Deep in the heart of England lived a legend...
Новые сообщения Участники Правила форума Поиск RSS
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Модератор форума: Sheriff 
Форум » Ролевая игра » Архив РПГ » Бедлам Святого Йоргена (богоугодное заведение)
Бедлам Святого Йоргена
Off
Esmond Vitus/Morgelyn de la Haye
Пост #1 написан 10.01.11 в 12:05
Просторный кряжистый дом на самой окраине города, практически за воротами. Приземистое каменное здание ограничено одним этажом, зато имеет обширный подвал. Раньше тут располагались лавка, хранилище и по совместительству жилище торговца редкими пряностями, но, как и многие купцы, в недавнем прошлом он решил покинуть город, и здание досталось баронессе Моргелин по достаточно низкой цене.
Баронесса провозгласила, что желает устроить здесь приют для тех, кто страдает "болезнями души". Здание быстро переоборудовали: в подвале появились отдельные комнаты, все проходы оснастили крепкими дверьми на запорах, в "кладовое" помещение натащили ворох самой простой одежды и соломенных тюфяков. Правое крыло на первом этаже баронесса зарезервировала для себя и персонала приюта.
Снаружи дом кажется неприветливым и мрачным. Его угрюмый фасад украшает только скверно намалеванный портрет святого Йоргена, причем святой щерит в ухмылке несколько отсутствующих передних зубов, задорно подмигивает заплывшим глазом и вообще вид имеет вороватый. Внутри обстановка довольно уютная, хотя декор на стенах в виде нездоровых рисунков и разнообразных надписей (от изречений из Библии до неприличных стишков) первое время шокирует.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #2 написан 13.01.11 в 21:46
Прекрасное начало 58 дня
В роли маленько нездоровой Коры – Флим
В роли психиатра Мартина и бдительного гражданина Ника – Вера

- Да! Заткнись! Ты! Уже!- орала Кора, лежа на полу и яростно стуча пяткой в стену, из-за которой уже битый час доносилось гнусавое пение, изредка прерывающееся правдоподобным хрюканьем. Сложно было понять, чем занимался этот «застенный» субъект, но то, что он больше не пытался изображать из себя волынку (как делал это весь вечер) уже неизменно радовало.…Вдруг все стихло.
Девушка облегченно вздохнула, опустила ногу и вольготно растянулась на грязном полу- спать на тюфяке ей отсоветовал Джимми. А Джимми она верила.
За стеной раздался истерический хохот.- Господи, ну почему я должна находиться в обществе таких неп’гоходимых идиотов?! Что, Джимми?.. Да, да, я знаю, что мне нельзя волноваться…
Что ни говори, а Джимми был очень умным и, в отличие от Коры, имел весьма позитивное жизневосприятие. Но самым весомым плюсом в Джимми было его умение слушать. В конце концов, что еще делать табурету?.. Он внимательно слушал все душевные излияния Коры, время от времени вставляя ценные замечания и наблюдения. Правда, отношения между ними поначалу не заладились.
Очнувшись в малопонятном подвальном помещении, Кора была не в самом лучшем расположении духа. Рвать соломенный тюфяк было скучно, биться о стены и царапать дверь – занятнее, но мало эффективно, трехногий шатающийся табурет оказался единственным подходящим предметом для разрушения, но как оказалось, общаться с ним было все-таки любопытнее.
«Я на камень сел,
Все припасы съел,
Песни все допел
На дублинской дороге,
Раз, два, три, семь, сто!

Потерпи меня немного,
Каменистая дорога в Дублин
Уак-фол-ло-ли-да!»…

- О, наконец-то запел хоть что инте’гесное!- улыбнулась Кора, почесывая свой разбитый о дверь нос.- Тебе ведь н’гавиться, а, Джимми?
По каким-то странным капризам судьбы и чокнутой баронессы Мартин стал главврачом в Бедламе Святого Йоргена. Он сам считал это досадным недоразумением и надеялся, что в скором времени сможет вернуться в больницу. А пока он должен был лечить душевнобольных, хотя и понятия не имел, как это делать. Так что, юноша пока просто приглядывал за больными, чтоб они ничего не натворили. Приносил им еду, давал лекарство, если надо было. Что сейчас он и пытался сделать, хоть, некоторые пациенты активно этому сопротивлялись.
- Ну и ладно. Не хочешь – не надо! Будешь тогда весь день голодный сидеть! – ругался Мартин, запирая дверь в палату. Он был по уши в каше. А надо было покормить еще одну больную. Он осторожно приоткрыл дверь в палату и тихо сказал:
- Леди к вам можно?
- Тс-с-сс!!- замахала руками Кора.- И да… и сейчас… и…П’гипев, дааа!.. А он не так безнадежен. Мо-ло-дец! – девушка вновь постучала ногой в стену, затем перекатилась на живот и с любопытством уставилась на посетителя, к слову, первого за 2 дня.
- А-а… Я тебя, кажется, знаю…- обратилась она к Мартину. - Я ведь тебя знаю, да?..
Мартин чуть тарелку не уронил:
- А-опять ты?! Черт возьми, я думал, ты умерла. - юноша улыбнулся - Как ты сюда попала? И… зачем ты валяешься на полу?
- Уме’гла?.. Было бы весьма неплохо, да… Но мне не везет. Знаешь, я вообще человек невезучий! Начать с того, что я –человек! И это главное невезение. Мне кажется.. вот нап’гиме’г белкой… Белкой было бы быть намного забавнее! Тебе вот так не кажется, а?.. Кора приподнялась на локтях и, наклонив голову, взглянула на застывшего Мартина.
Она точно его знает. Запыленные колесики в ее голове начали медленно, но верно, потихоньку разгоняясь, выстукивать прежний ритм. Но девушка пока не могла ухватить его суть.
- Белкой? Думаешь, им живется лучше, чем людям? Быть маленьким и беззащитным и каждый дурак может обидеть. По-моему, это не лучший вариант, лучше медведем. Нет? - Мартин поставил перед девушкой тарелку - Будешь завтракать? Если не хочешь, так и скажи, не надо только ее кидать. Ладно.
Кора хотела ринуться на защиту белок, но при виде еды побледнела и, зажав рот рукой, поспешно вскочила с пола.
- Н-не буду, унеси, - она наподдала тарелку ногой. – Д’гянь какая… Мартин! – воскликнула девушка, отнимая руки от лица.- В смысле не ты д’гянь, а… Хотя нет, ты тоже д’гянь! Ты… Кэтлин… Так, значит я в тю’гме?...
Колесики в голове заработали в полную силу, и надо было действовать решительно, пока им снова не приспичило отключиться.
Мартин попытался успокоить девушку:
- Не бойся, ты не в тюрьме, здесь тебя никто не обидит. И почему это я - дрянь? – с обидой в голосе спросил он - Потому что не дал тебе умереть?
- Памяти не хватит на всех вас, героев. – цинично заявила Кора и с решительным видом направилась к дверям.
Мартин вскочил и поспешно запер дверь:
- Э, нет, дурында ты неблагодарная, отсюда нельзя уходить, по крайней мере, пока не научишься себя вести.
- В таком случае объясни, что это за место, и почему я должна тебя слушать, а не сломать тебе, скажем, нос?..- с угрозой в голосе спросила Кора, подходя ближе.
- Не надо угроз - спокойно сказал Мартин, он пытался сделать такой вид, будто слова девушки на него никак не подействовали - Здесь больница. И ты должна меня слушать, потому что сидеть в больнице лучше, чем в тюрьме, куда у тебя есть все шансы попасть. И еда здесь лучше, намного, я это могу заявить со всей ответственностью. - добавил он стряхивая с волос чей-то несостоявшийся завтрак.
- К твоему сведению я не соби’гаюсь сидеть ни там, ни тут.
Кора локтем ударила Мартину в лицо и, воспользовавшись моментом, сорвала с его пояса ключи.
А в следующую минуту уже в коридоре звонко отбивала босыми ногами четкий ритм бега. В пару прыжков одолела лестницу и вылетела на верхние этажи, где, не тратя время на обмен любезностями с ошарашенными санитарами, просто проскользнула между ними и, прежде, чем кто-то успел что-то сообразить, выскочила на улицу. Но, рано обрадовавшись свободе, потеряла бдительность и налетела на здоровенного бородатого дядьку, с рассеянным видом бредшего по своим делам.
На Ника редко налетали симпатичные девушки, точнее сказать, никогда. Бродяжка, включив самую обаятельную улыбку, поймал девушку за руку и сказал:
- Почему ты не смотришь, куда бежишь? Ведь можно упасть и пораниться. Хорошо, что ты на меня налетела, а не на, допустим, камень или стену, или дерево….
- А не пойти бы тебе к че’гту?- с не менее обаятельной улыбкой бросила Кора и попыталась вывернуться из лап незнакомца.
Тут из больницы выскочил разъяренный Мартин с разбитым носом:
- Ах ты, белка драная, я тебе за это все руки поотрываю!
Ник поймал юношу за шкирку и спросил Кору:
- Он, что, тебя обижает?
- А-аа-а, это еще кто кого обижает! Отпусти, не твое дело! - закричал на него Мартин.
Кора изумленно переводила взгляд с Мартина на Ника, думая, смеяться ей или плакать.
- Э-э-э, да, да, обижает! - захныкала она.- Давай так: ты отпускаешь мою руку, я убегаю, а ты пока постоишь и поде’гжишь этого психа, ладно?..
- Не слушай ее! Она - ненормальная! Если ты ее отпустишь, она убьет кого-нибудь! - рявкнул на него Мартин.
Ник переводил взгляд с Коры на Мартина, с Мартина на портрет странного мужика на ближайшем здании. Тут он хитро улыбнулся и заявил:
- А! я знаю, вы - сумасшедшие. Вы от туда сбежали. Меня не проведешь, я знаю, что сумасшедших лучше не слушать, а то неприятностей не оберешься. Отведу-ка я вас обратно. - и Ник поволок врача и пациентку в сторону сумасшедшего дома, улыбаясь подбегающим санитарам.

Off
Пост #3 написан 02.02.11 в 17:41
Очередной пост из философско-психоделического цикла «Я и мой Табурет».
конец 11 класса, фуфики) ток такие посты щас ваять и могу ХD

Кора находилась в том подвешенном состоянии, когда не понимаешь: спишь ты или бодрствуешь. Но когда планка в сознании все-таки перевешивает в пользу реальности, тебе сразу хочется окунуться в мир сновидений и хоть на какое-то время забыться и ни о чем не думать. Не думать о том, что за чертовски короткий срок жизнь может встать с ног на голову, повернуться задом, а потом выкинуть еще какой-нибудь дурацкий трюк.
Но, к сожалению, как оно обычно бывает, именно в такие моменты спать совершенно не хочется. Вот и висишь где-то, не имея возможности забыться или желания встать и начать уже что-то делать.
Впрочем, Коре было во всех отношениях проще: если в ее сознании еще и существовала какая-то разграничивающая реальности планка, то эта планка стала такой тонкой, кривой и несуразной, что на нее вообще можно было не обращать никакого внимания.
Что Кора в принципе с успехом и делала бы и жила спокойно, но раз уж каким-то криволапым недоумкам хочется поиграть в докторов, то расслабляться рано. Хотя очень хочется, учитывая, что из тебя сперва выкачали всю «дурную» кровь, а потом насильно влили в глотку какой-то успокоительной дряни. Но как бы то ни было, надо было все же постараться сосредоточиться и срочно придумать план спасения. В противном случае- большой риск оказаться насмерть залеченной.
Деятельный по натуре Джимми тоже придерживался такого мнения, но все еще не в силах простить Коре ее внеплановый побег, упорно хранил молчание и принципиально отказывался с ней говорить. Кора же в свою очередь отказывалась принимать тот факт, что у табурета могут быть принципы, поэтому пытаясь сначала все же наладить беседу, вскоре тоже обиделась.
Молчание затягивалось и грозило перерасти в серьезную ссору, как вдруг до болезненно обострившегося слуха Коры донеслись легкие быстрые шаги, и в следующую минуту в щель под дверью проскользнул маленький клочок бумаги.
- Как мило, они кажется п’гислали мне счет за оказанные услуги… Ты не подашь мне? Ааа..все еще дуешься... Ей-богу, более глупого табу’гета я не вст’гечала! И не хами мне в ответ! Фуууу, ты где таких слов наб’гался?! Вот вылезу отсюда- тотчас займусь твоим воспитанием...
Кора сползла с разодранного тюфяка и на коленах, мягко покачиваясь из стороны в сторону, добралась до двери и подняла бумажку. Пробежав глазами написанное, девушка запрокинула назад голову и расхохоталась:
- Гляди- ка! Она меня еще помнит… В полдень, значит? Ну-ну… Улыбнись, Джимми! Грядет веселье.
... а в это время за соседней стеной кто-то вновь вспомнил, что уже час как не изображал из себя волынку.

Off
Пост #4 написан 09.02.11 в 15:37
"Маразм крепчал, шизуха косила наши ряды" (с) ХD

Ник был сегодня в очень хорошем расположении духа. Он помог докторам поймать опасную сумасшедшую. Его за это похвалили и даже разрешили поесть у них на кухне. Быстро уничтожив запасы каши, Ник услышал в холле истошные вопли. Бродяжка побежал посмотреть, что там твориться, и прям таки дар речи потерял: в холе голый мужик, с кастрюлей на голове скакал на метле с воплями «Я черный рыцарь! Где мои доспехи?!». Через минуту понабежали врачи и попытались угомонить «рыцаря». Им все таки удалось надеть на него странную рубашку с очень длинными рукавами и утащили в какую-то комнату. А Ник остался в холле совсем один. Тут он увидел, что на полу блестит связка ключей. Ник радостно подбежал к ключам, подобрал их с пола и потряс ими- ключи радостно зазвенели.

Из подвала послышались странные звуки, как будто кто-то играл на волынке. Как Ник ни боялся сумасшедших, любопытство было сильнее, он спустился в подвал и прислонился ухом к двери, за которой играла волынка. Вдруг, с той стороны двери кто-то громко гавкнул. От неожиданности Ник вздрогнул, и ключи с радостным звоном упали на пол.

По-прежнему сидя на полу, Кора меланхолично дирижировала в такт «волынке», как вдруг за спиной сначала раздались быстрые тяжелые шаги, а затем что-то, по звукам явно металлическое, совсем рядом упало на пол.

- Кто здесь?– нервно вскрикнула Кора, отползая от двери.

Ник хотел было забрать свои ключи и убежать отсюда подальше, но он услышал голос девушки, которая пыталась сбежать. Бродяге она совсем не казалась страшной, к тому же она находилась за дверью.

- Привет! Ты как там? Доктор не оторвал тебе руки?

За дверью некоторой время молчали- явно шли сложные размышления, а потом неуверенный голос произнес:
- Н-нет… а должен был?..
- Не знаю, но он кричал. По-моему ты его здорово огорчила.- Ответил Ник.

- Да, у нас с ним тяжелые отношения, –удрученно сказала Кора, которая уже узнала голос своего собеседника.- И мне очень стыдно, что я не извинилась пе’гед ним. Ты можешь как-то выпустить меня? Я схожу извинюсь, а потом снова ве’гнусь к себе в комнату.
- Ой, а как же я тебя выпущу? - удивился Ник.

- Неужели ну соо-оо-о-овсем нет никакого способа-а-аа-а?- захныкала девушка, надеясь разжалобить незатейливого парня.- Ты же такой умный! Должны быть ключи, найди!

- Я умный?! Мне никто еще такого не говорил. Ты, правда, так думаешь? - обрадовался Ник.- У меня тут есть какие-то ключи, но я не знаю, подойдут они или нет. На вот, попробуй открыть дверь. - с этими словами Ник зашвырнул ключи в щель между дверью и полом.

- П’гавда, п’гавда! Самый умный! П’госто гений…- бормотала Кора, нервно пытаясь попасть ключом в замочную скважину. Наконец ей это удалось, и девушка, распахнув дверь, вылетела в коридор, но тотчас развернулась и с криком: « Да помню, я помню!» снова метнулась в комнату и выбежала оттуда уже с табуретом в руках.
- Так ты знаешь, где мы можем найти Ма’гтинна?- обратилась она к замершему в сторонке Нику.

- А кто такой Магтин? Доктор? Он пока занят. Зачем тебе табуретка? Ой! А ты не сбежишь опять? испугался Ник.
- А может, ты уже заткнешься?- вежливо поинтересовалась девушка.- Если больше ничем помочь не можешь, то хотя бы не мешайся.

Кора оглядела коридор и, убедившись, что дорога свободна, поудобнее перехватила табурет и с независимым видом зашагала к лестнице.
Ник побежал за девушкой, взял ее за руку и сказал:
- Я не пущу, что бы ты убежала. Давай я лучше помогу тебе найти доктора.

В первую секунду Коре очень хотелось огреть надоедливого парня чем-нибудь тяжелым, но взвесив «за « и «против»- благоразумно решила, что помощь ей все-таки может понадобиться.

- Отличная идея, давай пойдем к нему в кабинет и подождем его там, а затем ты вновь сможешь п’говодить меня назад. Идет?
Ник благодушно улыбнулся:
- Конечно...надо только сначала найти, где его кабинет. А то я не знаю. Я знаю только где здесь кухня. Все-таки вкусная у вас каша, давно ничего вкуснее не ел.
- Джимми сказал, что знает, где кабинет,- сказала Кора, ласково улыбаясь табурету.- Идем наве’гх, а там видно будет. Как думаешь, нам удастся п’госкочить незамеченными?
- Зачем нам проскакивать незамеченными? Ведь тебе же наоборот надо с доктором увидеться? - Поинтересовался бродяжка.
Коре повторно захотелось треснуть Ника, но и на этот раз она героически сдержалась.
- Да, но об этом знаешь ты и я. Лишние люди нам не нужны, понимаешь? В общем, даже если не понимаешь, п’госто иди за нами!

Ник озадачено огляделся, не понимая, почему девушка «за нами», если она одна. Но все же он послушно последовал за ней наверх.

На верхних этажах царило настоящий бардак, все бегали туда-сюда и звали кого-то «рыцарем», в общем тихо проскочить не составило большого труда. Бочком пробираясь вдоль стены, Кора то ли действительно, слушая советы Джимми, то ли следуя внутреннему чутью, нашла нужный -ненужный, но какой-то кабинет.

- Постоишь здесь? – тихо обратилась она к Нику, который следовал за ней попятам словно тень.- Я подожду внут’ги , и если Ма’гтин появится- стукни в две’гь, ладно?

Ник кивнул головой:
- Хорошо, только ты ничего там не сломай, а то он еще больше разозлится и тогда точно тебя не простит. Кстати, мы же не знакомились, меня Ник зовут.

- Ко’га, - коротко бросила девушка, проскользнула в кабинет и тихо притворила за собой дверь. Затем мельком огляделась, поставила Джимми на стол, и, не тратя зря времени, метнулась к полкам, где стояли различные колбы с малопонятными субстанциями.

- Вот объясни мне, почему бы п’госто не написать «яд», а? – жаловалась Кора, перебирая пузырьки.- Что толку от всех этих названий... Что значит «никакой из тебя алхимик»?! Ты мне опять хамишь, Джимми? И вообще, чтоб ты знал: я полна иных достоинств!.. И только поп’гобуй сказать «не вижу»- клянусь, я тебя здесь одного оставлю!
Наконец выбрав пару сосудов с надписями пострашнее, девушка, не долго думая, слила их содержимое в одну чашу, ссыпала туда еще какой-то порошок и, как следует помешав пузырящееся «нечто», перелила все в обычный кувшин с водой.

«Ладно, пусть не убьет, так хоть пронесет как следует…» - довольно подумала Кора, направляясь обратно к двери.

Сумасшедшие, доктора- Мартин ненавидел их всех и каждого в отдельности. Подумать только: его только что чуть не убили. Если бы «рыцарь» немного точнее махал ножом, Мартин бы уже не смог наорать на санитаров за их нерасторопность. Но ему повезло (или не повезло), он остался жив, но теперь у него на плече и груди красовался глубокий порез. Разозленный Мартин увидел возле своего кабинета какого-то облезлого оборванца, который теребил в руках его ключи. Юноша, вырвал из рук незнакомца связку и не замедлил излить на него праведный гнев:

- Какого черта ты тут делаешь с моими ключами! Только воров мне тут не хватает! А ну проваливай, что б глаза мои тебя не видели!

Ник быстро стукнул в дверь кулаком и поторопился ретироваться.

Кора уже было взялась за дверную ручку, но вдруг с другой стороны раздалось чертыханье и сразу стало понятно, что Ник слишком поздно подал сигнал- Мартин уже был на пороге.
Прятаться было негде, да и некогда, дверь распахнулась, и девушка едва успела спрятаться за ней, как влетел разъяренный доктор.

Ругаясь в полголоса самыми неприличными словами, Мартин стянул рубашку, взял кувшин с водой, стал тщательно промывать рану - не хватало еще заразиться какой-нибудь черной меланхолией от этих ненормальных, и кое-как дрожащими руками начал ее перевязывать. Руки, правда, скоро дрожать перестали, юноша задумчиво посмотрел в потолок и блаженно заулыбался.

Тем временем Коре, затаившей дыхание в ожидании того, как же подействует ее зелье, уже надоело тихо сидеть за дверью, и она осторожно выскользнула наружу.
Первое, что бросилось в глаза – это развалившийся без рубашки Мартин с отстраненно блуждающей улыбкой на лице. Кора удивленно приподняла бровь- на такой эффект она как-то не рассчитывала. Немного поколебавшись, девушка подошла ближе и склонилась над юношей.

- Эээй! Ты живой вообще, нет?..

Юноша отвлекся от созерцания жуков, которые так долго притворялись пятнами на потолке, и расхохотался:
- Ой, а ты живая?

- А ты меня уже достал с этим воп’госом!- заявила Кора, отвлекаясь от созерцания Мартиного торса. –Ты когда успел без меня напиться? И что тепе’гь с тобой делать?..

Мартин резко перестал смеяться и серьезно сказал:
- Нет, я сегодня не пил! Или пил… Это ты напилась- разговариваешь с табуретками. Он как хоть? Общительный? - и юноша снова рассмеялся.

Кора обиженно надула губы:
- Да уж общительнее тебя! Хотя все вы мужики козлы.
Она с минуту молчала, а потом просто пожала плечами и отвернулась.
- В общем, не волнуйся, о тебе тут позаботятся, - бросила Кора напоследок своему доктору. -А нас еще дела ждут.

Мартин вскочил со стула и преградил девушке дорогу:
- Далеко собралась, дорогуша? Гулять в обществе одной табуретки по городу не безопасно, по городу ведь бродит злобный оборотень и злобные люди.

Тут в дверном проеме появился Ник, удивленно оглядев Мартина и Кору, он сказал:
- О, а я вижу, вы уже помирились.

Мартин взял Кору под руку и радостно сказал:

- А разве мы ссорились?! Больным надо дышать свежим воздухом, но только не в одиночку. Вы ведь возьмете меня с собой? Я ради этого даже с твоим табуретом познакомлюсь.- юноша с серьезным видом протянул руку табурету.

- Ты ему не н’гавишься! – покачала головой Кора.- Как и мне. Но если хочешь гулять- идем. Ник! к тебе это тоже относится.

Мартин почти вплотную подошел к девушке
- Не нравлюсь?! А по тебе и не скажешь.- тут он нахмурился, скрылся в соседней комнате и вышел уже в чистой целой рубашке, насвистывая веселый мотив. - Ну что вперед, друзья мои!
Ник весело захлопал в ладоши:
- Конечно, пойдем гулять!

- Ах, какой воодушевляющий оптимизм!– всплеснула руками Кора.- Щас стошнит. Топайте уже!

Девушка пинком выпроводила за дверь Мартина и Ника, а потом схватила неразлучный табурет и вышла следом.

===> летящей походкой в сторону базарной площади.

Совместный вынос мозга Verы и белки ХDD

Off
Little John/ Much Miller
Пост #5 написан 02.04.11 в 12:22
==> Церковь Ноттингема

- Да пустите же меня к нему. Мне надо сообщить ему кое-что важное. У него отец умер, он должен знать. Да не тюрьма же здесь в конце концов. – возмущался Чарли. Квентин никак не хотел пускать его к Мартину.
- Я вам в сотый раз объясняю. Он спит пьяный. И даже если вы скажете ему, что сейчас наступит конец света, он вряд ли поймет вас. – терпеливо ответил санитар.
Чарли сел на стул и обхватил голову руками. Кора не то чтобы не соответствовала его представлениям о хорошей невестке, она скорее была в его понимании самой худшей из всех возможных вариантов. Но даже не это его так расстраивало. И даже не то, что Мартин соврал ему, что девушка умерла. Самое скверное было то, что все неприятности свалились на несчастного старика одновременно. Кредитор требует немедленной выплаты большого долга. Любимый брат умер. Хоть он долго и сильно болел, и смерть его не была такой уж неожиданностью, но разве можно спокойно отнестись к потере родного человека. Чарли надеялся, что Мартин поможет и поддержит его в этих бедах. Но теперь, Мартину самому нужна была помощь.
- Все, Волынка выпил лекарство. – радостно доложил Ник, выходя из палаты и вручая санитару пустую кружку.
- Как ты его заставил? – удивился Квентин.
- Не заставил, а попросил. – поправил Ник и подойдя к печальному старику, показал ему порезанные руки и сказал – Дядя Чарли, а посмотрите, что мне сделали. Это немного больно. Но зато я теперь этот… как его… па-ци-ент. Вот. Меня теперь будут бесплатно кормить и дадут свою комнату.
- Размечтался. – усмехнулся санитар. Он за шиворот вытолкал Чарли и Ника из больницы и сказал – Мы закрываемся. Приходите завтра. А еще лучше – после завтра. Тогда, надеюсь, наш врач сможет хоть что-то соображать. – с этими словами санитар закрыл дверь.
- А я приду завтра к Коре и Волынке, он обещал научить меня вырезать из дерева лошадок и человечков. – безапелляционно заявил Ник – Не переживайте вы так, Чарли, все будет хорошо. Вот когда думаешь, что все уже совсем плохо, тогда всегда случается что-нибудь хорошее. Это я по опыту знаю.
Старик только печально вздохнул и поплелся домой.

Конец дня

Off
Пост #6 написан 03.04.11 в 20:36
совместный пост сестер Амнелл

==> Церковь Ноттингема (Кора и Натали)

-Фью-фью…- тихо свистел Натти, покачиваясь взад-вперед на стуле. Сапоги были вычищены до блеска, меч тоже, волосы взлохмачены и приглажены десять раз, короче все дела переделаны, а ночь только начиналась.
Зачем он вообще согласился быть каким-то там чертовым сторожем? Никому ты тут в подвале не нужен, никто не ценит твоего искрометного обаяния, ну и, разумеется, карьерного роста тоже ждать не стоит. Единственное, что устраивало- это оплата вперед и то самое ничегонеделанье. Но последнее уже стало весьма раздражать Нейта.

Он вынул меч из ножен, поднес к лицу и улыбнулся своему отражению. Мало что было разобрать, но от одной мысли, что на тебя смотрит такое лицо, становилось как-то приятнее. Натаниэль улыбнулся еще шире, повел бровями, размышляя, что ему стоит еще поработать над взглядом, и наконец вздохнул и убрал клинок.

Как вдруг тишину (сравнительную, конечно) разрушил звук чьих-то шаркающих шагов. Звук становился все громче, шаги все приближались. И вот из коридора вышла сухонькая старушонка в дорожном темном плаще с тяжелым капюшоном и поношенных башмаках. На груди ее красовался большой деревянный крест, а в руках была холщевая сумка с неровным, но заметным изображением какого-то монастырского знака. По всему было видно, что путница являлась монахиней. Женщина старалась держать спину ровно, но горб пригибал ее к земле. Изборожденное морщинами лицо землистого цвета расплылось в доброй улыбке, едва она увидела сидящего стражника. Старуха не могла разглядеть его лица из-за скверного освещения и плохого зрения (она подслеповато щурилась).

- Здравствуй, сын мой, не позволишь ли ты мне пройти в одну из комнат, где, как мне сказали, находится некая Кора Хаскелл? – послышался скрипучий голос.
Монахиня говорила с сильным немецким акцентом, ударяя на «т» и «взрывая» «п».

- Что-что?- растерянно переспросил Нейт, вскакивая со стула. – Оу… Простите, но могу ли я поинтересоваться, зачем вам нужна эта девушка? Понимаете, у меня тут единственный приказ: никого не впускать и никого не выпускать…
Юноша развел руками.

- Сын мой, неужели ты откажешь в просьбе такой пожилой даме, как я? Я монахиня, веду свой путь из самой Германии, чтобы встретиться с милой Корой. Эта девочка моя воспитанница. Когда в монастыре узнали о ее страшной болезни, меня послали сюда, чтобы я вернула Кору обратно в монастырь… Там ей легче будет думать о спасении души, - старушка мило улыбалась. – Если хочешь, сын мой, я покажу тебе бумагу, призванную освободить девушку из этого страшного места, вновь направить ее на путь истинный, излечить юную душу.
Монахиня достала из сумки пергамент и подала стражнику.

«Нагрузила умных слов», - недовольно подумал Нейт, беря в руки бумагу. Пробежав по ней глазами, он вынужденно, но вежливо улыбнулся:
- Не имею каких-либо оснований не верить вам. Но-оо… я всего лишь страж, согласованы ли ваши действия с главным лекарем? Прошу меня простить, я всего лишь выполняю свою работу…

Старушонка подбоченилась и нахмурила брови.
- Конечно, согласованы! Кто б меня пустил, если б не были согласованы, - она кивнула, чтобы усилить весомость собственных слов. – Видишь восковую печать? Так вот она вашим же лекарем и поставлена!

- Хорошо, хорошо! – замахал руками Натаниэль, доставая ключи.- Только вы понимаете, что может потребоваться помощь? Позвать санитаров, или как вы собираетесь справиться с душевнобольной?
Волнение Нейта за монахиню было вполне обосновано: он видел, как едва удалось притащить и запереть эту самую «милую Кору», поэтому ему с трудом верилось, что эта сухонькая женщина сумеет тут сама справиться.

- Еще чего! – махнула женщина рукой. – Она как меня увидит, сразу обниматься побежит!

- Ну, если вы так считаете…

Все еще неуверенно, молодой человек подошел к одной из дверей, вставил ключ и повернул тяжелый засов. Дверь скрипнула и отворилась.
Прежде, чем пускать внутрь монахиню, Нейт осторожно заглянул туда сам. Кора, сжавшись в комочек, лежала на холодному полу, поминутно раздавался ее тяжелый прерывистый вздох- единственный признак того, что девушка еще все-таки жива.

Вконец смущенный Натаниэль молча пропустил монахиню, а сам поспешил вернуться на свое «рабочее место».

Старушка громко хлопнула дверью и приперла ее изнутри неким подобием стула.
- Чертов Натаниэль! – пробурчала она. – И чертов горб!
Монахиня извернулась и почесала спину.

Кора резко подняла голову и мутными глазами уставилась на незнакомку. Несколько секунд молча разглядывала ее, а потом испустила вопль.
- Снова началось! – испуганно бормотала она, отползая в угол.- Снова видения… Не хочу, уйди, не надо!..

Женщина подпрыгнула от испуга и сбила горб куда-то набок. Поправив это нехитрое приспособление, она подошла к Коре.
- Тсс, успокойся! – говорила она шепотом. – Это я, Ненси! Я пришла, чтоб освободить тебя!

- Ненси?- изумленно переспросила Кора. – Сколько же лет я тут отсидела, что ты так успела поста’геть?!..

Монахиня тихо рассмеялась.
- Не кричи так! Это всего лишь маскировка, - девушка приподняла рукав платья - из-под него показалась молодая, белая рука.

Кора уже более расслабленно улыбнулась.
- Ты все-таки сде’гажала обещание…-П’гишла за мной. Но как мы отсюда выйдем?

Натали обняла подругу.
- Я была обязана! О, это просто. Я наврала охраннику, что я монахиня, обучавшая тебя в монастыре. И мне поручили привезти свою бывшую воспитанницу в святую обитель, - она подмигнула Коре.

Та вновь улыбнулась и крепче обняла Ненси.
- Каким же должен быть идиотом этот ох’ганник, если действительно согласился выпустить меня! Только не уве’гена, что все будет хо’гошо, Натали, я себя неважно чувствую уже не один день (уве’гена, во всем виновато это, так называемое, лечение), а после того, что было сегодня, еще и жутко устала. – Кора посмотрела в глаза подруге.- Ты понимаешь, к чему я клоню? Я слаба, и в случае, если нас хватятся, то не смогу бежать. Не хочу подвергать тебя опасности.

Ненси неуверенно улыбнулась подруге.
- Не могу сказать, что он дурак. Охранник что-то заподозрил. А потому будем действовать быстро! – девушка погладила Кору по плечу. – Тебе придется потерпеть немного, потом отдохнешь обязательно. Во дворе нас ждет лошадь, тебе не придется бежать. Главное, как можно скорее покинуть это здание.
Девушка встала и помогла подняться подруге.
- И никаких тревожных и печальных настроений, слышишь? Все будет хорошо, не сомневайся.

- Да, но...- не договорив, Кора вдруг резко зажала рот рукой и отвернулась.- Ооо, не стоило пить, не стоило!- пробормотала она, когда ей, наконец, удалось подавить рвотный позыв. – П’гости. Так о чем мы? А, побег… Что ж, открываем сейчас две’гь и с независимым видом п’госто идем мимо всех!
Девушка отодвинула стул, придерживающий дверь, и нетерпеливо поманила Натали.

Натали была озадачена состоянием подруги. Коре было очень плохо… и все из-за лечебницы! Ненси хотелось перевешать всех, кто приложил руку к созданию этого заведения.
- Уже иду! – хриплым старушечьим голосом отозвалась девушка и последовала за подругой.

- Ааа, вот и вы, сестра!- облегченно воскликнул Нейт.- А я послал за санитарами- испугался, что-то вы долго там пропадали. Если встретите их, сами объясните все. Та-аак, ну удачи вам в пути к вашему монастырю… Удачи Коре, дайте знать, когда она поправится- я вас навещу… - бормотал он, роясь по карманам в поисках ключей, чтобы отпереть дверь наверх.

- Это ищешь?- прозвучал голос за спиной.
Натаниэль резко обернулся. В дверях стояла Кора, как ни в чем не бывало ухмыляясь и поигрывая ключами.

- Ну вот, я же гово’гила, что он идиот! Ну а вам спасибо, настоятельница, за все. Но в монасты’гь я не хочу! Счастливой ночи.

И, прежде чем Ненси и Нейт успели среагировать, Кора захлопнула дверь.

У Натали, выражаясь литературно, отвисла челюсть. Она обомлела на минуту и уставилась на то место, где прежде была Кора.
- Что это было? – спросила монахиня неизвестно у кого.
Ей не хотелось верить, что подруга так поступила с ней. Ведь, в сущности, Кора обманула не только Натаниэля, но и саму Ненси. Это было подобно удару в спину.

- Мне бы самому хотелось это знать!- воскликнул молодой человек. – Из-под носа увела ключи! Сестра, вы…- он обернулся к монахине и неожиданно замер, глядя ей в морщинистое лицо, которое при свете факела уже и не казалось таким старым, но более всего его поразили живые зеленые глаза, смотревшие сейчас растерянно и убито. «Я видел такие глаза лишь раз и готов поклясться, что они могут принадлежать лишь одной…»- подумал он и вдруг, неожиданно для самого себя, подошел к старухе и скинул с ее головы капюшон. По плечам монахини рассыпались густые темные кудри.
- Мисс Натали!..- изумленно выдохнул рыцарь.

Девушка непонимающе смотрела на него.
- О Боже, о Боже! – она повторяла это абсолютно бесцельно.
В голове все смешалось: раскрытый обман с переодеванием, скрытый обман Коры; Натаниэль, не желавший никого обманывать.

- Мисс Натали! Мисс Натали!- он взял ее за плечи.- Придите же в себя! Или мне сделать вам искусственное дыхание?- в последнем вопросе послышалась явная надежда.

А сказано это было абсолютно зря.
- Знаете что, мой дорогой, это вам самому придется делать искусственное дыхание, если мы не найдем Кору в течение часа! – произнесла она и двинулась в сторону, куда убежала подруга.
А потом резко развернулась и вновь подошла к рыцарю.
- Хотя нет, прежде чем я отправлюсь на ее поиски, я должна, просто обязана вам сказать, что Кора была права: вы полнейший идиот, сэр! И если бы не ваша глупая бдительность, мы с ней вполне успешно покинули бы лечебницу. И моя подруга была бы в безопасности!

- Позволю себе напомнить вам о том, что если бы не ваш глупый маскарад, то ничего бы не случилось! – напряженно ответил Нейт, стараясь все же не терять мягкость голоса.- И ваша Кора была бы в безопасности у себя в комнате, а не бегала бы по городу. А если вы хотите выбраться отсюда, то смею вас огорчить: дверь ваша подруга успешно заперла. И нам придется провести эту ночь вместе. Я приму это за маленькое вознаграждение, если учесть, что я только что потерял работу. По вашей милости.
Натаниэль усмехнулся. Ситуация была более-менее под контролем: он вспомнил, где находятся запасные ключи, но не хотел так просто отпускать Натали, поэтому постарался придать всей ситуации наибольший драматизм.

Натали надулась, как рыба, выброшенная на берег.
- Я б с большим удовольствием посмотрела, как вы «лечитесь» тут. И как вели бы себя, проведя здесь неделю. – Ненси серьезно посмотрела на мужчину.
- И да, ночь с вами… худшего кошмара и не придумаешь! Где здесь окно? Я вылезу через него.
Девушка начала ходить туда-сюда вдоль коридора. Она была жутко недовольна всем происходящим.
- У вас нет платка? Или тряпки какой? Эта смесь на лице ужасно щиплет!

- Тут подвал, мисс Натали. Какие окна?- улыбнулся Нейт, вынимая из рукава платок и подходя ближе к девушке.- Давайте я вам помогу…
Он нежно провел платком по щеке к шее Натали.

- Чёртов подвал! – прорычала она и вырвала платок из рук рыцаря.- Нет уж, сама справлюсь.
Через пару минут девушка приняла свой обычный образ. Она вновь продолжила бессмысленное метание по коридору.
- Да что же делать?!

Он осторожно поймал ее за руку.
- Вы так красивы, когда не в духе…- промурлыкал Нейт. – Делайте, что хотите, а я буду вами любоваться. Вам кто-нибудь говорил, что при свете факела ваши глаза сияют мириадами звезд?..
- А вам кто-нибудь говорил, что вы шут? Впрочем, да, точно говорил, в этом я не сомневаюсь.
- Нет, хочу вас порадовать: вы только что сделали сенсационное открытие, - съязвил Натти, выпуская руку девушку.- Если вам угодно, ключи висят над стулом.
- Так бы сразу, сэр Натаниэль, - уже спокойно произнесла девушка.

Она залезла на стул и достала ключи.
- Желаю приятных снов. Спасибо за платок.
- Благодарю за приятный вечер. Передавайте привет мужу.

Натаниэль скрестил руки на груди и проводил девушку взглядом.
«А я ведь действительно потерял работу…»- вдруг пронеслось в голове, но странно, сожаления не было.

конец дня (городская сумасшедшая Кора)
==> Бывший дом знахарки (рыцарь в сияющих доспехах Натти, юная грубиянка Натали)

Off
Little John/ Much Miller
Пост #7 написан 09.05.11 в 21:11
Начало дня (88)

Лучик солнца медленно крался по столу, по исписанным бумагам, и наконец, добрался до лица, спящего за столом Мартина, нарушив его сон. Юноша поморщился, пытаясь осмыслить окружающую действительность. Он бы уверен, что продолжал писать, но разлитые чернила и намалеванные видимо уже во сне каракули, красноречиво утверждали обратное. Счета, счета, сплошные счета. Последние две недели, Мартин работал совершенно бесплатно, просто что бы работать, а не свихнутся от безделья. Хотя у него и были все шансы свихнутся из-за этих сумасшедших. Баронесса Моргелин куда-то уехала и перестала финансировать больницу. Оставшихся денег едва хватало на самое необходимое, и, как Мартин не пытался просчитать все расходы, бедлам был на грани банкротства. Еще раз поглядев на неутешающие цифры, доктор в сердцах порвал все счета и принялся яростно стирать бумагой чернильную кляксу со стола.
- Мартин, у тебя все хорошо? – робко спросил, заглянувший кабинет Ник. Доктор в последнее время стал совсем злым. Но бродяжка его все равно жалел, в конце концов, его невеста сбежала с каким-то никому неизвестным охранником, а это должно быть очень обидно.
- Что ты, у меня все замечательно! – воскликнул Мартин – Я никогда не был так счастлив! А вот какого ты тут забыл, пугало волосатое, ты забыл, что я тебе приказал? Ты не должен был показывать здесь свою чумазую физиономию, пока не найдешь эту психованную чучундру. Ну, где она? Что-то я ее не вижу.
Ник смущенно опустил глаза.
- Нуу… я искал… мне показалось, я ее видел… я подумал…
- Ты подумал?! – язвительно переспросил юноша – Не смеши меня. Интересно знать, каким органом ты обычно думаешь.
«Ну почему же все так плохо?» - с горестью подумал Мартин. Вся работа валилась из рук. Ему нужна была помощь. В доме Анны ему будут совсем не рады. Но что делать, видимо придется обратиться за помощью туда. Мартин смахнул со стола все бумаги и уже более вежливо обратился к обидевшемуся Нику:
- Прибери здесь все, пожалуйста.
Ник не сдвинулся с места и ничего не ответил, только еще больше насупился и надул губы. Мартин одобряюще похлопал бродяжку по плечу.
- Ой, можно подумать, прям, обиделся он. Не мохай, все замечательно будет. А я тебе на обратном пути пирога захвачу. – улыбаясь сказал юноша и вышел из кабинета.
Через несколько секунд бродяжка уже простил Мартину все обиды, крикнул вдогонку «Я с яблоками пирог хочу!» и пошел в кладовку за метлой.

==> Бывший дом знахарки (Мартин)

Off
Пост #8 написан 30.07.11 в 22:38
===> Бывший дом знахарки

Вывеска с беззубым хитрющим Йоргеном противно поскрипывала на ветру. Заколоченные окна неприветливо таращились пустыми глазницами, словно советовали поскорее убраться восвояси, и Кора с радостью вняла бы им, но любопытство было сильнее. Возможно ли добыть философский камень? Панацею от всех болезней и неиссякаемый источник богатств?

Где-то за спиной неприятно каркнул ворон.

Девушка поежилась. Входить или нет? А если это ловушка, и стоит только войти, как ее снова схватят и швырнут в камеру?
Но философский камень…

«Господи боженька, почему одним все, а у меня ни ума, ни хотя бы груди нет?»- мысленно вздохнула Кора и все-таки вошла в лечебницу.

Опасения оказались напрасны: здание было пустое, комнаты закрыты, вещи забраны, ни людей, ни даже тараканов. Тем не менее, Кора не стала задерживаться, а сразу спустилась по лестнице в подвал. Неприятные воспоминания тотчас хлынули в воспаленное сознание. Девушка сжала вспотевшие ладони так, что следы ногтей глубоко отпечатались на коже. «Главное, не поддаваться. Здесь никого нет. Все хорошо. Хорошо. Надо срочно найти Мартина…».

К счастью, ее желание быстро было исполнено: мирно посапывающий Мартин быстро нашелся на полу в одной из комнат. Кора уже наклонилась, чтобы разбудить юношу, но тут ее взгляд упал на стол с различными непонятными приборами, склянками, весами, золотом… Золотом?

Девушка оживилась и, быстренько подскочив к столу, взяла золотистый кусочек в руки.
- Неужели ему удалось…- пробормотала она, внимательно рассматривая и взвешивая на ладони драгоценный метал. Впрочем, вскоре ее внимание привлекли пузатые пробирки с разноцветными жидкостями.

…Любопытство порой очень плохая штука. Особенно, если к тому же напрочь отсутствует инстинкт самосохранения.

Отложив золото, Кора взяла пару ярких пузырьков и с интересом вылила в одно блюдо. Получилось нечто малинового цвета. Красиво. Надо добавить желтого. Но скоро стало ясно, что идея была неудачной, так как нечто тотчас начало нехорошо бурлить и разъедать миску.

Взвизгнув, девушка отскочила от стола и бросилась будить Мартина:
- Вставай! Ну, же! Че’гт возьми, подъем! Эй!

…Мартин ликовал, его счастье было шире вселенной. Наконец, после многолетних поисков, после многочисленных бесплодных попыток, после стольких трудов, он добился того чего так желал. У него на ладони, как маленький кусочек солнца сияло золото во много раз чище рудничного. Теперь все неудачи и невзгоды позади. Он, наконец, сможет помочь и себе и другим. Мартин поймал взгляд Коры и улыбнулся ей. Конечно, у них всегда были довольно непростые отношения, но Мартин знал, что не так уж сильно она его ненавидит. Скорее даже наоборот. Да и он тоже уже без нее жить не может. И теперь им уже ничто не помешает быть вместе. Положив золото на стол, он обнял девушку и с радостным криком «Гип-гип- УРА!!!» закружился с ней по комнате. Остановившись, Мартин ласково посмотрел в бездонные, самые для него прекрасные глаза. Как же ему все-таки повезло найти два самых замечательных сокровища во всем мире: философский камень и Кору.
- Я люблю тебя. – тихо сказал он ей.
- Знаю. Я тоже тебя люблю. – ответила девушка.

Мартин крепко обнял Кору и страстно поцеловал. Но тут девушка отстранилась и резко встряхнула его за плечо.

- Вста-вай!- твердила свое Кора, бесцеремонно тряся Мартина и то и дело оглядываясь на стол, по которому медленно, но верно растекалось нечто. – Там что-то упало, ты глянь, это не опасно? Не нужно убегать с воплями? Эй, ты меня вообще слышишь?

Мартин, еще толком не проснувшись, ласково улыбаясь, как идиот, посмотрел на девушку и погладил ее по щеке. Но сообразив, наконец, что это далеко не сон, и наяву от Коры ничего хорошего ждать не приходится, парень нахмурился и отдернул руку.

- Так, жара нет. Зачем ты тогда полезла на мой стол? Мало того что опоздала, так еще свои корявки куда не надо суешь. Знаешь самый главный закон жизни: не знаешь – не лезь. Поздравляю, ты разлила философский камень. Фуу, еще и с чем-то его смешала, хотя от него все равно никакого толку.
Он с сожалением посмотрел на безобразное пятно на столе.

- Камень? Разлила?! – переспросила Кора, хлопая глазами.- Но как это возможно? Камень же всегда был тве’гдым… И что значит: «от него никакого толку»? А как же это?
Она растерянно вытянула руку с зажатым в ней золотым кусочком.

-Вот если бы ты потрудилась прийти пораньше, я бы тебе все объяснил. А это золото – подделка. Если б я сделал из глины ночной горшок, он бы и то дороже стоил.

Кора внимательно все выслушала, помолчала немного и вдруг улыбнулась:
- Как можно отличить золото от твоего, поддельного? По весу с’газу не сооб’газишь, хотя сейчас я замечаю, да. Есть еще способы?

- Нет, ну почему так получилось? Я же все правильно делал. – сокрушался Мартин – Настоящее золото мягкое, оно легко плавится, в слитке можно запросто сделать вмятину, а это, не знаю даже как это назвать, твердое. К тому же, когда-нибудь это «золото» сотрется и снова станет свинцом. Может это случится даже не через один год, но случится, обязательно.

- Когда тебе дают золото, ты на нем вмятины делаешь? Нет. Это я все к тому веду, что с’газу отличить нельзя. Можно воспользоваться. Смекаешь?

- Да брось ты. Это называется – изготовление фальшивых денег. За это могут четвертовать. Понимаешь? Я не хочу, что б меня четвертовали, да и тебя тоже. Так что даже не думай об этом. – Мартин строго посмотрел на Кору, но та лишь презрительно скривила губы.

- Не смеши. Мы столько всего натво’гили, что фальшивое золото –детская забава. Очень выгодная, кстати. И куда безопаснее, чем наши обычнее грабежи. Подумай, ну же!

- Уйди, Сатана! – отмахнулся Мартин - Тебе еще не надоело искушать судьбу? По-моему, как раз сейчас для тебя настало время покончить с этим гиблым делом. И потом, из меня никудышный мошенник – я не умею врать, а тебе, оборванке, никто и не поверит. Разве что среди твоих «деловых знакомых» есть какой-нибудь ловкий обманщик, которого, в случае чего, будет не жалко. Кстати, о птичках, давно хотел спросить. Как твой охранник, с которым ты тогда свалила? Это он тебя бросил, испугавшись ребенка, или это ты училась стрелять из арбалета, используя его голову как мишень? А может, и то и другое? – парень с интересом посмотрел на Кору.

Девушка наморщила лоб. Если бы она помнила всех, в кого стреляла, с кем сбегала, кто помогал ей и прочее, прочее, то окончательно бы лишилась рассудка. Но гораздо интереснее то, что все это помнит Мартин.
- Ревнуешь?- усмехнувшись, спросила она.

- Пф, делать мне больше нечего. – презрительно фыркнул Мартин - Интересно просто. Пытаюсь вычислить папашу. – Разговор ему решительно не нравился. Но Мартин был рад, что смог отвлечь Кору от проклятого золота.

- Он не твой.- вдруг сказала она.- Ребенок. Я тогда солгала тебе. Можешь успокоиться, между нами были только деловые отношения.
Кора рассеянно повертела в руках кусочек блестящей фальшивки.
- Я действительно хочу завязать с убийствами, грабежами и всем подобным. Это будет последняя выходка. Она безобидна, ты сам видишь. Лишь в’геменно, пока ты не получишь настоящий философский камень.

- Я вообще-то это и без тебя знал. Но это хорошо, что ты призналась. Я знал, что ты не стерва. Неужели никак нельзя призвать его к ответственности? И нельзя сказать, когда я получу философский камень, с моим везением, скорее всего – никогда. Так что хватит. – Мартин тяжело вздохнул.

- К ответственности, -глухо повторила Кора, сверкнув глазами.- О какой ответственности можно гово’гить с убитым? Я не была бы здесь с тобой, не п’госила помочь, если бы отец моего малыша был жив. Но я одна и вынуждена унижаться! А ведь когда-то была д’гугой. Сложно п’гедставить, да?

Она нервно рассмеялась, чувствуя, как на глазах выступают слезы. Так долго держать все в себе, чтобы ни с того ни с сего раскрыть душу перед Мартином? Как же все нелепо…

Парень неловко обнял Кору и погладил по волосам. Он совершенно растерялся и не знал, что бы такого ей сказать, что б ее утешить.
- Я верю, что ты была другой, я все понимаю.

- Если бы понимал, то согласился помочь, - девушка подняла на него заплаканные глаза.- Последний раз, и я оставлю тебя. Ты сможешь забыть все и больше не вспоминать.

От слез девушки у Мартина болезненно сжималось сердце. Но то, что она предлагала, было совершенным безумием
- Еще чего. Ты думаешь, я брошу тебя в таком состоянии? Конечно, я помогу тебе…

Парень не успел договорить, как стены бедлама содрогнулись от душераздирающего вопля, послышался глухой «бум», витиеватая брань, топот ног и детский смех.

-Святые небеса, что это?- воскликнула Кора, отпрыгивая в сторону и недоуменно озираясь.- У меня снова начинаются галлюцинации?
Мартин засмеялся.
- Нет. Это Ник вчера приволок с улицы нескольких бездомных сироток. А сегодня мелкие засранцы, видимо, подложили ему в постель ужа или лягушку. Он их до смерти боится. Это я им посоветовал, а не то он до обеда не встанет. А если уж играешь в главврача… Черт, так что же уже утро? – парень испуганно поглядел на Кору.

- Как мило. Вместо психов в каме’гы детей посадить.- откликнулась она. Слезы высохли, можно было снова дерзить.- Уже давно ут’го. Ты в своем подвале света белого не видишь.

- Так мне ж давно на работу пора! Ужас, Анна меня убьет. Всё, я в больницу. А ты глупостей не делай, я придумаю, как тебе помочь. Сиди тут, здесь тебя никто не обидит и не запрет. Жди меня и я вернусь. – Через мгновение его и след простыл.

Кора проводила Мартина рассеянным взглядом. Зря она так быстро успокоилась, надо было подольше пореветь, и он бы точно согласился на маленькую аферу. Но ей нужно это золото, нужно! А значит, она еще найдет способ его уговорить.

===> Бывший дом знахарки (Мартин)

===> Ноттингем (Кора)

Совместно с Верой
Off
Пост #9 написан 11.12.11 в 01:03
===> Кладбище при церкви

- Нет, ты все-таки уверена, что здесь безопасно?
- Это лечебница для душевнобольных. Кто сюда полезет по своей воле? Эй, ты. Заноси, ставь в угол. Вон туда, да.
Кора отступила на пару шагов, давая пройти горилообразному субъекту с подбитым глазом. Субъект протиснулся в камеру, бухнул на пол ящик и следом швырнул увесистый гремящий мешок.
- Осто’гожней,- скривилась Кора, поднимая вылетевший из мешка штурмовой крюк и засовывая его обратно.
- Боюсь представить, в какие долги ты влезла, чтобы все это достать,- ухмыльнулся коротышка Джефф, высовываясь из-за двери.- Кстати, ты знаешь, что сейчас идет рыцарский турнир?
- Немного удовольствия глядеть, как потные мужики вышибают друг друга палками из седла.
- Это твое мнение. А большая часть Ноттингемшира я уверен там.
- И?
- Не будь дурой!- не выдержал Джефф.- Если все там, то много ли народу в городе, в замке?
- Ты имеешь в виду, что сейчас лучшее в’гемя для нападения?- морща лоб, спросила девушка- до нее наконец-то начал доходить смысл происходящего.
- Слава святым, она догадалась!
- Мы еще не готовы…- задумчиво проговорила Кора, оглядывая импровизированный оружейный склад.
- Потом станет поздно. Шериф будет в замке, да и сдается мне, рыцари к своим пенатам не сразу вернутся. То есть хочу сказать, что в случае чего часть из них да поддержит Вэйзи.
- Хах, в борьбе с уличными во’гами?
- Да, если эти воры зарятся на казну.
- У нас есть по’гох!- неожиданно взвизгнула девушка так, что Джефф, и его горилобразный спутник разом отпрянули к выходу.- Мы уничтожим каждого! Взо’гвем всех и все! Ооо, я уже вижу, как алые языки пламени возносятся к небу…
Она с хохотом захлопнула дверь камеры и закружилась по подвалу. Джефф испуганно смотрел на Кору, продолжающую вдохновенно вещать что-то про адское пламя. Нет, конечно, он и раньше знал, что она немного чокнутая… Но чокнутая, то есть со странностями, а не чокнутая в смысле безнадежно больная на голову.
- Тебе ведь не нужны деньги,- вдруг тихо сказал он.- Ты просто хочешь разнести ко всем чертям ненавистный город. Повсюду кровь, крики, паника. Хаос... Я прав?
Кора остановилась на середине подвала и улыбнулась:
- Нет. А даже если и да, то вас это волновать не должно. Каждый получит то, что ему п’гичитается, я обещаю. Иди и собе’ги наших.
- А ты?
- П’гиду позже, когда улажу кое-какие детали, - отмахнулась девушка.
Коротышка Джефф молча развернулся и вслед за товарищем устремился по лестнице. Они не были трусами и за свою разбойничью жизнь успели навидаться всякого, но почему-то обоим хотелось поскорее убраться из подвала, подальше от безумного хохота, летящего им в спины.
Кора же еще раз обошла подвал, попеременно открывая и закрывая двери камер, затем не спеша поднялась на этаж, прошлась по коридору, что-то напевая себе под нос, и оказалась в кабинете Мартина. На расчищенном от бумажных завалов столе уже стояли кувшин вина, нарезанное мясо, сыр, хлеб, немного яблок.
Девушка поправила последние мелочи в сервировке и опустилась на узкую кровать, придвинутую в угол. Все было готово, оставалось дождаться прихода самого хозяина комнаты.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #10 написан 21.12.11 в 15:12
Совместный пост Веры и Флим=)

==> Ристалище (Мартин)

В бедламе, как ни странно, было очень тихо. Видимо, все сирые и убогие его постояльцы, ушли попрошайничать на турнир. Только в одной из комнат сидела древняя старуха, душевнобольной что-то испуганно бормотал в углу, да девочка лет семи играла на полу с тремя малышами, старшему из которых было не больше трех лет. Мартину показалось странным, что они все забились в самую дальнюю комнату, но парень так устал, что лишний раз думать ему уже не хотелось. Оставалось только накормить детей, убедится, что с Корой все в порядке, запереть ее в одной из комнат и завалиться спать.
Девчушка быстро заметила Мартина, подбежала к нему и тут же запустила руки в его сумку.
- Ура! Доктор Мартин пришел. А что это ты там принес? Ух ты,какой пирог! А как пахнет вкусно. Это ведь нам, да? - девочка захлопала ресницами.
- Ну да. - улыбнулся Мартин - Только не все, надо поделиться с еще одним человеком. Кстати, ты не знаешь, темноволосая высокая девушка все еще здесь, она никуда не уходила?
Девочка, которая уже с самым серьезным видом рассаживала малышей и делила пирог, испугано посмотрела на парня.
- Эта страшная тетка? Не ходи к ней - она злая. Она хочет нас всех убить. Прогони ее!
Мартина насторожила реакция девочки. Чем же Кора ее так напугала? Но он не показал своего страха и волнения и только усмехнулся.
-Во-первых, она не тетка. Во-вторых, она не страшная, страшна ее болезнь. А в-третьих, ты маленькая трусиха. Я вот, ее ни чуточки не боюсь. Я могу сейчас пойти и мило с ней поговорить. Пойдем, поможешь мне ее найти. - с этими словами Мартин подхватил девочку на руки. Но она завизжала и стала отчаянно вырываться.
- Спасите! Помогите! Это ты сумасшедший, а я еще жить хочу! Сам к ней иди!
Мартин выпустил девочку. Он был очень удивлен. Но его ждало еще большее удивление, когда он заглянул в свой кабинет. Он ожидал от Коры чего угодно, но только не вкусного ужина.  
- Ух ты! А в честь чего это у нас праздник?
Дремавшая девушка, услышав знакомый голос, сонно приподняла голову от подушки и просто ответила:
- Ты же весь день работал, устал, полагаю. Мне п’госто захотелось сделать тебе п’гиятное.
Мартин присел на краешек кровати, внимательно глядя в глаза Коре и пытаясь понять, что же у нее на уме.
- Ты хочешь сделать мне приятное? Что бы это значило? - парень пододвинул еду и вино поближе к девушке - Без обид, но только после тебя.
Та лишь пожала плечами, взяла по кусочку от мяса и сыра и спокойно съела.
- Вино не буду, сам понимаешь. Что еще? Яблоки тебе тоже не н’гавятся? Ей-богу, не смеши меня. Я думала, мы научились друг другу дове’гять.
Она как бы невзначай дотронулась до его руки.
Мартин резко отдернул руку и отодвинулся от Коры. Но все же налил себе вина и принялся жевать мясо.
- Очень мило с твоей стороны. - смущенно начал он - Но даже когда ты ведешь себя нормально, это все равно вызывает подозрения. Ты зачем сироток и больных пугаешь? Что ты такого сделала, что они спрятались от тебя в самую дальнюю комнату?
- Я пела,- без намека на шутку ответила девушка, - видно им не очень понравилось. Ну и ладно! Скажи лучше, как п’гошел твой день? Что-то случилось? Ты такой нап’гяженный…
Кора села в кровати и начала мягко массировать плечи Мартина.
Прикосновения Коры Мартина как кипятком ошпарили. По крайней мере реакция на них была такая же. Он аж подавился. Встав с кровати, парень с трудом откашлялся. Он сильно покраснел, но скорее от смущения, чем от нехватки воздуха. Отдышавшись, он сказал охрипшим голосом:
- С-спасибо, конечно, за заботу. Н-но ты п-права, день сегодня действительно был очень трудный. Шериф отравил турнирное оружие, и часть рыцарей теперь умирает. Но если они доживут до утра, то я еще успею сделать противоядие. Так что ты уж извини, но мне работать надо... в-вот... Я это... в лабораторию пойду... Ладно? Мы еще с тобой поговорим... да... но только не сегодня.
Но юноша тем не менее уходить не торопился. Он стоял с крайне растерянным видом, чесал затылок и боролся с искушением остаться.
- Ты работаешь больше всех,- улыбнулась Кора,- и думаю, вполне заслужил отдых. Хотя бы на один вече’г. Анна и Ненси уж как-нибудь сп’гавятся без тебя.
Она протянула к нему свою руку.
- Ну же. Если не сегодня, то когда? Никто не знает, что будет завт’га.
Парень с минуту помялся, поглядывая то на дверь, то на Кору. Наконец, искушение победило, и он присел рядом с девушкой на кровать.
- Знаешь, а ты права. Я ужас как устал...
Мартин с улыбкой посмотрел на Кору и погладил ее по руке.
- Умопомрачительно. Я ведь от тебя такого не ожидал... Что такое с тобой случилось? Расскажи-ка теперь ты, как твой день прошел.
- О, ничего особенного,- начала девушка, подливая Мартину еще вина,- купила порох, оружие, осталось соб’гать людей и можно идти на замок. А вообще сегодня было довольно солнечно и тепло, не считаешь?
Мартин чуть ли не залпом выпил предложенное вино и довольно долго переваривал полученную информацию.
- Правда? - наконец, спокойно отозвался юноша - Чем же тебе замок помешал?
- Я хочу уехать и оставить за собой чистый лист. Кто-то может забыть, а я хочу уничтожить, чтобы было нечего вспоминать. Но это все философия, если по существу, то нужны деньги. Еще вина?
- А как же я? Ты и меня забыть хочешь? Это что же, то что ты сейчас делала, все только ради денег? Ты зря старалась. Я подделок больше делать не буду. У меня веществ нужных нет. И денег на них тоже нет. Я тебе не интересен больше... - закончив свою горестную речь, Мартин шмыгнул носом, забрал кувшин с остатками вина и поплелся к двери.
- Вместе уедем!- проникновенно заговорила она.- Далеко, туда, где нас никто не знает, где мы сможем начать все сначала! Только для этого нужно закончить все дела здесь. Одно маленькое усилие- и все! мы свободны. Ну же, подумай, что нас ждет. Ты же тоже этого хочешь…
Кора наклонила голову, целуя Мартина и увлекая его обратно на кровать.
У Мартина голова кругом пошла от удовольствия. Черт возьми, от того, что Кора вытворяет у него и правда крыша поедет. Но, кажется, номер прошел, можно продолжать игру.
- Ты себе не представляешь, как хочу. Мы и на штурм пойдем тоже вместе. Чур, я лично взорву замок, раз уж невозможно оторвать руки бездарному зодчему, который его так кошмарно построил. Меня тошнит каждый раз, когда вижу это безобразное чудовище. Каким для меня наслаждением будет его уничтожить! Ты ведь не против?
Мартин хотел обнять Кору, продолжая при этом обниматься с кувшином вина. Но, внезапно, кувшин выскользнул из рук, облив парня и девушку вином, хлопнулся об пол и разлетелся на куски.
Кора расхохоталась и слизнула винную каплю, скатывающуюся с подбородка Мартина.
- Я буду только счастлива,- ответила она.- Ты же такой талантливый алхимик, уве’гена, ты сделаешь все лучшим об’газом. Как сделал золото… и ведь добудешь его снова, да? О, я найду тебе необходимые вещества… позже…
Пальцы торопливо дергали шнуровку платья.
На этом терпение Мартина лопнуло, бой с искушением был проигран окончательно и бесповоротно. Мартин снял испачканую в крови и вине рубашку, обнял Кору и растянулся с ней на кровати.
- Ну что ты все заладила: "золото-золото". Есть вещи и поинтересней золота. Знания, например. Если узнать законы природы, то можно получить почти безграничную власть и силу. Что в сравнении с этим золото! - тихо шепнул Мартин и поцеловал Кору, помогая ей освободиться от платья.
- Власть и сила? Мне это н’гавится,- улыбнулась девушка, отвечая на поцелуй и спихивая на пол оставшуюся одежду. Нет, все-таки она проявила себя талантливым парламентером, раз сумела убедить и перетянуть на свою сторону такого полезного и знающего человека. Пусть себе изучает какие угодно законы, явления да и вообще все, что хочет. В итоге-то все равно выйдет то, что хочет она…
Off
Пост #11 написан 15.02.12 в 21:39
Белка и Vera

Последний раз прополоскав рубашку, Кора достала и развернула ее; убедившись, что пятна от вина и крови успешно истреблены, девушка отжала и хорошенько встряхнула одежду- пусть быстрее сохнет. Наконец, взяв выстиранные вещи, Кора вышла в коридор и направилась к кабинету, который случайно (или не очень) для них с Мартином превратился в спальню.

От приятных мыслей девушку отвлек шорох за спиной. Кора резко обернулась, но, как и предполагала, ничего не увидела. «Сознание опять играет со мной шутки. Все хорошо, все хорошо, я одна…»

- Ааа!- успела взвизгнуть девушка, прежде чем широкая ладонь зажала ей рот, и из полумрака вынырнула сутулая, но крепко сбитая фигура в потрепанном плаще.
- Меня прислали за деньгами, - без лишних предисловий начал незнакомец.- Ты взяла порох и оружие, но оплатила лишь малую часть. Где остальное?
Рука переместилась на горло.
- Я же сказала, что заплачу позже…
- Хозяину надоело ждать!
Стальные пальцы потихоньку сжимались.
- С-сей-час не могу… Ничего нет,- еле проговорила Кора, ногтями впиваясь в держащую руку. – Убьешь- не получишь вовсе.
Казалось, довод подействовал, мужчина разомкнул хватку, и девушка, кашляя и растирая шею, съехала на пол.
- До рассвета. Последний срок. Хозяин милосерден.
Незнакомец развернулся и исчез также быстро, словно действительно был лишь плодом воспаленного сознания.
Кора резко вскочила с пола и, оставив валяться всю постиранную одежду, бросилась к кабинету.

Мартин еще мирно спал, когда она прижалась к нему, уткнувшись носом в плечо юноши и стараясь унять нервную дрожь.
Парень во сне обнял девушку. Но крайне неприятное чувство заставило его проснуться: Кора дрожала всем телом, как будто только что пришла с жуткого мороза. Бедняжка, надо укрыть ее одеялом и согреть поскорее. Стоп. Какой мороз? Сейчас же май! Мартин с трудом продрал глаза и заглянул в лицо девушке. Она была бледная, как полотно, а на шее виднелись красные отметины. Юноша здорово испугался.

- Что случилось? Тебе плохо? Кто-то напал на тебя? Отвечай, во что ты опять вляпалась! И не вздумай врать! - Мартин вцепился пальцами в плечи Коры и пристально посмотрел ей в глаза, пытаясь не морщиться от головной боли и собраться с мыслями.
- Я… мне всего лишь опять что-то почудилось,- ответила девушка, выдавливая улыбку и мягко отодвигаясь от Мартина.- Там очень темно, а я не додумалась взять свечку, запнулась, упала и жутко пе’гепугалась. Извини, не хотела тебя будить.

Ответ девушки разозлил Мартина.
- Прежде чем врать мне, научись хотя бы, как следует это делать! Что за страшные тайны ты пытаешься от меня скрыть? Я же всегда помогал тебе. И я думал, мы научились доверять друг другу, видимо, ошибся... - расстроенно сказал он и, завернувшись в одеяло, стал ходить туда-сюда по комнате, заглядывая под кровать и под стол. - А куда пропали мои вещи?

Вздохнув, Кора выскользнула в коридор и вернулась, держа в руках одежду.
- Вот. Я пости'гала. Штаны уже подсохли, думаю,- она передала Мартину его вещи. - Что до доверия.. То я верю тебе и поэтому хочу уберечь. Не стоит знать то, что может нав'гедить.

- Постирала? - Мартин не смог сдержать улыбки - Чудеса! Я тронут. Это очень мило с твоей стороны. - Усевшись на кровать, парень под одеялом натянул штаны. Потом подошел к Коре и, стиснув ее в обьятиях, сказал: - Вообще-то я в курсе, что ты - ходячая катастрофа, и разумней было бы с тобой не связываться, Но разве я похож на разумного человека? Расскажи мне все, а то я обижусь, и тогда тебе придется искать себе другую игрушку.

- Ой-ой-ой! Не стоит ставить мне ультиматумы, милый,- усмехнулась девушка, приложив пальчик к губам Мартина.- Ты сначала, как и обещал, научи меня алхимии. И как об’гащаться с византийским огнем тоже скажи. А уж после я отвечу на все, что тебя инте’гесует. Идет?

- О, слушаю и повинуюсь, моя госпожа! - нарочито серьезно сказал Мартин и, приобняв Кору, повел ее из кабинета. - Пойдем в лабораторию. Надеюсь только, ты, в приступе хозяйственности, не наводила там порядок. Без моего разрешения там ничего трогать нельзя: это может плохо кончится.

- Тогда ты будешь делать, а я постою, понаблюдаю и попытаюсь запомнить, чтобы потом повто’гить,- предложила Кора, когда они спустились вниз.- А потом мы возьмем по’гох и поедем в Локсли. Хочу взглянуть, как он работает.- Она на минуту задумалась, словно бы что-то прикидывая, затем тряхнула головой и подтолкнула Мартина к столу.- Ну, давай, начинай, алхимик.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #12 написан 19.02.12 в 15:59
Совместный пост Флим и меня

Мартин хотел спать, голова кружилась и болела от усталости. Но алхимия была тем занятием, которым он мог заниматься в любом состоянии, хоть при смерти. Юноша быстро раскладывал нужные вещества и попутно размышлял, как бы ему отговорить Кору от штурма замка.
- Слушай, зайка, а какой у тебя срок беременности? - вдруг начал он - Скажи, если это, конечно не относится к тому, что мне знать опасно.
От «зайки» Кору просто передернуло. Она уже не знала, что хуже:  злой Мартин или Мартин в диком приливе нежности.
- Около двух месяцев, -ответила она, внимательно наблюдая за действиями ученого.- Но какое это имеет значение?
- Всего-то два месяца? Ути, малыш совсем! - сказал Мартин с притворным умилением - Ну и что ты решила? Оставишь его, будешь заботиться о нем, растить, не спать по ночам, менять пеленки? Просто не похоже, что он тебе очень нужен...
- Не понимаю, о чем ты.- Сухо ответила девушка.- Мой сын- часть меня, и для его счастья я сделаю все возможное, а тебе бы я посоветовала не лезть не в свое дело.
- Оу! Какая заботливая мамаша! - насмешливо сказал алхимик, не глядя на девушку. Он аккуратно взвешивал ртуть и серу: нельзя было ошибиться, а то даже паршивая фальшивка не получится
- И ты собралась замок штурмовать конечно из любви. А не рожденные младенцы - существа очень хрупкие и нежные. Но, без сомнений, выкидыш его осчастливит несказанно! Хотя, не знаю, бывают ли мертвые счастливы. Как думаешь?
- П’гикуси язык! – рявкнула Кора, машинально кладя руку себе на живот. – Я и не плани’говала сама куда-то лезть, тем более на стены замка. Есть те, кто могут это сделать за меня. С меня станется лишь дать им идею и помочь с воо’гужением. Но и это тоже не твоя забота.
- И конечно они будут столь благородны, что потом отдадут тебе часть добычи... ну надейся, надейся. - усмехнулся Мартин.
- У всех есть свои законы, даже сама последняя шайка - не исключение,- она меланхолично пожала плечами; тонкие губы растянулись в нездоровой улыбке.- Мне нужны деньги, моему сознанию- хаос. И я получу и то, и д’гугое. С твоей помощью или нет- решай сам.
Мартин отвлекся от работы, и, взяв Кору за руку, серьезно сказал ей:
- Если так будет продолжаться, твоему сознанию всегда нужен будет хаос. И со временем будет становиться только хуже. Тебе сейчас плохо. А представь, какие ужасы тебя ждут дальше. И что станет с твоим ребенком. Я найду для тебя денег. Только, пожалуйста, начни жить нормально. Оставь ты эти идиотские мысли.
- Ты беспокоишься за них или за меня?- спросила девушка, глядя ему в глаза.- Гово’гишь, что поможешь мне, лишь бы я никому не п’гичинила зла? Глупо. Тем более что хуже, чем сейчас мне уже не будет. Я ничего не те’гяю.
Мартин ласково погладил Кору по плечу.
- Дурочка ты моя! Если б я за тебя не беспокоился, то давно прибил бы или сдал страже, или просто бросил бы тебя... И очень странно слышать от беременной женщины, что ей нечего терять. Нечего терять скорее мне, раз уж я до сих пор с тобой.
Кора отстранилась от юноши и, вскинув руки, насмешливо произнесла:
- Отлично! Сейчас я должна сказать, что пе’гесмот’гела ситуацию, поняла, как сильно всех люблю и не буду никому пакостить. Стану жить спокойно и счастливо в ожидании рождения ребенка. Так? Если бы все было так п’госто. – она немного помолчала, затем, уже тише, добавила.- Даже ты: сегодня со мной, а что будет завт’га? Я абсолютно ни в чем не уве’гена, и не могу, пока в моей голове тво’гится че’гт знает что. Кто даст мне уве’генность и спокойствие? Если не хаос, то ты?
- Хм, почему бы и нет? - Подумав, ответил парень - Чем тебя такой вариант не устраивает? Жизнь и так паршивая штука, зачем все еще усложнять сомнениями и неуверенностью. Хаос-то тебе точно покоя не даст. И к твоему сведению, я не собираюсь тебя бросать, ни сегодня, ни завтра, ни когда бы то ни было. Слишком уж интересно с тобой. А если ты перестанешь ныть и покушаться на чужие жизни, я буду вообще счастлив. Веришь мне? - Мартин лукаво улыбнулся - Или может, пойдем в церковь? Но боюсь, нас вдвоем туда уже не пустят.
Девушка улыбнулась в ответ. «Почему он так держится за меня и не оставляет попыток направить  на путь истинный? Я бы пошла за ним… но загвоздка в том, что истина у каждого своя. Впрочем, компромиссы никто не отменял».
- Я должна закончить кое-какие дела. В частности с по’гохом. И мне снова понадобится твоя помощь. Ты готов, если что, побегать по ночному Ноттингему?
- А как же алхимия? - Мартин с досадой покосился на разложенные на столе реактивы - И зачем нам бегать? Надеюсь, не от кого-то... и не за кем-то...
- Это как получится. Я должна ве'гнуть по’гох. Либо заплатить за него немалую сумму. Ну или вообще ничего не делать, но тогда меня убьют. Ну так что?
Парень облегченно вздохнул. Неужели он смог отговорить Кору от ее безумной идеи! Правда, было страшновато идти с ней. Но он представил, как будет горд собой, когда все закончится. Пожалуй, оно и стоит того...
- Я за первый вариант.
- Тогда тебе и тащить,- подмигнула она. – Не задавай много воп’осов и будь готов бежать, как только скажу. Сейчас возьму лук и можно выдвигаться. И да, к алхимии мы еще ве’гнемся. Если вообще ве’гнемся... Не делай такое лицо, я шучу! Все, идем. Люблю майские ночи…

==> Улицы города
Off
Little John/ Much Miller
Пост #13 написан 14.03.12 в 15:08
Маленький Джон проснулся от диких криков и топота ног. Несколько мгновений понадобилось разбойнику, что бы вспомнить где он находится, и что произошло. Вечером он ушел из лагеря и, собравшись с духом и мыслями, пошел мириться со своей ненаглядной Элис. Он не хотел на долго оставлять друзей и собирался вернуться к ночи. Но примирение прошло на столько удачно, что пришлось срочно искать уединенную, желательна закрывающуюся, комнату для продолжения переговоров. Такая комната была найдена в бедламе, тем более что  там почти никого и не было. Ник и дети где-то шатались до самого утра и только теперь, видимо, вернулись. Элис, мирно с спящая на плече Джона тоже проснулась и ласково улыбнулась ему, но тут же посерьезнела.
- Ой, сколько же мы спали? Мне, наверно давно на работу пора. У графа даже завтрака нет.
Джон блаженно смотрел на одевающуюся Элис, пытаясь не вылезая из постели собрать собственные вещи.
- Успокойся, милая. Я же пообещал, что позабочусь о вас. Тебе не надо больше готовить всяким там графам.
Элис задумалась. Конечно, она была очень счастлива, что ее муж наконец вспомнил свои обязанности. Но, с другой стороны, за столько лет женщина привыкла самостоятельно заботиться о себе и о сыне. А теперь придется заново учиться доверять Джону и слушаться его. А это будет не так-то просто, ведь он уже однажды обманул ее. Элис простила его, но где гарантии, что это не повториться снова? А работа у нее все таки, совсем не плохая и терять ее не хотелось.
- И все же, я должна уйти. - твердо сказала Элис и вышла в холл.
Крошка Джон завтракал там с сиротами. Когда женщина их увидела, у нее просто руки опустились. Все дети, в том числе и ее сын, были вымазаны в саже, как заправские трубочисты.
- Святые небеса, Джони, что с тобой? Где вы лазили?
Джон сонно потер глаза и посмотрел на Элис.
- Ой, мама! Мы ходили смотреть на взрыв! Там столько грохоту было, ты не представляешь! А потом помогали пожар тушить... - тут мальчик увидел Маленького Джона, он удивленно посмотрел на маму, улыбнулся и с радостными криками "Папа", бросился обнимать Джона. А Элис тем временем набросилась на Ника:
- Ты куда, болван, детей потащил?! Какой взрыв? Ты только посмотри на них! Они же сгореть могли! И как я его только с тобой отпустила! - закончив гневную тирраду, женщина взяла сына за руку и повела к выходу, помахав на прощание мужу - Сынок, еще успеешь с папой пообщаться, сейчас нам надо торопиться. Тебя хоть чуть-чуть умыть надо.
- Но я-то тут при чем? - начал оправдываться Ник. - Большой Джон, скажи ей! Это, наверно, война граждан началась, как твой друг в шапочке говорил. Но мы не боимся. Робин Гуд нас спасет. Он всех всегда спасает! Ведь так?
- Война... - рассеяно повторил Джон.
Ведь правда, Мач что-то говорил вчера про войну и про какой-то безумный план Маршала. Неужели началось? Надо сообщить об этом остальным. Сейчас Джону придется вернуться в лагерь. Пока все бросить он не может. Но потом, когда это все закончится, он непременно скажет Робину, что уходит из банды и будет жить со своей семьей. "Если это вообще закончится..." - с грустью подумал Джон. С этими мыслями он вышел на улицу, и направился в сторону леса.
- Пока, Большой Джон! Передавай привет Робину Гуду! - Ник помахал ему рукой.
- Ты в курсе, чем тут занимались, пока вас не было?И хорошо, что вас не было! O времена! o нравы! - начал, стоящий за спиной Ника худенький белокурый юноша в мешковатой одежде - Наше заведение пора переименовывать в бордель Святого Йоргена, потому, что тут если что и лечат, то только... - тут он замолчал, потому что получил от Ника легкий подзатыльник и совет не умничать.
- Сократ, хватит болтать. Пойдем лучше милостыню просить. Нам надо достать еще еды. Малявки уже устали, а ты умеешь разжалобить кого угодно. - Ник поволок сумасшедшего за собой, рявкнув на сироток, которые и так уже засыпали на ходу: - А вы, мелочь пузатая, мигом спать!

==> Ристалище (Крошка Джон Младший и Элис)
==> Шервудский лес (Маленький Джон)
==> Куда-то там (Ник)
Форум » Ролевая игра » Архив РПГ » Бедлам Святого Йоргена (богоугодное заведение)
Страница 1 из 11
Поиск: