что она закрыла глаза и в тишине наслаждалась покоем. Ещё мгновение, и она снова задремала бы, но вспомнила, что услышала от нянек сегодня утром в детской, и встрепенулась. – Дорогой, послушай, я узнала кое-что. Может, конечно, это всего лишь болтовня глупых вилланов и мещан, но все же… Помнишь, больше года назад, только отец нас познакомил, тогда в Ноттингеме происходили странные убийства. Будто не человек, а зверь нападал на людей, к тому же, более или менее знатных, либо тех, кто имел вес в обществе. Так вот, болтают, что то же самое происходит в Йорке. Уже два раза было. Мол, кто-то, видевший жертв тех нападений год назад, освидетельствовал, что раны одинаковые, что в Ноттингеме, что в Йорке. Подозрение тогда пало на племянника Левина, ну, того самого, который так обошелся с Камиллой… - Элена замолчала, ожидая, что скажет Греймор.

- Мордерер? - барон напрягся и даже приподнялся на локте. - Слыхал, он подох. Под завалами Ноттингема.

- Да, да, Биньямин Мордерер. Я помню, он же был на службе у Вэйзи, недолго, ну а потом исчез. Может, и правда, совпадение да сплетни досужие. Мне нужно меньше слушать слуг, - Элена уже сожалела, что спугнула ту безмятежную негу, которая окутала их с мужем. Она обвила шею барона руками и прижалась губами к его щеке, пропахшей железом доспехов. – Можно послать кого-то в Йорк, чтобы убедиться, правда это, или сплетни. Только не Камиллу, конечно же, - разрываясь между рацио и эмоцио, Элена никак не могла определиться, чего хочет больше – разобраться в делах насущных, или же в безмолвии отдаться во власть чувств.

- Камилле нужна партия. Девушка ее возраста, незамужняя и не помолвленная, будет выглядеть странно. О нас могут начать говорить дурное... Еще ведьмой ее обзовут. - барон повернул голову и легко прикоснулся губами к губам супруги.

- Я сама об этом думала, и даже заговаривала с ней, но она всякий раз становится грустной. Не перечит, не сопротивляется, как тогда, когда мы пытались её вырвать из лап Мордерера, но и радости никакой. Вот и на пиру недавно, я с одним бароном из Лестера ее познакомила, очень достойный юноша, а она сквозь него смотрела, будто он стеклянный. Уж не знаю, кто сможет её растормошить. Наугад её сватать нельзя, но и дальше так продолжаться не может, ты совершенно прав. Двадцать лет уж скоро. Я в её возрасте Трэвора нянчила, а она все по лесам носится верхом, - лишь выговорившись, Элена ответила на поцелуй, но легкого прикосновения ей было мало, и ответ получился весьма пылким. – Я хочу, чтобы ей повезло так же, как и мне, - пробормотала она и прижалась к барону, оплетая его руками, словно побеги плюща обвивают колонну в потаенном гроте старого сада, и если бы сейчас кто-то забил тревогу, даже в этом случае Элена бы не отпустила барона.

- Нет, это МНЕ повезло. Кем я был бы без тебя? Безродным наемником, занимающимся всякими авантюрами... Без цели, без дома, без семьи, без всего. Это бессмысленная жизнь. - проговорил барон.
Он прикоснулся губами к губам жены, затем к ее шее.
- Теперь моя жизнь обрела осмысленность. Я чувствую жизнь и буду жить вечно!
Барон провел рукой по плечу Элены, опустил ее на талию жены, обнял ее, рукой аккуратно потянул сорочку вверх.

Для разговоров больше не было места, и Элена, полуприкрыв веки, словно со стороны наблюдала за самой собой. Вот сорочка упала на пол, и одежда барона отправилась куда-то туда же, а может, с другой стороны, а впрочем, какая разница. Когда дверь спальни закрывалась за супругами, Элена преображалась – степенная, разумная женщина и рассудительная хозяйка дома куда-то исчезала, она перевоплощалась в сгусток чувств и страсти, и в этом была заслуга барона, ибо с первым мужем Элена вела себя чуть более раскованно, чем невеста, только что покинувшая стены монастыря. Прикосновения Греймора то обжигали огнем, то обдавали холодом, и Элена так же то прижималась к нему, то отстранялась, дабы растянуть во времени эту игру, исход который был предрешен с самого начала. Одинокая свеча догорала, отбрасывая слабые блики на стены, она словно спешила потухнуть, дабы не нарушать уединения супругов. Но в предрассветной мгле этим двоим не нужен был свет, чтобы чувствовать – Элена воздавала за ласки мужа сторицей, скользя ладонями по его разгоряченному телу, будто в первый раз открывая его для себя.

В постели барон был не очень-то нежен, зато страстен. Его сухие, потертые оружием руки сжимали стройный стан жены, в каждый такт движения, он вкладывал столько сил, словно, казалось, хотел взлететь, а над ним, словно мифический суккуб, с растрепанными темными волосами, падающими на колышущуюся грудь, в такт взмывала вверх Элена. Несмотря на недавние роды, ее фигура практически не испортилась - груди, как и живот, были так же упруги, как прежде, а бедра - стройны. Греймор любил молодую девушку.
Барон чувствовал себя живым и с радостью рассеивал свою жизнь - в том хитрая загадка нашей человеческой природы.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #40 написан 30.07.12 в 23:20
17+!!!!!!!!!!!!

Присутствуют сцены насилия!


Писано с Флимми


Натаниэль все также сидел в приемной зале и глядел на тлеющие угольки в камине. Рыцарь проклинал себя за слабость- он должен был, должен! поехать вместе с бароном и Помпео. Эти двое –уже убийственная смесь, а если добавить к ним Кору…
Мужчина вздохнул и откинулся на высокую спинку стула, вытянув больную ногу к камину. Помпео со своей задетой дворянской честью теперь просто одержим местью, оставалось надеяться на барона- он показался Натаниэлю человеком хоть и импульсивным, но благородным.
От невеселых дум рыцаря отвлек вошедший слуга:
- Сэр, господин барон и ваш друг вернулись в замок.
Нейт сразу вскочил и, насколько позволяла нога, бросился прочь из залы.
Когда Кору привели в замок Греймора, бывший дом Метценгерштейна, ее сразу же отвели в казематы. Тюрьма местная заставила бы встать дыбом волосы даже у тюремщиков Ноттингема. Тюрьма находилась глубоко под землей и у нее был лишь один выход, он же вход. Камер, в общепринятом понимании этого слова, там не было - это были комнаты без единого оконца, снабженные дверью толщиной в несколько дюймов из дуба. Пока Кору волокли стражники (уже без Греймора - тот отправился к супруге в покои), она вдоволь успела насладиться стонами, раздававшимися из камер. Казалось бы - почему заключенные стонали. Ответ нашелся очень быстро - ее провели мимо пыточной - достаточно большой комнаты, в которой и сейчас пытали людей и стоял омерзительный запах мертвечины и крови. Какой-то старик, увидев ее, закованный в колодки, завопил:
- Меня зовут барон Ашье! Меня зовут барон Ашье!
- Да-да, когда-то ты был бароном. - пробормотал стражник, пробираясь мимо ужасающих на вид металлических приборов, которые, очевидно, использовались стражей для пыток пленных.
Греймор хотел получить политическое влияние, и в этом ключе не скромничал ни по какому поводу - сюда на самом деле попадали и графы и бароны, и простые люди,
но в Англии сейчас царил такой сказочный беспорядок, что никто бы не подумал, что глава купеческой гильдии похищает политических конкурентов.
Наконец Кору привели в ее камеру. Солдаты бесцеремонно швырнули ее на пол и заперли двери. В щелке под дверью исчез свет - видимо факел тоже унесли. Кора погрузилась в абсолютную, густую и непроницаемую темноту и давящую тишину.

Девушка попыталась подняться, но раненая рука подвела, и Кора не смогла оторваться от пола. Надо было успокоиться и перевести дух. Успокоиться? Мартин ее предал! Как и этот чертов итальянец, надо было убить его, когда была такая возможность. Но раз этот чужеземец здесь, то логично предположить, что и Нейт должен быть рядом... Словно в ответ на ее мысли в каменном коридоре раздался нетерпеливый голос:
- Разумеется, с позволения сэра Греймора! Немедленно пропустите меня, я должен ее видеть. Да что может случиться, открывай! Живо!
Дверь камеры неуверенно распахнулась; факел давал мало света, но ошибиться было сложно- в дверном проеме, скрестив на могучей груди руки, стоял Натаниэль.
Кора повернулась к нему, но почувствовала, что если скажет хоть слово- разрыдается навзрыд.
- Я сожалею, что все так вышло,- неуверенно начал рыцарь.- Я не знал… Но клянусь, что вам не причинят вреда.
- Засунь в задницу себе свои клятвы.
- Вам не стоит бояться, сэр Греймор- человек чести. Только скажите ему то, что он хочет слышать, и вас отпустят.
- Я не п’гедам свое племя, -упрямо мотнула головой девушка.
Натаниэль присел рядом с ней на корточки и тихо прошептал:
- Я сделаю для вас все, что в моих силах, но умоляю, не злите барона. И вы, и я находимся в его доме, а значит, в его власти.
- Только ты не клетке,- сверкнула глазами Кора.
- Я должен идти. Но я постараюсь быть рядом, вы можете на меня рассчитывать. Еще раз простите меня и моего друга.
Рыцарь поднялся и вышел также внезапно, как и появился; факел унесли, и вновь опустилась тьма. Кора лежала на полу, твердо решив про себя, что чтобы ни случилось, она не раскроет своего рта.
Через какое-то время она ощутила рядом неприятную возню - помещение явно начали наводнять крысы. Маленькие зверьки омерзительно копошились и скрипели, она ощущала их движение, некоторые даже порой перебегали через нее по своим делам. Шли часы. Хотя в таком вакууме время обычно тянется либо невыразимо долго, либо чрезвычайно быстро - ощущение времени теряется напрочь.
И вот, через какое-то время дверь растворилась и в проеме показалась могучая фигура барона.
- Ну? - он выдержал паузу. - Я пришел спросить насчет твоих собратьев. Меня интересует количество, кто ваш вождь и где он прячется. Это для затравки.
Яркий свет факела бил девушке в глаза.
Кора села и демонстративно повернулась спиной к Греймору.
Барон глубоко и разочарованно вздохнул.
- И почему эти глупцы всегда толкают на жестокость! - он прошел вглубь комнаты, резко схватил Кору за волосы и потащил к выходу. - Раз не получается по-хорошему, придется по плохому.
Он свистнул - два человека, одетых в черное, нырнули в какой-то проем, а Роберт продолжил свой путь к пыточной.
Девушка упиралась и брыкалась, но вырваться из железной хватки барона было невозможно. В нос удушающей волной ударил запах крови, смерти и страха. Кору трясло, но бросив на Греймора ненавидящий взгляд, губ она не разомкнула.
Барон приволок Кору в пыточную, предварительно расчищенную от всяких Ашье и швырнул к солдатам, те тотчас приковали ее к выступающим из стены стальным кольцам. А двое в черном, которых Роберт отослал зачем-то, вернулись...с писчими принадлежностями.
- Сэр, а может она и правда не Тень, а просто безумная? - солдатам не доставляло особого удовольствия пытать кого-то, но Роберт считал это верным способом.
- Сейчас узнаем. Она должна носить знаки, как те, другие. - барон подошел с ней с ножом и, надрезав платье у самого ворота, движением двух рук порвал его донизу.
Грязные лоскуты материи частично упали, частично повисли на Коре, но скрыть тела не могли. На голой коже отчетливо виднелась хитрая перевязь символов, идущая от груди до низа живота.
Хоть щеки девушки и залились стыдливым румянцем, взгляд ее стал еще злее и тверже. Изрыгнув проклятье, она яростно дернулась в оковах.
- Колдовские знаки! Колдовские знаки! - один из воинов с воплями выбежал из помещения, провожаемый скептичным взглядом барона.
Выдержав паузу, Греймор повторил еще раз:
- Ну вот мы и окончательно убедились, что ты одна из них. Итак, сколько вас и где ваш лидер. И кто он? - Греймор подошел к ней и проговорил на ухо. - В этом подземелье бывали люди сильнее в десять раз! Лучше бы тебе не противиться, сократишь свои мучения.
Кора вновь одарила барона презрительным взглядом и промолвила:
- Мне нечего вам рассказать. Я недавно стала одной из них, я не видела госпожу и знать не знаю, сколько в лесу моих собратьев. Но будьте уве’гены, их силы хватит, чтобы уничтожить вас.
Один из черных записывал то, что она сказала в толстую книгу, а барон, меж тем, продолжил допрос:
- Как ты попала к ним? Тебя захватили?
- Да, -поспешила ответить девушка, решив, что это ее шанс на спасение.- Захватили. Заставили. Сделали эти отметки- я даже не знаю, что они означают!
- Кто это сделал и где?
- Я не знаю, они были в масках. В лесу, я дочь охотника, попала в плен. Все вышло случайно, пове’гьте мне!
- Ничего не знаешь, но кричала как фанатик, когда тебя вязали. Как же это так выходит, м? - барон взял с жаровни стальной прут и задумчиво поглядел на него.
- Я лишь повто’гяла услышанное от Теней! Так мне велели! – Кора старалась не глядеть на раскаленное железо.
- Неправильный ответ... - в следующую секунду барон прижал прут ей к ребрам и помещение наполнилось запахом горелой плоти. - Итак, как ты к ним попала? Кто их лидер?
Девушка завизжала и забилась в оковах.
- Я ничего больше не знаю, -глотая слезы ответила Кора.
- Они взяли тебя с собой, нанесли тебе эти бесовские знаки, ты даже участвовала в нападении на этого итальянского хлыща и ты ничего не знаешь??? - орал ей в ухо Греймор. - Отвечай, с-с-сука!
Далее последовала пощечина.
Кора рыдала, содрогаясь всем телом.
- Я делала то, что мне велели, - пролепетала она.- И только… то, что велели.. пожалуйста…
- С кем ты собиралась встречаться и зачем? - проговорил барон уже спокойнее.
- Он.. он мой знакомый. Мартин. Не знаю, что ему было нужно, это он назначил вст’гечу. Отпустите меня…
- Отпустить? Ну вот еще. Мы с тобой еще поживем вместе, дорогая моя. По какому принципу вы выбираете жертв? Ну! - он взял ее за плечи и встряхнул.
Не дожидаясь ответа, он спросил еще раз:
- Зачем вы заклеймили графа? Что это значит?
- Я. Сказала. Все. Что. Знаю.- Кора подняла голову и взглянула в глаза барону.- Ничего больше вы не услышите.
- А может быть стоит еще немного тебя разрисовать, ведьма? - на холодном лице барона отражалось полное безразличие. - Это точно ВСЕ?
Кончик раскаленного прута уперся Коре в живот.
- Матриарх! – заорала девушка. – Ее зову Матриарх! Госпожа! Хватит, умоляю!
Барон в ярости отбросил железку прочь.
- В камеру ее! Хлеб и вода! Пускать только по моему личному разрешению. Свидания - только при моем присутствии!
- Может она и правда ничего не знает? - спросил писарь, пока солдаты отстегивали девушку.
- Нет, они очень стойкие. Те что налетели на замок, предпочли погибнуть...Ну ничего. Пиши послание...
Писарь достал бумагу.
- Милосердная Матерь! Меня захватил в плен барон Греймор... Они подвергают меня пыткам и я опасаюсь, что выдам информацию, которая их интересует, по крайней мере в том количестве, которое мне известно. Греймор требует личной аудиенции с тобой, в противном случае он собирается дать ход тому, что выяснит от меня. Прошу тебя смилостивиться надо мной и согласиться на его условия. Барон будет ждать тебя лично в полночь в своем замке. Приходи одна.

Когда Роберт закончил диктовать письмо, он подтащил обессилевшую Кору ко столу.
- Ставь подпись!
Всхлипывающая девушка дрожащей рукой нарисовала какой-то знак и опустилась на пол.
- Вы погибните. Лес не п’гощает… Вы не знаете, что вас ждет… - шептала она, обхватив себя за плечи и раскачиваясь из стороны в сторону.
- Угу. Если только ваши ребята перестанут прятаться за деревья.
Кажется, в лице барона появилось какое-то участие. Ему начало казаться, что он перегнул палку для первого раза, но уж очень много проблем доставили ему эти чертовы Тени. Он подошел к Коре, и, взяв ее на руки, понес к камере. Девчонка оказалась совсем легенькой.
- Будь умницей - и это не повторится... - тихо проговорил он.
Но солдаты за его спиной переглянулись и когда он исчез за поворотом, расплылись в улыбке - это был любимый метод ломки пленных, который применял барон: сперва мучить, а затем осыпать незначительными благами, которые воспринимались узниками как громадная надежда.
Но барон и в самом деле испытал сочувствие.
Дойдя до места, он аккуратно опустил девушку на солому, накиданную в углу.
- Хлеб и вода. - повторил он. - И овощи. Не хочу, чтобы она рано умерла. Но свидания - только в моем присутствии. Как тебя зовут-то?
Девушка повернула голову в сторону Греймора, в ее больших карих, почти черных глазах, стояли слезы и страх, но за ними сверкала неподдельная ненависть. Кора сжалась в комок и молча отвернулась к холодной стене.
Греймор взял у кого-то из слуг нечто вроде покрывала и бросил его девушке.
- Ты бы лучше подумала. Может я бы тебя и отпустил, будь ты повежливей.
Он повернулся к выходу, и затем дверь закрылась, и лязгнул засов и замок на нем.
Форум » Ролевая игра » Архив РПГ » Глава 1: Таинственный лес (Апрель 1194-го года)
Страница 2 из 6«123456»
Поиск: