Deep in the heart of England lived a legend...
Новые сообщения Участники Правила форума Поиск RSS
Страница 1 из 212»
Архив - только для чтения
Модератор форума: Sheriff 
Форум » Ролевая игра » Архив РПГ » Ристалище (Стрельбище, трибуны, сцена для жонглеров)
Ристалище
Off
Суровый Шервудский парень
Пост #1 написан 30.04.11 в 17:37
===>Убежище Орианы (Гуд)

Прогулка с Камиллой помогла Робину скоротать время, ведь уже несколько дней он ждал встречи со сторонниками короля Ричарда. За этот месяц Гуд, вместе с другими верными подданными короля, собрал достаточно мощную силу, способную поддержать монарха по прибытии.
Поплотнее кутаясь в плащ, Гуд внимательно разглядывал шатры, разыскивая нужный герб. Поиски усложняло огромное количество людей: слуги, оруженосцы, рыцари. Вокруг были разбиты десятки шатров, которые пестрели гербами участников. Каких гербов здесь не было: и золотые львы на синем щите, и красно-желтая клетка, и красный лев на желто-зеленом фоне… Стоп!
«Как раз этот герб мне и нужен», подумал Робин и направился к огромному шатру. Подойдя ближе, разбойник заметил стражу, но не остановился, надеясь, что граф Пембурк обо всем позаботился.
В шатре его встретили два человека, примерно равного возраста - примерно по пятьдесят лет. Один из них, одетый более роскошно, с рыцарской цепью на груди, вышел вперед и протянул Гуду руку.
- Рад видеть вас, друг мой. Можете говорить свободно, тут предателей нет. Уильям! Позови наших товарищей! - мужчина повернулся ко второму.
У этого пожилого человека были необычайно благородные черты лица - орлиный профиль, русые вьющиеся волосы до плеч и мудрый взгляд. Его гордая голова покоилась на мощной и статной фигуре воина. Казалось, это был сам король, только если бы он был постарше лет на десять-пятнадцать. И, возможно, этот человек и станет исполнять обязанности короля в ближайшее время.
Уильям откинул полог шатра сзади и вышел.
- На вашем лице беспокойство, Робин... - проговорил рыцарь.
Уильям, член совета регентов, был не совсем прав. То, что испытывал Робин, было скорее смущением. Он привык быть главарем банды. Там он говорил – остальные слушали; он раздавал поручения – остальные выполняли. Сейчас же он оказался в ситуации, когда его напарниками были более могущественные и опытные люди. Да и вопрос уже был не о раздаче хлеба крестьянам – на кону судьба Англии.
Не зная, с чего начать, Робин обратился к брату Уильяма:
- Я уверен, что среди нас только благородные люди, и предателей нет, но все-таки, маршал, не могли бы вы рассказать мне, кто наши союзники и чего можно от них ожидать?
- У нас в друзьях много влиятельных людей Англии, которые не хотели бы менять одного короля...не самого хорошего, на другого. Но все же если сравнивать "лучше" и "хуже", то лучше то, что лучше. Не так ли? - Джон Маршалл подошел к небольшому столику, стоящему по центру шатра и налил два бокала вина, жестом, пригласив Робина присоединиться. - Но я не хотел бы заранее оглашать все имена. Поэтому придут только ключевые фигуры. Кое-кто из них вам уже известен - это, например лорд Уинчестер. Он уже прибыл на турнир, и сейчас придет. Хотя участвовать в турнире...разумеется не станет. Возраст не тот.
Джон встал.
- Я думаю имя Констанции Бретонской вам также известно. Она хочет видеть королем Артура, своего сына. А Джон лезет вперед.
Маршал Англии задумчиво походил по шатру, как будто раздумывая, можно ли оглашать всех сторонников, и наконец принялся перечислять:
- В основном с нами юг Англии. Изабелла де Варрен, графиня Суррей. Джеффри фиц-Питер, граф Эссекс. Джебедайя владетель Хоува, Ричард де Ревьер, граф Девон и лорд Уайт. Джон Гиддл, барон Портсмута. Анжерран, барон Бристоль. С графом Норфолком вы уже знакомы... Роджер, граф Вустер. Граф Бэкингем Генрих... Я думаю пока вам более чем достаточно, дорогой друг. В основном с нами мелкое дворянство - крупное давно переметнулось к Вэйзи...
Робин поставил нетронутый бокал вина на стол. Такого результата он не ожидал. Маршалл был прав, в их кругах было, в основном, мелкое дворянство, но Робин и не надеялся, что их будет так много.
- А как насчет… - начал было Гуд, но тут всех присутствующих отвлек шум на улице. Раскидав сопротивляющихся стражников, в шатер вбежал мужчина лет 28, растрепанный и запыхавшийся.
- Лорд Маршал, тут… на пустыре… в нескольких милях… там… - он был крайне взволнован и никак не мог внятно объяснить, что произошло. – Их казнили… 15 человек… Борнмут, Пул, Дорсет, Медуэй, Херефорд, Оксфорд, Броуди… и мой отец… повесили…
Казалось, старый вояка совершенно не взволнован. Маршалл сидел спиной ко входу и лишь лениво обернулся через плечо. Посмотрев на молодого человека, он пробормотал:
- Значит они были недостаточно осторожны... Земля им пухом.
Мужчина был шокирован реакцией Маршала. Он в секунду вылетел из шатра.
С шумом отворился полог, и показалось лицо Уильяма. Затем вошли несколько из перечисленных Маршаллом человек: графиня Суррей, прибывшая сюда в качестве гостьи, граф Эссекс, Ричард де Ревьер, а также лорд Уинчестер.
- То что мы готовы предпринять, дорогой Локсли - это собрать армию и подготовиться к приходу нашего короля. Когда он попытается ступить на брег Англии, он наверняка подвергнется нападению - ведь Вэйзи, по нашим самым скромным оценкам, может со своими сообщниками мобилизовать около шести тысяч человек. Это много. Что вы, в свою очередь, готовы предпринять, Робин? - спросил Маршалл-старший.
- В моем распоряжении восемь человек, - честно ответил Гуд. К чему строить из себя полководца? Маршал прекрасно знал, что берет в сообщники разбойника из леса, и надеяться на большее не мог. – Я мог бы собрать народное ополчение. Люди слушают меня и верят мне. Но вряд ли от них будет польза в борьбе с настоящими воинами. Так что, считая меня, вы приобрели лишь девятерых верных подданных Его Величества, которые готовы погибнуть за него. На меня вы можете полностью положиться.
- Восемь человек! Ну разумеется, этими силами мы врага разгромим... - пробормотал Эссекс, темноволосый тридцатилетний здоровяк.
Уильям Маршалл поднял руку, останавливая жестом своего нетерпеливого союзника.
- Мы признательны вам, дорогой друг, за вашу преданность. Но вы нам больше нужны не как оратор, а как диверсант. Ноттингем - это гнездо сторонников принца. Разумеется, поэтому он является основным транспортным узлом его части королевства, а также местом, где аккумулируются силы и мощь. Вы заметили, что Вэйзи укрепил оборону города, после вашего подвига месяц назад. Теперь он не пользуется ополченцами - на его службе опытный отряд наемников Мориса де Браси - полторы сотни отъявленных убийц. Они, разумеется, тоже не сравнятся с настоящими рыцарями, но тем не менее, вам стоит быть стократно более осторожным. Итак...
Уильям подошел к Робину:
- Очевидно, что Вэйзи не просто так собрал этот турнир. Мы так и полагали - тут будут ставки на бойцов и бои будут насмерть. Он хочет вывести из строя тех, кто не является его союзником, а заодно собрать средств для оплаты услуг де Браси. И, скорее всего, он соберет своих сторонников. Ведь в толпе рыцарей их будет не отличить от честных феодалов.
Джон Маршал вступил в разговор:
- Вы должны вычислить его союзников. Посетить замок, узнать все что можете: его количество сил, средств, его планы. И по-возможности, постарайтесь выкрасть эти средства...
- Только не раздавайте их бедным! - язвительно заметил Эссекс. - Это самое глупое применение средств, которое только можно придумать.
- Да уж... - тихо проговорила старушка-графиня.
- А мы пока с молодым Лестером поскорбим за его отца. И придумаем, как нам вернуть отобранный Лестер назад. - сказал Уинчестер.
Ричард де Ревьер просто молча похлопал Робина по плечу.
- Я уже знаю, как мне раздобыть информацию, - мелено протянул Робин. – Это не должно стать проблемой. И спасибо, что напомнили о крестьянах – сейчас же пойду на раздачу, - с этими словами Робин попрощался со всеми присутствующими и, снова закутавшись в плащ, вышел из шатра. Неподалеку мужчина, сообщивший о казни союзников, садился в седло, выкрикивая что-то вроде «Я не оставлю тело отца гнить на виселице». Безжалостно пришпорив лошадь, он один отправился на пустырь. Проводив его взглядом, Робин направился к лесу и вскоре скрылся за деревьями.

===>Убежище Орианы (Гуд)

Совместный пост Шерифа и Сандры

Off
Суровый Шервудский парень
Пост #2 написан 03.08.11 в 18:43
==> Сад при замке (Гисборн, Оттон)
Совместный пост Сандры aka Роберта и Гисборна.

Роберт вышел из своего шатра и хмуро оглядел ристалище. Рыцари тренировались, шутили, играли… Неужели никому нет дела до того, что вчера убили несколько дворян? Даже Маршалл, кажется, не очень этим обеспокоен.
«Отлично! Если всем все равно, то и мне все равно», - со злостью подумал молодой граф Лестер. Но он прекрасно понимал, что все не так просто.
Да, у него с отцом всегда были сложные отношения, но это не значит, что Роберт его совсем не любил. Где-то в глубине души он его уважал… Очень глубоко. Он не мог оставить убийство неотомщенным.
«Быстрей бы начались бои. Натерпится кого-нибудь хорошенько приложить».
Но ждать повода подраться долго не пришлось. Через пару минут Роберт увидел того, кто наверняка причастен к смерти его отца. Что ж, зря он сюда пришел…

Времени на то, чтобы отыскать Мэриан и сообщить ей новости, у Гисборна не нашлось. Точнее, ему его просто не предоставили. Герцог тут же изъявил желание отправиться на ристалище, намереваясь занять там наиболее выгодное место. Он и его люди в итоге заняли шесть палаток. Одна, самая большая, располагалась посередине. Над входом в неё висел щит с гербом Брауншвейгов: левая половина красная с тремя львами, правая – жёлтая с чёрным орлом. Палатки поменьше располагались позади по кругу. Оттон и Райнер занимали центральную, в остальных располагались их люди. Гисборну выделили крайнюю слева. Вместе с ним там также расположился Эдвард Полурукий (так его окрестили, когда тот явился со сломанной рукой), и двое стражников, периодически искоса поглядывающие на рыцаря. Слух о том, что «шерифов пёс» в одиночку побил троих их собратьев, быстро распространился. Но Гай не возражал. Чем меньше расспросов, тем лучше.
В лагерь он приехал на своём коне, не желая оставлять того в ноттингемской конюшне. Гуд как-то раз уже увёл у него лошадь, а расставаться с этим скакуном он не желал. Огромный вороной жеребец по кличке Неведомый, нетерпеливо всхрапывал и бил подкованным копытом оземь, поднимая облачка пыли. Норовистое и непокорное животное, кусало и лягало всех и вся, кто пытался к нему подойти. Только Гисборна он к себе и подпускал. Пожалуй, они стоили друг друга.
Гай уселся подле входа в шатёр и, вынув меч из ножен, принялся затачивать его. До начала турнира было ещё полно времени, и надо было как-то себя занять.

Вокруг было полно людей, готовившихся к боям: кто-то упражнялся с оружием, кто-то просто разминался, кто-то бегал. Поэтому Гисборн не заметил, как сбоку на него побежал какой-то человек.
Роберта не пугал вид оружия в руках противника. Гисборн – сильный воин, но и он уже не тот мальчишка, которого можно так легко победить.
Добежав достаточно близко, Роберт навалился на Гая всем телом и, сев ему на грудь, выбил меч из рук.
- А вот теперь сразись с равным противником! – яростно закричал он, занося кулак для удара.
Гай ошарашено уставился на налетевшего на него парня, однако, это промедление длилось не более секунды. Отразив удар нападавшего, он тут же нанёс ответный, заехав парню кулаком в ухо. Его повело вбок, чем Гай и воспользовался, столкнув с себя противника. Откатившись в сторону, он поднялся на ноги.
- Какого чёрта?! – рявкнул Гисборн. Парня этого он видел впервые в жизни, и каким образом умудрился тому насолить – было поистине загадкой.
Роберт не любил болтать во время боя. Но ему хотелось, чтобы перед смертью Гисборн узнал имя своего убийцы.
- Гисборн, ты меня не узнаешь? – нарочито обиженным голосом спросил он. – А отца моего помнишь? Вы так давно не виделись! Хотя… нет! Ты же убил его вчера! – Произнеся эти слова, Лестер снова кинулся в атаку.
За мгновение до того, как они сошлись в рукопашной, Гай успел подумать, что вчера как раз таки никого не убивал. Но времени на то, чтобы сказать об этом, у него не оказалось. На удар в челюсть он ответил ударом в глаз. Последовавший затем выпад он сумел отразить, но противник, воспользовавшись моментом, нанёс сокрушительный удар, опять повалив Гисборна на землю. Рыцарь едва смог продохнуть, когда противник наклонился, взяв его за грудки и намереваясь разукрасить ему лицо. Гай набрал полную горсть песка и бросил тому в глаза. Удар ногой в живот отбросил парня назад.
- Да чтоб тебя… – Гисборн откашлялся от пыли, забившей и ему нос. – Я впервые вижу тебя! Назови своё имя! Какого дьявола я должен терпеть тумаки из-за кого-то, кого я не убивал?!
- Лестер, Гисборн! Я Лестер! – прокричал Роберт, очищая глаза от песка.
Гай нахмурился. Он вчера пребывал в изрядном подпитии, может, и правда зашиб какого-нибудь Лестера и не заметил? Нет, по пьяни он ещё никого не убивал. Однако это имя, как ни странно, было ему знакомо. Что-то из прошлого, кто-то, кого он встречал раньше. Возможно, очень давно. Возможно…

- Мне очень жаль твоих родителей, Гай…
- Вам не жаль! – огрызнулся парень, тщетно пытаясь скрыть навернувшиеся на глаза слёзы. От этого он злился ещё больше. – Никому не жаль! Всем наплевать!
- Это не так, Гай, - граф Лестер положил руку на плечо юного Гисборна, но тот лишь гневно скинул её.
- Так! Как будто я не видел их всех. Как только они поняли, что моих родителей не стало, тут же заплясали вокруг Робина, а нас с Изабеллой прогнали прочь, крича нам вслед, чтобы убирались. Мы для них никто и ничто!
Лестер тяжело вздохнул. Гай видел в его тусклых глазах то, чего не видел у других – сострадание. Но какой прок ему был от этого? Крыши над головой у них с сестрёнкой как не было, так и нет. Но они и так прожили у него уже больше трёх месяцев, и больше рассчитывать на него не стоило. Гай и сам это понимал. Но все их разговоры вечно заводили в тупик, вечно сводились к одному и тому же.
- Мы с Изабеллой уходим, - угрюмо пробубнил Гисборн. – Мы очень благодарны вам за ваше гостеприимство, но больше мы не можем утруждать вас своим пребыванием здесь.
Эти слова буквально поразили графа в самое сердце.
- Как?! Но как же… Почему вы уходите? Куда же вы пойдёте?!
- Мы так решили, – точнее, он решил. – Во Франции у нас есть родственники по маминой линии. Я однажды видел тётушку, думаю, она нас примет.
- Это опасно, - Лестер покачал головой. – Дети одни на дороге…
- Я не ребёнок! – Гай сразу ощерился.
- Конечно, - граф снисходительно улыбнулся. – Но вам ведь понадобятся деньги, не так ли?
- Да… - он уставился в пол, стыдясь посмотреть графу в глаза.
В этот момент в комнату вбежал шестилетний сын Лестера, а за ним трое поджарых охотничьих собак. Весёлый мальчуган, не обременённый заботами и тяготами жизни.
- Я дам вам денег, – сказал граф. – Но обещай мне, Гай, обещай заботиться о своей сестре… и о себе.
- Обещаю.


- Роберт де Бомон, третий граф Лестер, – прошептал Гисборн. – Он был другом моего отца… – рыцарь посмотрел на парня. В глазах его явственно читалось недоумение. – Граф Лестер мёртв? Я… я не знал об этом.
Роберта нисколько не тронуло наигранное, как ему показалось, сожаление рыцаря. Он был готов к тому, что Гисборн будет всё отрицать.
- Шериф повесил его! Все знают, что ты его верный пёс! Кто, как не ты, помог ему? Он всегда был добр к тебе, а ты… – Не закончив фразу, Роберт снова кинулся на Гая.
Гай скрипнул зубами. Сынок у Роберта не отличался утончённым складом ума. Рыцарю лишь стоило отойти в сторону, чтобы тот проскочил мимо. Подняв с земли свой меч, он наставил его на нынешнего графа Лестера.
- Я не убивал твоего отца. Более того, я не работаю на шерифа, поэтому твои обвинения беспочвенны.
Роберт фыркнул.
- Я тебе не верю. Докажи!
Дальнейшее оказалось неожиданностью не только для Роберта, но и для Гисборна. Оттон Брауншвейгский, тенью притаившийся у входа в свой шатёр и наблюдавший оттуда за происходившим, решил, что пришло время обнаружить своё присутствие. Подойдя к Роберту со спины, ловким движением он сначала лишил его равновесия, ударив тростью по лодыжке, после чего огрел по спине, повалив на землю.
- Вот вам и доказательство, молодой человек, - скучающим голосом произнёс Оттон. – Сэр Гай работает на меня, а я отнюдь не похожу на шерифа Вэйзи. Ростом я повыше и голова у меня не лысая.
Герцог застал Роберта врасплох, но уже через секунду он понял, что к чему.
- А ты кто такой? – грубо спросил он. Роберт и сам был не из простолюдинов, поэтому дорогой одеждой и богатым шатром его сложно было удивить.
- Герцог Оттон IV Брауншвейгский, к вашим услугам - тонкие губы растянулись в улыбке.
Несколько секунд Роберт смотрел на герцога с раскрытым ртом. Когда он наконец нашел свою челюсть в траве, он склонился перед братом короля до самой земли.
- Ваше Высочество, я… я… прошу прощения… Я не знал. – Роберт поднял глаза на Оттона. В его глазах читалось искреннее раскаяние. – Вы вправе наказать меня, - после недолгой паузы добавил он.
Герцог фыркнул:
- Избавьте меня от ваших бурных раскаяний. Будь на моём месте кто-то другой, я бы уже, пожалуй, получил от вас взбучку. Лучше подумайте над этим: сделало бы вам это чести? И вот так налетать на человека средь бела дня, - он указал на Гисборна тростью, - это, знаете ли, тоже говорит о многом. Впрочем, вы молоды и кровь в вас так и бурлит. Думаю, сэр Гай извинит вас. Не так ли, сэр Гай?
- Только когда он извинится передо мной, – угрюмо буркнул Гисборн. Оттон усмехнулся.
- Как там сказал про вас Райнер? Упёртый и… не важно, - он обернулся к Роберту. – Извольте, мой рыцарь слишком упрям. Упрям! Вот, что он про вас сказал!
Роберт с трудом заставил себя повернуться к Гисборну. Он никогда еще не испытывал такого позора, ведь вокруг собралось много рыцарей.
«Любому, кто об этом заикнется, не поздоровится», - краснея, подумал он.
- Прошу прощения, - выдавил он из себя. Такого же раскаяния в этом извинении не было, но Роберт, кажется, поверил, что Гисборн непричастен к убийству его отца.
- Взаимно, – Гисборн подумал, что со стороны это, должно быть, выглядит просто безумно.
- Ну, вот и славно, - Оттон взмахнул тростью и, как ни в чём ни бывало, прошествовал в свой шатёр.
Бросив на Роберта угрюмый взгляд, Гисборн также исчез за пологом своего шатра. Неведомый гневно всхрапнул, ударив копытом о землю.
Off
Пост #3 написан 03.08.11 в 22:00
Совместный пост Сандры aka Роберта и Гисборна aka Оттона и Райнера.

Успокоившись через некоторое время, Роберт решил обдумать все, что произошло. Он пришел к нескольким выводам:
1. Он граф
2. Он граф-идиот
3. Он граф-идиот, который нагрубил брату короля.
Какой из этого вывод? Неутешительный.
Придя в себя, Роберт все-таки решил, что Гисборн к смерти отца не причастен. Значит, надо извиниться. По-настоящему.
В Ноттингеме полно Черных рыцарей, а Маршалл мстить за союзников не собирается. Значит, надо искать другого покровителя. Сильного.
В лагере находится Герцог Брауншвейгский, который мог бы стать им. Но Роберт все испортил с самого начала. Значит, нужно исправлять.
«Всю жизнь только и делаю, что исправляю ошибки», - угрюмо подумал Лестер, приближаясь к роскошному шатру герцога. К его удивлению, охраны у входа не оказалось.
«Может, его там нет?» - промелькнуло в голове. Но Роберт не мог уйти, не проверив. И оказался прав.
Оттон сидел за столом, склонившись над свитком. В левой руке его был кубок с вином, а в правой – белое перо, которое так и порхало по пергаменту. Герцог увлечённо о чём-то строчил, не заметив появившегося на пороге молодого графа. Зато его заметил Райнер. Оттон давно подметил, что сын его своими повадками частенько напоминает его самого. Вот, как сейчас. Райнер, вальяжно сидя в кресле, не особо удивился появлению гостя, лишь лениво осведомившись:
- Кто вы и какого чёрта вам здесь надо?
Оттон поднял голову от свитка.
- Хм, граф Роберт Лестер, – промурлыкал герцог, окуная перо в чернила. – Не стойте же столбом на пороге. Проходите. И извольте ответить на второй вопрос моего сына.
Роберт очень надеялся, что не покраснел. Он чувствовал себя просто мальчишкой среди членов Королевской семьи. Даже этот паренек, который был явно младше графа, смотрел на него с какой-то ленивой снисходительностью.
- Ваше Высочество, я хочу еще раз попросить у вас прощения… - «Если бы не было его сына, все было бы проще». – И… о помощи.
- Прощение моё вы получите, а вот насчёт помощи я ещё подумаю, - Оттон завершил письмо размашистым росчерком и, окинув проделанную работу удовлетворённым взглядом, отставил бокал вина в сторону, принявшись сворачивать пергамент в трубочку. – Так в чём же состоит ваша просьба, молодой человек?
Райнер с любопытством рассматривал графа, явно не утруждаясь мыслью о том, что тому это может быть неприятно.
Роберт кинул беглый взгляд на Райнера, размышляя, стоит ли предложить разговор наедине, но решил, что, будь у Оттона от сына секреты, он сам отослал бы его, поэтому граф начал быстро говорить:
- Не знаю, в курсе ли вы, но вчера было повешено несколько дворян – сторонников короля… Среди них был и мой отец, - Лестер на секунду замолчал, но тут же продолжил: - Сомнений в том, что это устроил шериф Ноттингемский, нет. Я прошу у вас помочь мне восстановить справедливость и наказать убийцу отца.
Выпалив это на одном дыхании, Роберт с надеждой взглянул на герцога.
Оттон капнул воском на пергамент и поставил на нём свою печать.
- Райнер, будь добр, - герцог протянул письмо сыну.
Парень нарочито медленно поднялся с кресла, взял свиток и молча пошёл к выходу. Проходя мимо Роберта, он пристально посмотрел тому в глазах, ехидно ухмыльнувшись.
- А вот теперь, – Оттон соединил кончики пальцев, глядя поверх рук на графа, - мы поговорим о вашей просьбе. Присядьте, – он указал на кресло. – Итак. Теперь вы думаете, что это не Гисборн убил вашего отца, а шериф. Не слишком ли часто меняются подозреваемые?
Роберт нахмурился. Опять герцог говорит с ним, как с мальчишкой!
- Подозреваемые не меняются, – как можно спокойнее ответил он. – Я лишь думал, что Гай помогал шерифу в этом. Теперь я знаю, что это не так, и готов еще раз принести свои извинения, но… – Роберт посмотрел Оттону в глаза. – Я уверен, что вы знаете, что задумал Вейзи, и вряд ли будете наблюдать со стороны. Достижение моей цели будет способствовать достижению вашей, не так ли? Так почему бы нам не объединиться? – предложил граф, и тут же поспешно добавил: – Я понимаю, что у вас и без меня достаточно воинов, но они не заинтересованы в удаче так, как я. – Роберт выжидающе посмотрел на герцога.
- Цель моего пребывания здесь – это турнир и не более того. Я прибыл сюда лишь по прихоти своего сына, а вы, тем не менее, приписываете мне какие-то грандиозные планы по разоблачению шерифа Ноттингемского, – Оттон кисло улыбнулся. – Вэйзи был назначен на свою должность королём Ричардом и не мне оспаривать его решение.
Роберт еще несколько секунд смотрел в глаза герцогу, а потом резко встал.
- Что ж, спасибо, что выслушали меня, - сухо произнес он, хотя понимал, что обижаться ему не на что. – Всего наилучшего.
Поклонившись, он направился к выходу.
Оттон закатил глаза к потолку:
- Боже, дай мне сил… Стойте, граф. Я хочу, чтобы вы уяснили кое-что для себя. Тот факт, что я какой-то там herr Брауншвейгский, не даёт мне права прийти к шерифу и снести ему голову с плеч одним взмахом руки. Я не Ричард, и моё слово не столь весомо здесь, в его владениях. Будь Вэйзи на моей территории, я бы давно знал, что с ним сделать. Но сейчас мы играем на чужой стороне и должны соблюдать определённые правила, – герцог многозначительно посмотрел на Роберта. – Поэтому, граф, не наделайте глупостей. А теперь можете идти, - но, прежде чем Лестер удалился, Оттон добавил, но так тихо, словно эти слова предназначались только для него: – И будьте уверены – ваш отец ещё будет отомщён. Всему своё время…
Услышав последние слова герцога, Роберт резко обернулся, будто хотел удостовериться, что ему не послышалось. В его глазах загорелась надежда.
- Ваше Высочество, - повторил он уже более почтительно, и, еще раз поклонившись, вышел из шатра.
Но не успел он пройти и пары метров, как его остановил сын герцога. Точнее, они едва не столкнулись у входа.
- Извольте смотреть, куда прёте, – прошипел Райнер. Не дав Роберту возможности ответить колкостью на колкость, он прошёл в шатёр, толкнув графа плечом. Герцог этого, однако, не заметил.
- Гонец привёз тебе письмо, отец, – Райнер положил свёрток на стол.
- Спасибо, Райнер.
- Чего этому графику было от тебя нужно?
- Да так, – Оттон развернул письмо, – дела семейные.
Райнер фыркнул:
- Очередной попрошайка.
- Ты слишком строг к нему, – герцог улыбнулся. – Он желает отомстить за отца, поддержать честь своего дома. Это похвально, - он достал чистый пергамент для нового письма. – Люблю таких.
- Кто бы сомневался, – фыркнул Райан.
Off
Суровый Шервудский парень
Пост #4 написан 08.08.11 в 20:14
Утро у Робина выдалось не лучшее. Полночи он пытался найти Маршалла, сначала на маскараде, потом на ристалище, но тот как сквозь землю провалился! Вернувшись в лагерь, он не мог уснуть из-за мыслей о Мэриан, которые, почему-то, очень быстро вытеснили все остальные. В итоге он проспал где-то 3 часа. Но ничего, разбойникам не привыкать.
Взяв с собой Мача (давненько они с ним не «гуляли»), Робин решил еще раз отправиться на ристалище. Теперь-то Маршалл должен быть на месте, ведь до турнира осталось всего несколько часов.
После незадачливого признания Мач чувствовал себя паршиво. Вот вечно он говорит всякие глупости. Не зря над ним вся банда смеется. Теперь будет смеяться еще и Кейт. Мач всю ночь не мог заснуть и был очень рад, что смог пойти с Робином на ристалище. Снова они вместе, как в старые добрые времена.
Не встретив никакого сопротивления, Робин свободно вошел в уже знакомый шатер. Маршалл, к счастью, оказался на месте.
- А! Локсли! - Маршалл встретил его теплой, быстрой улыбкой. - Рад вас видеть! Вы очень рискуете и подвергаете риску себя и нас, появляясь здесь. Мне кажется, за мной следят. Что за вести вы принесли: плохие или хорошие?
Маршалл пододвинул для Робина бочонок, сам сел на такой же.
- Я бы хотел, чтобы моему другу тоже предложили сесть, - произнес разбойник и не продолжил, пока Мач не примостился рядом с ним. – Вести плохие, - обратился он к Маршаллу. – Всем участниками угрожает опасность: у одного из рыцарей оружие будет отравлено. Хотя… может, и не у одного. Вейзи мог попытаться запутать следы… - задумчиво проговорил Гуд, но, спохватившись, снова обратился к Маршаллу. – Скандал устраивать нельзя, иначе это может плохо кончиться.
Маршалл глубоко задумался:
- Вы находите...что этот турнир - ловушка? Уильям!
На зов Маршалла вошел его брат, который, судя по всему, поджидал возле шатра. Джон не обратил на это внимяния и проговорил:
- Ты все слышал. У тебя есть какие-то идеи?
- Наверное нет... Если мы не можем открыто заявить о вероломстве Вэйзи...Впрочем...Робин, можем ли мы доверять этому молодому человеку?
- Так же, как и мне, - ответил Робин, а потом медленно перевел взгляд с одного брата на другого. – У вас есть какие-то предложения?
- Да. Мы должны послать его за нашими людьми!
Джон Маршалл задумался на минуту над словами брата, а затем проговорил:
- Под Неттлстоуном ждет человек по имени Жофруа Беренсдэйл. Это наш солдат,
старый вояка. Ваш друг...кстати, как его зовут?
- Мач… точнее, граф Бончич, - пробормотал растерявшийся Робин. Он вопросительно посмотрел на друга. Задание, несомненно, было опасным, и отпускать его не хотелось. Но Робин уже давно не его хозяин, и Мач должен сам решать.
- Задача Мача - встретиться с этим человеком. Он ждет в пристройке к мельнице, в таком маленьком сарайчике. Передашь ему вот это. Он поймет. Справишься? - Маршалл протянул Мачу маленькое бронзовое колечко.
Мач переводил удивленный взгляд с Робина на Маршала. Опять Шериф придумал какие-то козни. Ну что ж, если Мач может ему как-то помешать, то он это с радостью сделает. Взяв кольцо, он уверенно заявил:
- Конечно, справлюсь. Но что будет дальше?
- Это сигнал. Не так далеко у нас расположены силы нашего ополчения. - сказал Джон Маршалл. - Беренсдэйл все поймет и свяжется с ними. Можно было просто отправить графа Бончича...но боюсь, что они ему не поверят. У нас там четыре сотни человек. Если от руки человека, которого Вэйзи пошлет убить нас, кто-то умрет, то мы арестуем тут его и всех его приспешников!
В эту минуту полог шатра отворился и вошли лорд Уинчестер и Эссекс.
- О! Опять наш диверсант? И как же успехи
у Ноттингемской освободительной армии? - засмеялся граф.
- Уймитесь, де Ривьер! - одернул его мягко Уинчестер. - Каждый помогает нам в меру сил...
- Уинчестер, нас хотят убить на турнире. - сказал Джон. - Вэйзи подошлет к нам человека с отравленным клинком.
- Да? - лорд весьма удивился. - Ну так что же. Оружие будет тупым. Интересно как же это ему удастся? Разве что он настолько силен, что способен пронзить соперника тупым оружием.
- Как имя убийцы? Чьего клинка нам опасаться? - спросил Эссекс.
Робин задумался. Если он выдаст Гисборна, Мэриан это вряд ли понравиться. Но он не может подвергать опасности верных королю Ричарду людей. И почему он должен защищать убийцу?
- Сэр Гай Гисборн, - ответил он. – Но я не исключаю возможности, что подкупленных рыцарей будет несколько, ведь тогда вину можно будет свалить на их сюзеренов. Так что опасайтесь всех.
- Спасибо за ваши ценные сведения, мой друг! - Джон крепко пожал Робину руку, а затем повернулся к Мачу. - А вы, молодой человек - немедля в путь!
Выйдя из шатра, Робин тут же обратился к Мачу:
- Ты уверен, что хочешь этого? Это опасное задание, и я не хочу, чтобы ты пострадал.
Мач удивился и обрадовался. Ну надо же. Робин в кои-то веки беспокоится за него… или за порученное задание?
- Чего ты так беспокоишься, Робин. В святой земле мы выполняли задания и поопасней. И с чего бы это мне бояться. Или ты просто сомневаешься, что я смогу выполнить задание?
Робину показалось, что в словах Мача послышались нотки обиды, и он прекрасно понимал, почему: Гуд часто недооценивал своего друга.
- Я уверен, что лучше тебя никто не справится, - честно ответил разбойник. – Но одного я тебя все равно не отправлю, - с улыбкой добавил он.
Мач улыбнулся и посмотрел на Робина.
- Я тебя не подведу. Не беспокойся, я смогу справиться с заданием один. Подумаешь, кольцо отнести.
Робин положил руку другу на плечо.
- А кто тебя потом нам принесет? – весело спросил он. – Помощь всегда пригодиться, кому как не нам это знать.

Совместный пост Сандры, Шерифа и Веры
Off
Пост #5 написан 02.09.11 в 11:01
Совместный пост Шерифа и Гисборна в роли... Гисборна, Райнера и Биньямина.
==> Личные покои принца Джона (Шериф)
==> Площадь перед замком (Биньямин)

Народу на ристалище с каждой минутой становилось всё больше и больше. Желающие посмотреть на бои «настоящих» рыцарей стекались со всех окрестностей Ноттингема и близлежащих поселений. Предстоящее мероприятие и правда стоило того, чтобы потратить день-другой, предавшись праздному шатанию. Можно даже было рискнуть потратить пару монет и попытать счастье на стрельбище, где можно было выиграть серебряную стрелу. И ведь находились отчаянные, шедшие на такую авантюру! Впрочем, всё это мало занимало Гисборна. В данный момент он пытался с минимумом потерь пробраться к условленному месту, где должна была состояться встреча с Вэйзи.
Гай пришёл первым. Барабаня пальцами по кожаному эфесу двуручного меча, он небрежно оправил плащ на плечах. На плаще красовалась вышивка с гербом Брауншвейгов: три льва на красном поле и орёл на жёлтом. Этим плащом его снабдил Райнер, сказав, раз он теперь выступает на турнире от имени Оттона, то и знаки отличия должны быть его. Впрочем, случись такое, что Гисборн выиграет, награду он не будет вынужден отдавать или делить с герцогом. Того подобного рода выигрыш не интересовал.
- Гисборн! - Вэйзи вынырнул из толпы довольно бодро. Увидев Гая, он всё же сохранил улыбку на лице, но в ней появилась некая натянутость. - Что это у тебя за странный наряд?
- Цвета моего нового патрона, - хмыкнул Гисборн. – Герцога Брауншвейгского.
- Ты принес присягу герцогу другой державы? - недоумению Вэйзи не было предела. - Это государственная измена, ты в курсе?
Гисборн пожал плечами:
- Я думаю его дядя, Львиное Сердце, будет не против, когда вернётся в Англию. В конце концов, обоих скрепляют тёплые дружеские отношения. Да и, - Гай усмехнулся, - кто бы говорил о государственной измене.
- То есть на тебя в нашем деле я рассчитывать не могу, и ты, я так понимаю, не станешь помогать мне осуществлять наш план. И Суссекс тебе не нужен?
- Ваш план, милорд, был выгоден только вам. Шансов на то, чтобы выйти сухим из воды у меня практически не было. Вы же не думаете, что никто не заметил бы массовой гибели знатных господ на турнире? Обвинили бы вас, как организатора, и меня заодно, как сообщника. Всем будет наплевать, что я на вас уже не работаю. – Гай улыбнулся. – Я же должен был как-то себя обезопасить.
- Идиот, - отрезал Вэйзи и, приблизившись к Гаю, сказал: - Ты мог получить целое графство, а продался за цветную ливрею!
- Вы вечно обещаете мне воздушные замки и горы золота, но что я получаю взамен? – рыкнул Гисборн. – Да ничего! Оскорбления, насмешки и новые безумные поручения, приправленные парочкой обещаний, которым не суждено сбыться.
- Я уже замолвил слово за тебя у принца, дубина стаеросовая! - вцепился ему в ворот шериф. - А впрочем... ты можешь служить кому хочешь. Но знай - Ноттингема ты живым не покинешь, это я тебе обещаю. И это обещание я сдержу. Так что подумай еще раз прежде!
Гай стряхнул руку шерифа:
- Вы же не думаете меня запугать? Я слишком долго на вас работал, чтобы всерьёз испугаться. А убив меня, чего вы добьётесь? Разве только потешите своё самолюбие и восстановите пошатнувшуюся уверенность в собственном авторитете. Впрочем, - рыцарь сжал рукоять меча, словно ощущение оружия в руке придавало ему уверенности, - мне будет уже всё равно.
- Ну как знаешь, лопух, - Вэйзи развернулся и направился прочь.
Гисборн проводил шерифа взглядом и, сплюнув, пошёл к палатке Брауншвейга. Вот и поговорили, называется. Всё это давно шло к подобного рода развязке. Слишком давно Гай ощущал в себе нарастающее чувство недовольства и несогласия со своей судьбой. На неделе его взгляды на жизнь могли меняться неоднократно. Так по вторникам, средам, четвергам и пятницам шериф вполне мог положиться на рыцаря. Но лучше Вэйзи было бы не знать, что творится у того на уме в другие дни. Сейчас, когда всё это разрешилось, Гай чувствовал себя словно бы… легче. И одновременно каким-то потерянным. Как будто внутри у него образовалась пустота. Столько лет он был на одном месте. Он слишком привык к своей размеренной жизни, порядком подзабыв, что такое балансировать на лезвии ножа между жизнью и смертью. Однако из этих невесёлых размышлений его вывело неожиданное появление Райнера. Гисборн чуть ли не столкнулся с ним нос к носу.
- Что ты тут делаешь? – опешил Гай.
- Тот же вопрос, – ухмыльнулся парень. Что-то в его глазах заставило рыцаря содрогнуться. Здесь всё было ясно без слов.
- Что ты слышал? – спросил Гисборн.
Райнер задумчиво почесал подбородок:
- Боюсь, что мой ответ тебя огорчит, а ты и без того выглядишь весьма удручённым.
- Так заметно? – Гай изобразил удивление.
- Никудышный из тебя враль, - Райнер похлопал рыцаря по плечу. – В нашем деле: хочешь жить – умей вертеться. Знаешь, мне даже интересно стало. Не расскажешь ли поподробнее, а каком таком деле…
- Нет.
- Ну ладно, ладно. Я только спросил…
Гисборн угрюмо уставился себе под ноги. Это «дело» ещё аукнется ему сегодня. Райнер об этом позаботится.
***

Вэйзи меж тем отправился к какой-то темной заколоченной повозке, стоявший поодаль от шатра Гисборна. Там явно было что-то ценное, поскольку повозка была окована стальными полосами, и сооружена была из прочного дуба. Старик, покряхтев, вскарабкался на подножку и, открыв дверцу, настолько маленькую, что даже ему пришлось согнуться в три погибели, оказался во тьме. Несколько раз он чиркнул огнивом, пока наконец не зажег огарок свечи осветившей лицо второго человека, находящегося тут.
- Привет, Биньямин, - сказал Вэйзи.
Перед ним за решеткой настолько частой, что не протиснулась бы и рука, сидел знаменитый Ноттингемский оборотень.
Мордерер прикрыл глаза ладонью и отвернулся. Яркий свет больно резал. Да и лицо шерифа, неверно очерченное пляшущим огнём, вид имело не самый лицеприятный.
- Провались ты к дьяволу, старый хрен, - вместо приветствия отчеканил Биньямин.
- Обязательно. Только я в него не верю... - Вэйзи прижался головой к решетке и принялся проникновенно говорить Мордереру в лицо. - Послушай Беня, полагаю, ты не прочь освободиться из заточения и отправиться в свою родную Иудею, м? Или может быть ты хотел бы найти ту, что убежала от тебя. Я знаю, где ее найти...
- Ничего ты не знаешь! – рявкнул Биньямин, резко бросившись на решётку, с явным намерением схватить шерифа то ли за нос, то ли за уши. Но сквозь прутья он смог просунуть только пальцы. Стиснув решётку, он издал какой-то гулкий рык и, снова забившись в угол, накрыл голову руками, словно закрывая её от побоев.
Камилла… После смерти Левина он забыл обо всём, кроме мести. И он забыл о ней. Всё, о чём он думал, было планом мести Вэйзи. А теперь, сидя в клетке, что он из себя представлял? Жалкое зрелище. Попался в мышеловку шерифа. А Камилла? Убежала? Она убежала от него? Что он при этом чувствовал?
- Ничего, - прошептал Биньямин, так тихо, что сам едва мог расслышать свой голос.
Он был сам не свой всё это время. Немудрено, что девушка испугалась. Но хотел ли он вернуть её – это был уже другой вопрос.
- Вы убили моего дядю.
- Он сам подписал себе приговор, покрывая тебя - убийцу. Уж ты-то должен понимать, что на моем месте ты бы поступил точно так же. Короче говоря - у меня к тебе деловое предложение. Если ты согласен - у тебя появится возможность обрести свободу. Если нет - так нет. Сгниешь в этой клетке, а пред тем тебя выставят на площадь, где люди будут над тобой потешаться и швырять грязь. Надо тебе это? Нет. Короче говоря, если тебе нужна та девка - я скажу, где ты сможешь ее найти.
- Зачем вам это? – недоверчиво спросил Биньямин.
- Ты глупый мальчишка - ничего не умеешь, кроме как убивать. Хочу, чтоб ты оказал мне услугу. Это будет не беззащитная жертва, ты должен будешь выступить на турнире.
Мордерер нахмурился и с минуту молчал, сверля Вэйзи задумчивым взглядом, а потом его лицо вдруг прояснилось, и губы растянулись в неестественной улыбке.
- Так я теперь ещё и на убийцу моего дяди работать должен! – на четвереньках он подполз к решётке. – Славненько. А откуда я знаю, что вы потом меня не вздёрнете на первом же суку? Или с чего вы взяли, что я вас не придушу? Ну или там… вырву ваше гнилое сердце и съем его?
- Потому что тебе нравится убивать. Ты - пропащее существо. - Вэйзи довольно ухмыльнулся. Он знал, что Мордерер у него в руках. - Куда бы ты ни пошел, ты везде будешь убивать, и прятаться.
Шериф отклонился назад, по-прежнему довольно ухмыляясь.
- Я шериф. Я видел сотни преступников. Они не меняются. Даже убей ты меня сейчас, ты бы продолжил это делать и дальше, с невинными. Это вкус крови, он пьянит. Понимать, что в твоих руках оборвать чью-то жизнь. Мы с тобой в этом похожи. Только я могу убивать в рамках закона врагов своих, а ты - нет. Но я могу дать тебе такую возможность.
Биньямин хмыкнул:
- И при этом вы будете оставаться моим врагом номер один. Это даже забавно. Мне придётся постоянно сдерживать себя, чтобы случайно не распустить руки… Но так ведь даже интереснее, не так ли? – он рассмеялся неприятным лающим смехом. – И кого же я должен убить?
- Гая Гисборна. - ответил Вэйзи. - Сегодня один из вас должен погибнуть на турнире. И я надеюсь, это будешь не ты. Убьешь - займешь его место. А заодно я приведу тебя к твоей девчонке.
- Гисборн, - Мордерер словно выплюнул это имя. Из-за него он оказался в этой клетке. Один раз ему и его прихвостням удалось его обставить, но это больше не повторится. – Считайте, что он уже мёртв.
- Я принесу тебе твое обмундирование... Да... и убежать не удастся.
- Я хочу обратно свои когти, - заявил Биньямин. – И не собираюсь я убегать. Во всяком случае, не сейчас.
- Получишь свои когти. Мы даже обрядим тебя поэффектнее, чтоб тянул на оборотня. Людям нужно представление!
- Мой старый костюм был не так уж и плох, - буркнул парень. Волчий наряд ему и правда нравился. Он к нему буквально прирос. – Во всяком случае, достаточно хорош, чтобы водить вас, тёмное дурачьё, за нос, - он ударил ногой по железным прутьям. – Когда меня уже выпустят? Не могу здесь сидеть. Всё тело затекло.
Вэйзи нахмурился:
- Ладно, - он выудил из кармана ключи и со скрежетом открыл замок. - Можешь прогуляться.
Биньямин на карачках вылез из своей клетки. Выйдя на свет Божий, он с наслаждением потянулся. Стоило хорошенько размяться перед турниром, а заодно привести свои мысли в порядок. Искоса бросив на шерифа лукавый взгляд, Мордерер, не сказав ни слова, скрылся за ближайшей палаткой.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #6 написан 10.09.11 в 14:34
Когда, наконец, настало время турнира, и народу вокруг ристалища собралось видимо - не видимо, зазвучали медные трубы и на главной трибуне для важных гостей показались его Высочество, шериф Вэйзи, регент Болдрик, также были подготовлены места для графа Фредерика и Мэриан. Однако, их пока еще не было, что, кстати, не сильно беспокоило Вэйзи. Он был в предвкушении от того, что немец увезет с собой эту несносную женщину, да еще, вдобавок и заплатит ему кругленькую сумму за "сироту".
Однако, придется дополнительно пересказывать этому кретину все условия турнира, чтобы он проигрался в пух и прах.
Вэйзи выступил вперед и, когда трубы смолкли, взял речь:
- Жители Ноттингема! Я рад приветствовать вас на Ноттингемском турнире! Здесь собрались лучшие воины и рыцари королевства, чьи палатки и флаги вы видите вокруг ристалища! Сегодня им предстоят конные состязания а также инсценировка битвы при Гастингсе. В ходе турнира вы можете делать ставки у моего казначея. - Вэйзи указал в угол трибуны, где располагалась лавка, в которой примостился Скруп. - Вы можете поставить на того рыцаря, который в ходе конных боев наберет больше очков и в ходе битвы останется победителем, поскольку битва идти будет до последнего человека. - восторженные крики. - Острым оружием! - снова восторг, подкрепленный улюлюканьем. - Этот рыцарь сразится в финале с нашим специально отобранным бойцом! Победитель выберет Королеву турнира и получит приз - меч с позолоченной рукоятью, самоцветами и жемчугом!

Вэйзи поднял меч над головой и тот заблестел на солнце.

Толпа ликовала. Людям свойственно забывать о причиненном зле, лишь только им дали хлеба и зрелищ. А хлеб был тут как тут: по кругу ристалища поехала телега, из которой человек в форме шерифа швырял в толпу булки. В самой же толпе показались женщины и девушки, раздававшие кружки с элем.

- Сейчас бойцы разомнуться и начнется конная часть турнира! - возвестил Вэйзи. - Спешите делать ставки!

Вэйзи устало плюхнулся в кресло - конная часть его совершенно не интересовала.
Off
Пост #7 написан 12.09.11 в 17:17

==> Бывший дом знахарки


Совместный пост Веры и меня


Натали скучала. Она давно мечтала о турнире, но пока он не начался, ожидание казалось девушке невыносимым. Ненси сидела на какой-то лавке, задумчиво выписывая ногами бестолковые па. Благо длинная юбка скрывала бессмысленные движения девушки. Но и это занятие вскоре надоело. Натали принялась разглядывать толпу - гомонившие люди беспрерывно мелькали перед ее глазами, и у девушки закружилась голова. Она расстроено вздохнула и отвернулась. Соединяя мизинец одной руки с большим пальцем другой, Натали думала о том, как несправедливо поступила Анна, отправившись с Робертом раскладывать медицинские приспособления и снадобья и оставив Ненси сидеть вместе с Мартином. Кто знает, может, Кароли таким образом решила помирить их, сплотить и дать время разобраться? В любом случае, это было крайне недальновидное решение, так как Гаррет и Натали угрюмо молчали, не желая разговаривать друг с другом. Но скука сводила девушку с ума, и, решив, что если они вновь поругаются, то это будет хоть каким-то развлечением, Ненси обратилась к парню:
- Тебе не кажется, что стоит распределить обязанности? Анна и Роберт, скорее всего, будут помогать рыцарям, получившим тяжелые ранения, а нам достанутся более простые случаи. Предлагаю тебе врачевать ушибы и вывихи, а я займусь неглубокими ранами. Просто мне не хватит сил вправить кости или суставы, даже если я захочу, - равнодушным тоном призналась Натали, упорно глядя куда-то поверх Мартина.
Мартин пребывал в глубоком раздумье. Он все пытался понять причины своей вчерашней неудачи. Подумать только: столько стараний, труда, и в результате – такое разочарование, вместо настоящего философского камня жалкая подделка. Он снова и снова прокручивал в уме свои действия, пытаясь понять, что он сделал не так. Слова Ненси отвлекли его от размышлений. Юноша недовольно посмотрел на нее и сказал:
- Ну зачем ты тогда сюда пришла? Сидела бы в больнице, вытаскивала бы занозы и перевязывала вавы. От тебя тут не будет никакого толку. Думаешь, порезав пальчик, рыцарь сразу побежит к врачу?
«Роскошно! Он опять собирается скандалить! Хоть что-то отвлечет меня», - довольно думала девушка.
- Меня попросила сюда прийти Анна. Такого объяснения тебе достаточно? – фыркнула Натали. – И я хочу посмотреть турнир. Но если тебе не нравится моя идея, то как хочешь. Будем бестолково толкаться на ристалище, споря о том, кто и кому помогает. Я просто реально смотрю на вещи, Мартин. И да, я не святая… пока, так что одним прикосновением, к несчастью, не смогу вылечить серьезный перелом. Но если ты обладаешь волшебным даром, то милости прошу, - ехидно говорила она. – Потому как обычным способом тебе все-таки не справиться с такой травмой. Судя по всему, силенок маловато, чтобы вправлять кости.
- У меня хватит сил и сломать кость, если надо, так что не зли меня. – Мартин стал оглядывать трибуны - Куда же ушел Роберт? Я ведь до сих пор не сказал ему, что за кошка, или скорее котик, лазал сегодня по твоему окну. А то достал уже: «Ненси то… Ненси се». Ты прям само совершенство в его глазах. И так разочаровать бедного мальчика. Ай-ай-ай. Никогда не буду больше ходить под твоим окном.
Натали расхохоталась.
- Чтобы сломать тебе нос в ответ у меня тоже хватит сил, так что не надо меня запугивать, - Ненси язвительно улыбнулась, а потом округлила глаза. - Оууу, Мартин, кажется, тебе не стоило работать в лечебнице, потому как ты и сам начал сходить с ума. Из моего окна никто не вылезал и не падал. Ты слишком много работаешь, вот рассудок и помутился, - девушка с притворным сожалением зацокала языком. - Кстати, можешь болтать, что хочешь. Все же знают, что мы друг друга недолюбливаем, так что это всё твои наговоры и наветы.
Мартин внимательно посмотрел в глаза девушке и сказал:
- Какая же ты все-таки дрянь! И самое скверное, что ты думаешь, что ты вся такая хорошая. Типа помогаешь Коре, хотя ей от твоей "помощи" только хуже становится. Врешь влюбленному в тебя человеку. Да в том, что ты врешь, я уверен больше, чем Карп в своем собственном существовании. Думаешь, я не найду доказательств? Еще как найду.
Натали пожала плечами.
- Может и дрянь. Я нисколько не возражаю. Только от тебя я этого не собираюсь выслушивать. И да, не влезай туда, куда тебя не просят, Мартин, - в глазах девушки блеснул нехороший огонек. - Если ты решил стать заботливым папашей для Коры, вперед. Желаю тебе удачи. Но в мои дела не влезай, как и в дела Роберта.
С этими словами Натали поднялась со скамьи и, хлопнув полой плаща, пошла в противоположную сторону, а потом обернулась и бросила Гаррету:
- Только запомни, Кора тебя не любила и любить никогда не будет. Так что не обольщайся, парень, ты ей нужен только ради выгоды. И я ее нисколько не обвиняю.
Серо-зеленый плащ мелькнул в толпе, и девушка скрылась из виду.
Off
Суровый Шервудский парень
Пост #8 написан 12.09.11 в 20:31
==>Чащоба леса (Гуд)
==>Деревня Нетлстоун (Мач)


У Крошки Джона было сегодня замечательнейшее настроение. Подумать только: он служит конюхом у самого, что ни на есть, настоящего рыцаря. Это очень ответственная работа. Конь был вычищен, накормлен и в полном обмундировании, оставалось только отвести его к хозяину.
- Привет, Джонни! Какая у тебя коняшка красивая. Она будет яблоко кушать?
Мальчик обернулся на голос и увидел своего недавнего знакомого – дурачка Ника. Парень протянул коню яблоко, и когда животное начало его грызть, весело расхохотался.
- Это тебе не коняшка, а Генри - боевой конь сэра Роберта! Он будет участвовать в турнире. – гордо заявил мальчик.
- Здорово! А из тебя бы тоже вышел замечательный рыцарь. Знаешь, а я теперь главврач в бедламе и я сделал из него приют для бездомных и сирот. Я теперь буду бедным помогать, прям как Робин Гуд.
Джон хотел было что-то ответить, но трубы уже возвестили о начале турнира.
- Ой, мне пора... – мальчик повел Генри ко входу в ристалище и скрылся за воротами.
Маленький Джон ходил по ристалищу и выискивал в толпе своих жену и сына. Он только сегодня узнал об их возвращении, но уже успел провести такое расследование, которому позавидовал бы любой современный сыщик. Разбойник слышал что, кода Эллис и Джон уехали, их дом заняла многодетная семья. И возвращаться туда им уж нельзя было. Воображение Джона рисовало картины, одна горестнее другой. Как они без дома, на службе у какого-то рыцаря. Мало ли что у этого рыцаря на уме. Тут разбойник заметил своего сына.
- Джоооон! Джонни! – он пытался перекричать гомон толпы, но бесполезно. Разбойник подбежал к воротам, как раз, когда они закрылись за спиной мальчика. И путь ему преградил тощий стражник.
- Сюда нельзя! Вход только для участников турнира.
С трудом сдержав желание треснуть слугу закона, Джон уже собрался уйти от ворот и дождаться окончания турнира, как перед ним возник странного вида парнишка.
- Ты тоже знаешь Джонни? Хочешь, проведу тебя на трибуны, посмотрим, как выступит его лошадка? А у мамы Эллис там еще эль есть, если весь не выпили. – Ник с интересом разглядывал разбойника и приветливо улыбался.
- Ты знаешь, где Эллис? Она что, там раздает эль?
- Ага! Пойдем к ней. – бродяжка потянул Джона к трибунам.
Элис уже успела все подготовить к возвращению хозяина и стала разносить эль зрителям. Работа была не из приятных, но ничего поделаешь. Один из зрителей, который, видимо уже успел где-то набраться, начал отпускать пошлые шуточки в в сторону Эллис и тут же получил в зубы от Джона и пинок под зад от Ника. Отправив пьянчушку в нокаут, разбойник подошел к жене.
-Элис, Элис! Я так долго искал тебя.
Женщина отстранилась от разбойника. Не то что бы она совсем была ему не рада. Скорее даже наоборот. Но когда жизнь слишком часто поворачивается не совсем тем местом, начинает казаться, что по-другому уже и не будет. И надеяться на что-то лучшее не стоит, все равно придется разочароваться.
- Тебе не надо было сюда приходить, Джон. Тебя же могут узнать и поймать. Не стоит за нас беспокоиться. – опасливо оглядываясь ответила Эллис, тут ее подозвал кто-то из зрителей – Мне надо работать! Прости. Некогда разговаривать.
- Эллис, да пожди ты! – разбойник хотел было догнать ее, но кто-то схватил его зарукав. Обернувшись, Джон увидел возмущенного Мача. Мач, оставив Кейт глазеть на турнир пошел искать Робина, а нашел Джона, что тоже было совсем не плохо.
- Где ты был? Я тебя обыскался. Почему вы все вечно пропадаете?
- Я нашел Эллис и Джона. – ответил разбойник. – У них нет дома, им нужна моя помощь. Представляешь, моя жена раздает эль, этим вот… - Джон махнул рукой на трибуны.
- Ты сможешь помочь ей потом. Сейчас нам твоя помощь нужней. Ты знаешь, что Маршал задумал развязать гражданскую войну?
- Гражданскую войну?! – в один голос воскликнули Джон и Ник, который следовал за ним по пятам.
- Вот тото же. – Мач был доволен произведенным эффектом. – Пойдем к Кейт, пока и она куда-нибудь не делась.
- А с кем война будет? - спросил Ник, но разбойники уже скрылись в толпе, оставив бродяжку в недоумении.
Но тут оба услышали свои имена, а через секунду их нагнал рыцарь. Когда пришелец поднял забрало, разбойники узнали в нем Робина.
- Робин, ты что, собрался участвовать в турнире?! – удивленно воскликнул Мач.
- Я объясню позже. Мач, что ты узнал?
- Я нашел солдата Маршала, но он говорил странные вещи, он говорил, что необходима гражданская война. Робин, зачем?
Робин надолго замолчал. Неужели эта война будет преследовать его вечно? Его и целую Англию? Ну нет, он не даст этому свершиться.
- Значит, так. Шериф задумал избавиться от кого-то. Его специально обученный воин наверняка прикончит противника. А кого шериф желает видеть мертвым, как не Маршалла, предводителя сторонников короля? Если я прав, то все подстроено, и Маршалл победит в любом случае. Я должен этому помешать. – Увидев недоуменные лица друзей, Робин пояснил: - Я должен победить. Тогда в финальной битве буду участвовать я, и выиграю ее… либо погибну, - и, предусмотрев возражения друзей, добавил: - Я так решил. За Англию, - прошептал он, опустил забрало и покинул своих друзей.

Совместный пост меня и Веры
Off
Little John/ Much Miller
Пост #9 написан 12.09.11 в 21:34
==>Неттлстоун(Уилл и Джак)

Cовместный пост Джули, Марго и меня

Загорелый мальчик пробирался сквозь толпу пришедших посмотреть на турнир людей. Он был вежлив и не позволял себе расталкивать локтями шумных жителей Ноттингема, хотя и очень хотелось. Мальчик определенно кого-то искал, поднимаясь на цыпочки и вглядываясь в лица людей. Натянутый капюшон ужасно мешал, но юноша не собирался его снимать. В очередной раз поднявшись на цыпочки и стараясь разглядеть кого-то, он столкнулся с каким-то громилой. Подняв глаза, чтобы извиниться, мальчишка вдруг изумленно и одновременно с облегчением воскликнул:
- Джон! Как же я долго искала хоть кого-то из наших. Мы с Уиллом разделились, надеясь найти вас.
Загорелым мальчишкой оказалась Джак. Она заметила, каким печальным был Маленький Джон, но не стала расспрашивать разбойника. Ни время, ни место не подходило для подобной беседы.
Маленький Джон был очень огорчен. Еще бы – столько новостей и все неприятные. Но разбойник все пытался разглядеть с трибуны своего сына, чтобы хоть увидеть, какому такому рыцарю прислуживает его семья. Но тут с ним столкнулся какой-то мальчик. Разбойник уже открыл рот, что бы посоветовать ему, смотреть, куда он идет. Но этот мальчик, оказался вовсе и не мальчиком, а сарацинкой Джак.
- Джак! Как хорошо, что ты нас нашла! Ты знаешь, что Робин собрался участвовать в турнире?
Джак удивленно ойкнула:
- В турнире? Но ведь его могут поймать! Джон, расскажи скорее о плане Робина, мы должны ему помочь, если что.
- Я думаю он хочет победить, и участвовать в финальной битве вместо Маршала, что бы его не убили.
Мач был так удивлен и озадачен словами Робина, что сначала и не заметил, что Джон отстал от него.
- Джон, ну ты что там? Джак, а где Уилл?
- О, Мач! – воскликнула девушка. Она была рада видеть разбойника.- Я не знаю, мы разделились, чтобы сделать наши поиски более эффективными. Надеюсь, что мы вскоре встретимся с ним…- Как же это все опасно! – обратилась сарацинка к Джону. – Но мы должны что-то предпринять. От судьбы Робина зависит и наша судьба, и жизнь Ноттингема. Каким бы рискованным ни был план Гуда, мы должны поддержать его
- Но как мы ему поможем? – спросил Мач –У тебя есть какие-нибудь идеи?
- Есть. Мы должны пробраться поближе к тому месту, где все будет происходить, чтобы в любой момент оказать помощь Робину. Главное оставаться незамеченными, так как внезапность – единственное наше преимущество сейчас. Сарацинка оглянулась по сторонам.- Быстрей, ребята! Мы не должны терять ни минуты! Турнир устроил Вэйзи, а значит, дело здесь нечисто. Надо быть настороже. Девушка вновь начала пробираться сквозь толпу.
- Да уж, кто б сомневался, что нечисто. – буркнул Мач – Вейзи хочет, что бы на этом турнире погибли все его враги. Он даже какого-то своего война специально туда подослал. Очень надеюсь, что Робин с ним справится.
Джак беспокойно обернулась и посмотрела на Мача:
- Ты что-то знаешь? Расскажи!
- Да, и объясни, наконец, что за это чушь. Зачем нужна гражданская война? – вмешался Маленький Джон
- Вейзи хочет уничтожить Маршала, - начал нетерпеливо объяснять Мач - а Маршал хочет арестовать Вейзи. У него для этого есть целая армия под Неттлстоуном. Но есть еще какие-то враги, и что бы победить их, нужна гражданская война. Вот и все, что мне сказали.
- ...гражданская война, - услышал обрывок речи Уилл Скарлетт. Разделиться с Джак казалось ему не очень хорошей идеей, а сейчас - тем более. Обернувшись на знакомый голос, он к своей радости обнаружил всю честную компанию. Он, еле продираясь сквозь толпу, настиг Джак сзади, и громко напугал:
- Буу!!
- Привет, ребята, не шушукались бы вы так громко, у ветра есть уши, а также у него есть ноги, чтобы донести Вэйзи, что нам известно что-то. Кстати, что нам известно?
Джак подскочила на месте, не зная, чего ей хочется больше: рассмеяться или отругать Уилла.
- Робин принимает участие в турнире, - произнесла она. – И сегодня решится судьба всей Англии, судя по всему.
Уилл только нахмурился. Наивно было, конечно, полагать, что этот турнир обернётся без происшествий, но это...
- И у вас уже есть план помочь ему, или нет? - осторожно и вполголоса спросил Уилл у друзей
- Джак предложила подойти поближе, что бы лучше было видно, что делается. Правда, я сомневаюсь, что мы даже в этом случае успеем помочь Робину. – недовольно сказал Мач.
- Но не должны же мы сидеть без дела. Хоть что-то надо делать – возразил Джон.
- Ни один турнир не обходится без яда. - почти под нос сказал Скарлетт, затем посмотрел на Джак. - Могу ли я надеяться, что хоть какое-то ядовитое снадобье находиться у тебя в сумке? Если же его нет, можем обойтись и без него. Один из нас может спрятаться под трибунами и стрелять в врагов Робина. Но надо очень осторожно и постоянно перемещаясь из стороны в сторону.
Сарацинка покачала головой. С собой были лишь лечебные смеси и противоядия.
- Уилл, - сарацинка взглянула в глаза разбойника, - это еще более рискованно, чем план Робина. Ты это понимаешь?
Бесстрашная обычно Джак смотрела почти испуганно. За себя она не боялась, но жизнь Уилла слишком много значила для девушки.
Ну что ты так испугалась, - подначивал Уилл девушку, - это всего лишь план. Один из. Можно ведь воспользоваться не стрелами, а маленькими трубочками с шипами. Но боюсь, без яда эти шипы что комариные укусы.
Сарацинка нахмурилась и напряженно посмотрела куда-то вдаль.
- Ты прав, как комариные укусы… Нужно придумать что-то более действенное. Девушка старалась придумать хоть что-то дельное. - -- Хорошо, кто-то пролезет под трибуны. Другой человек заберется на возвышение. Необходим обзор и возможность атаковать быстро и внезапно. Двое страхуют, расположившись по разным сторонам ристалища. Возможно, как-то так?
- Но у нас ведь нет яда? – возразил Джон
- Значит, будем обходиться, тем, что есть. – ответил Мач – А есть у нас только стрелы. Можно сделать, как говорит Уилл. Только нам надо, что бы нас не заметили.
- Я думаю, если Мач или Джон найдут доспехи, то будет только лучше. Люди подумают, что он один из рыцарей или охраны. Ну о моей бесшумности и ловкости вы знаете. - Уилл бесстрашно улыбнулся. Давно пора почувствовать опасность в крови. - Я буду под трибунами.
- Но Уилл, ты ведь только недавно поправился. Не надо тебе пока так рисковать. Под трибуны и я могу полезть. – Возразил Мач.
- Не лишай меня удовольствия поучаствовать в общем деле! Я и так долго отлёживался! Я буду под трибунами, и на это время вы забудете о моём существовании, только стрелы будут напоминать о нём. - Сказал Уилл тихо и решительно.
- Но Уилл… - начал было Мач, но Джон перебил его.
- Мач, я знаю, где нам взять доспехи.
- Мне сначала надо найти Кейт и все ей рассказать. – сказал Мач и направился в сторону трибун.
- Удачи, Уилл! - Джон похлопал Уилла по плечу и пошел вслед за Мачем.
Off
Пост #10 написан 13.09.11 в 10:23
- И всё-таки…
За всё время разговора Оттон практически ни разу не посмотрел на Гисборна. Казалось, его больше интересует содержимое его резного кубка, который он беспрестанно вертел туда-сюда меж ладоней. Однако Райнер проявлял куда больший интерес к допрашиваемому, не сводя с того своих насмешливых глаз. Гай со всей определённостью не мог бы сказать, что его раздражало больше.
- Это уже не имеет никакого значения, - вновь повторил Гисборн.
- Шериф что-то замышлял, замышляет и будет замышлять. Вы, сэр Гай, знаете, что именно, - герцог очень аккуратно поставил кубок на стол. – И мне надо знать то, что знаете вы. Я понятно выражаюсь?
- Вполне, - рыцарь поёрзал в жёстком кресле.
- И… в чём же проблема? – Оттон расплылся в улыбке. Не будь она столь холодной и отталкивающей, Гисборн, возможно, и ответил бы ему.
- Я думаю, сэр, это уже не имеет значения.
Герцог Брауншвейгский соединил кончики пальцев и глянул поверх «домика» на упрямого рыцаря. Райнер, подперев подбородок рукой, с интересом наблюдал за обоими.
- Я хочу, чтобы вы поняли, сэр Гай, - Оттон поднялся из-за стола. – Так как теперь вы находитесь под моей опекой, то вы можете не бояться, что кое-что, рассказанное вами о своём бывшем патроне, каким-то образом выйдет наружу.
- Вы слишком плохо знаете Вэйзи, - усмехнулся Гисборн.
- А вы слишком плохо знаете меня, - в голосе герцога послышались стальные нотки. Мгновение, и со стола полетел не только кубок, расплёскивая вино, но и многочисленные свитки.– И я не потерплю, чтобы мои подчинённые ставили мне условия!
Гай напряжённо сжал подлокотники; костяшки на его пальцах побелели. Полы шатра пропустили свет с улицы, и внутрь заглянул стражник.
- Всё в порядке, милорд?
- Прочь! – рявкнул Оттон.
Водворив на место выбившуюся прядь волос, герцог вновь занял прежнее место. В шатре воцарилось молчание.
Гисборн уставился на свои сапоги. Весьма потасканные и грязные. Мысленно он прокручивал раз за разом один и тот же вопрос: Почему ему так тяжело ответить? Шерифу он уже ничего не должен, его жизнь отныне зависит от человека, сидящего перед ним. Так почему же всё-таки он не может совершить это… предательство? Что-то внутри него всё-таки упорно противилось этому, словно страшась окончательно разрушить последний мост. Но всё и так уже было разрушено. Вэйзи поклялся, что живым Гисборн не покинет стен Ноттингема. Так в чём же дело? Не рассказав Оттону о замысле шерифа, Гай вполне может не дожить до турнира. Вспыльчивый характер герцога тому в подтверждение.
- Я… - рыцарь поморщился, услышав свой голос. – Я должен был сражаться на турнире отравленным оружием, чтобы убрать всех нежелательных людей. Людей короля Ричарда, - Гисборна словно обдало жаром. Имя родного дяди герцога вряд ли было для того пустым звуком.
- Умно, – Оттон кивнул. – А что же теперь? Вы отказались?
- Да. Но я думаю, он найдёт другого человека, который выполнит его поручение.
Брауншвейг облокотился на стол и наклонился вперёд, впившись в Гая острым взглядом.
- А почему вдруг вы отказались?
”Потому что Мэриан не хотела, чтобы я это делал” – подумал Гисборн. Сам же он не хотел, чтобы этот поступок оттолкнул её от него. Но теперь всё это уже было бессмысленно.
- Я не мог пойти на это. Не мог… - он запнулся, - пойти против короны.
- Да неужели, сэр Гай? – Оттон улыбнулся. – О, это похвально, – он вновь откинулся на спинку кресла. – А как же шериф отреагировал на ваш приступ благородности?
- Пообещал, что живым мне Ноттингем не покинуть, – Гисборн криво ухмыльнулся.
- Что ж, весьма справедливо, – заметил Оттон. Ухмылка стёрлась с лица рыцаря. – Но кто знает, как всё ещё сложится. Вы можете идти, сэр Гай.
Как только Гисборн удалился, Райнер поднялся с насиженного места и прошёлся вдоль шатра.
- Что ты думаешь с ним делать?
- Если Вэйзи не исполнит свой приговор, то что-нибудь я для него придумаю. Впрочем, за ним и сейчас надо приглядывать. Тёмная лошадка, чёрт его разберёт, что у него на уме.
- Думаешь, нам его подослали?
Герцог отмахнулся:
- Нет, право слово, на кой шерифу сдалось подсовывать нам этого Гисборна. Скорее он отправил бы того в Святую Землю убить короля. Я ему в этом отношении не интересен.
- Но Ричард твой дядя.
- И поэтому я о нём и беспокоюсь. Но беспокоюсь в меру. Когда Ричард вообще кого-нибудь слушал? – Оттон поднялся из-за стола. – Мальчик мой, помоги мне собрать эти бумаги.
Off
Пост #11 написан 13.09.11 в 20:06
Сестер Амнелл пост сей совместный!

====> Ноттингемский Замок (граф)
====> Нетлстоун (рыцарь)

В своем стремлении поспеть к началу турнира Натаниэль едва не загнал лошадь, и сам был взмылен не хуже нее, а еще предстояло выдержать поединок. И, если повезет, не один.

Натти спешился и огляделся. Повсюду было полно народу, все улюлюкали и галдели, понять происходящее было сложно. Начались бои или нет? А если начались, то куда ехать и кого бить? Чертыхнувшись, Натти вновь влез в седло и стал решительно прокладывать себе дорогу.

Ага, вот и турнирное поле… А вот и трибуны с почетными гостями! Самое время, пока еще нет синяков и ссадин и зубы все на месте, засвидетельствовать свое почтение.

Однако таких умных рыцарей оказалось не мало. Некоторых, правда, больше заботил предстоящий поединок, и они были заняты своими делами, кто-то уже успел сверкнуть доспехами перед вышестоящей знатью, кто-то же дожидался своей очереди. Натаниэль пристроился к последним, придирчиво расправляя на плечах плащ заслуженного крестоносца Англии.

Граф Фредерик Ханхеймский в сопровождении своего верного охранника Иоганна прошествовал в сторону предоставленного ему места. Оправив щегольской костюм и придав лицу надменное выражение, мужчина опустился на кресло. Он подпер рукой подбородок и оглядел «разношерстную» толпу рассеянным взглядом. Мэриан еще не было. Но граф знал, что у нее есть какие-то дела, связанные с Робином Гудом. Хотя Фредерик довольно скудно представлял план леди Найтон и знаменитого разбойника, он решил помочь им, а потому мужчине пришлось «прикрывать» Мэриан:

- Шериф! – обратился он к Вэйзи. – Когда же все начнется? Я сгораю от нетерпения! К тому же, леди Найтон обещала мне устроить какой-то очень пикантный сюрприз после турнира, так что я немного тороплюсь, -Фредерик подмигнул Вэйзи. – Она удалилась, чтобы подготовить его для меня. Только это тайна, так что не говорите никому!

Помяв накрахмаленный платок в надушенных руках, граф вдруг воскликнул, не дожидаясь реакции Вэйзи:
- Вы что-то говорили о ставках! Так вот я ставлю на него!- мужчина тыкнул куда-то в толпу рыцарей пальцем, не оборачиваясь. – Он ведь так похож на моего верного Иоганна!

Охранник побледнел, а Фредерик, проследив за его взглядом, посмотрел на рыцаря, которого только что выбрал… Темноволосый, темноглазый и чрезмерно мускулистый он вряд ли хоть чем-то напоминал высоченного и сухого блондина Иоганна. Усмехнувшись собственной оплошности, но не желая выходить из образа, граф добавил:

- Ну да, одно лицо! Скажи мне, Иоганн, не твой ли это брат? А, впрочем, ладно, это неважно. Лучше иди и сообщи этому счастливцу, что теперь он выступает от моего имени.

Охранник, ошалело глядя на Фредерика, направился к рыцарю.

Натаниэль внимательно следил за происходящим на трибуне. От него не укрылось, как какой-то знатный господин ткнул в сторону рыцарей, а затем послал к ним своего, по все видимости, слугу. Но самое интересное заключалось в том, что слуга несколько неуверенно, но целенаправленно шел именно к нему, Нейту! Рыцарь приосанился и, стараясь скрыть свое любопытство, выехал навстречу.

-Вам нужен я?- невинно поинтересовался Нейт, нацепив лучшую из своих улыбок.

Иоганн холодным тоном, страшно коверкая английское произношение начал:
- Мой господин, граф Фредерик Ханхеймский, приехавший сюда из Баварии, милостиво сделал вас своим законным представителем на этом турнире, - охранник говорил с надменностью короля. – Если вы выиграете, то вам достанется вознаграждение. Если проиграете, то опорочите свое доброе имя и имя графа так же. Чего я вам не желаю делать, так как мой господин знатен и известен, он не любит проигрывать.

Рыцарь был готов выпрыгнуть из седла и станцевать джигу. Граф! И непростой! баварский! Он представитель баварского графа!

«Ноттингем, мечты сбываются!»- мысленно пропел Нейт и вновь обратился к Иоганну, стараясь держаться в тон ему надменно:

- Позволено ли мне лично поблагодарить твоего господина за оказанную мне милость?
Охранник тихо, но горестно охнул. Ему не хотелось возвращаться к взбалмошному графу, действия которого сложно было предсказать.

- Да, позволено, - коротко произнес Иоганн и зашагал в сторону трибун.

Не слезая с лошади, Натаниэль двинулся за ним, не спуская глаз со своего нового благодетеля.
Достигнув трибуны, рыцарь спешился, поклонился знати, и обратился непосредственно к графу:

- Сэр, для меня необычайная честь представлять вас на турнире! Меч и щит Натаниэля Блэка отныне всецело ваши! И клянусь, что с помощью их преумножу вашу честь и доброе имя!
Гордо вскинув голову, Нейт позволил себе сдержанную улыбку.

- Не могу сказать, что мои деньги и положение «отныне всецело ваши», но обещаю отблагодарить вас, сэр Блэк!– хохотнул граф. – И да, я надеюсь, что вы меня не опозорите, мой дорогой! Я в вас верю и желаю победы!-Фредерик покровительственно взмахнул рукой и кратко кивнул рыцарю.

Вновь поклонившись и одарив присутствующих уже более уверенной и от того еще более обаятельной улыбкой, Нейт оседлал коня и направился обратно к остальным рыцарям, все еще ожидающим своего часа.
Off
Пост #12 написан 14.09.11 в 22:29


Совместный пост Гисборна и меня


Разобравшись с некоторыми бумагами, герцог решил, что пора отправиться на турнир, пока кто-нибудь особо шустрый не занял его место. Райнер уже наверняка облачился в доспехи и с нетерпением ожидал начала мероприятия. Оттон же, в отличие от своего сына, таких эмоций не ощущал. Признание Гисборна его несказанно обеспокоило, хоть внешне он и был непоколебим и никоим образом не выдавал своих эмоций и мыслей. Конечно, в первую очередь его волновала безопасность сына, его наследника. Однако и судьбы верных Ричарду людей также занимали некоторое место в его помыслах. Занятый столь невесёлыми размышлениями, Оттон прошёл на трибуны, отведённые специально для знатных гостей, откуда открывался наилучший обзор. Он не сразу заметил мужчину, седевшего рядом с ним. Лишь оглядевшись по сторонам, герцог вдруг с удивлением воззрился на своего соседа.
- Прощу прощения, но мне кажется, что я вас знаю. Точно где-то вас видел, но хоть убейте, не могу вспомнить!
Граф, изобразив на лице самое надменное выражение, уже несколько минут смотрел куда-то вдаль. Оторванный от своих размышлений, он с удивлением взглянул на именитого соседа… и сразу же узнал Оттона Брауншвейгского – память на лица у Фредерика была отменная. Но виду мужчина не подал, так как подобная сообразительность несколько расходилась с образом графа:
- Граф Фредерик Ханхеймский, из немецкого герцогства Бавария, - представился он. – А с кем я имею честь беседовать?
- Граф Фредерик! Ну конечно! Как я мог вас не узнать? – сокрушался мужчина. – Позор на мою голову – не признать земляка в этой глуши! Я, с вашего позволения, герцог Оттон Брауншвеёгский. Встретить вас здесь – приятная неожиданность. Но, извольте, что же вас завело в Ноттингем? – встреча с графом определённо подняла герцогу настроение, став причиной столь непривычной для него разговорчивости вкупе с весёлостью.
Слова Оттона ввели графа на несколько секунд в изумление: Фредерик был настроен на то, что герцог ответит учтиво, но холодно и крайне лаконично. Так диктовал этикет, так общались чаще всего при дворах Европы. Впрочем, это было приятное удивление, и граф, хоть и не желал предвосхищать событий, но внутренне обрадовался этой встрече и беседе с Оттоном.
- Ваша Светлость, - учтиво кивнул мужчина, - я тоже рад видеть вас здесь! А привел меня сюда этот турнир, - улыбнулся и простодушно развел руками Фредерик. – По-моему, отличное развлечение! Да и шериф Вэйзи давно звал меня посетить Ноттингем. А какая причина привела в этот город вас?
- Всё тот же турнир. А точнее, мой сын желавший принять в нём участие, - герцог махнул рукой в неопределённом направлении, словно говоря, что сын его сейчас где-то там, среди других рыцарей. – Ему ещё не довелось поучаствовать хоть в одной мало-мальски достойной битве, вот он и рвётся хоть где-нибудь проявить себя. У молодёжи горячая кровь. Их не интересует политика, им подавай кровавые сражения, да пышные победы, - Оттон покачал головой, глядя на ристалище. – Что же вы, сэр, поставили на кого-нибудь?

Фредерик добродушно усмехнулся.
- Что ж, я понимаю вашего сына. Этикет, традиции, правила – все это так надоедает. Хочется риска и ощущения опасности.
Граф вновь посмотрел на толпившийся народ, вооруженных рыцарей и, улыбаясь уголками губ, ответил:
- Да, поставил, вон на того рыцаря, - мужчина изящно махнул рукой в сторону все тех же воинов. – Значит, мы с вами, герцог, теперь соперники? – вновь улыбнулся граф. – Вы ведь, наверняка, будете болеть именно за своего сына… Что ж, я желаю вам и ему достойных соперников и интересной борьбы! Только, ваша светлость, - Фредерик нагнулся так, чтобы его слышал только Оттон, - я не хочу вмешиваться в ваши дела, но Вэйзи – старый плут и обманщик, он любит деньги и не остановится ни перед чем, чтобы получить их. Возможно, решение вашего сына участвовать в этом турнире было слишком рискованным? Кто знает, быть может, речь идет о его жизни.
- Мне очень льстит ваша предусмотрительность и беспокойство за жизнь моего сына, - произнёс герцог, перейдя с английского на немецкий. Всё же так было безопаснее. – Я уже предупреждён о некоторого рода каверзах, которые подготовил шериф. Мой сын о них также знает, но, к моему великому сожалению, его это нисколько не напугало. Что за мода нынче – не ценить свою жизнь? – Оттон фыркнул. – Что же касается шерифа, то я просто ума не приложу, как ему всё это сходит с рук. Невероятно изворотливый человек. Не удивлён, что именно его король Ричард отправил в Ноттингем. Хотя вряд ли тот ожидал, что Вэйзи попытается ударить ему ножом в спину. Мне, пожалуй, даже жаль эту страну… Брауншвейг на какое-то время погрузился в задумчивое состояние, однако, встрепенувшись, обратился к Фредерику:
- А как вы считаете, граф, не опасен ли этот турнир не только для его участников, но и для зрителей? Я имею в виду таких, как мы с вами.
Фредерик был согласен со всем, сказанным герцогом.
- Будем надеяться, что ваш сын проявит осмотрительность. Но, думаю, нам с вами, герцог, ничего не угрожает. Я не слишком заметная или опасная фигура для политики шерифа, а вы, наоборот, находитесь под защитой собственного имени и положения. Но с Вэйзи, конечно, нельзя ничего предугадать. Впрочем, именно потому я и приехал в Ноттингем! Люблю неожиданности, - хмыкнул граф.
Такой неожиданностью оказалась для мужчины встреча с леди Найтон, которая, правда, все не появлялась, что вселяло в сердце Фредерика некое беспокойство.
- А что, Ваша Светлость, у вас есть какие-то предположения или подозрения по поводу опасности, угрожающей нам? – произнес граф на немецком.
Герцог лишь развёл руками:
- Боюсь, что о замыслах шерифа я знаю совсем немного. Лишь ту часть, что касается турнира. Да и то я узнал от бывшего человека Вэйзи. Я думаю, вам тоже будет полезно это узнать, - Оттон понизил голос, как это обычно делают люди, рассказывая страшную тайну, даже не смотря на то, что языка, на котором они говорят, ровным счётом никто не знает. – На турнире должен драться человек шерифа. У него будет отравленное оружие. Этим человеком изначально должен был быть служивший ему рыцарь Гай Гисборн, от которого я это и узнал. Но он отказался пойти против людей короля, поэтому я думаю, что шериф подыщет кого-то другого на его место. Так что, граф, если вы проиграете уйму денег на этом турнире, то вы знаете, кого винить в случившемся. – Тонкие губы Оттона растянулись в неприязненной улыбке. – Шериф отчаянный человек, раз решил уложить столько знати на своём турнире. Так что будьте начеку.

Фредерик до боли сомкнул челюсти и сузил глаза. Как же ему не нравились все эти планы Вэйзи! Тем более что в них была замешана Мэриан, а теперь и этот несчастный, кого граф выбрал своим представителем. Пальцы мужчины впились в резной подлокотник, но он тут же одернул себя и заставил свое лицо принять спокойное, несколько хитрое выражение.
- Я признателен вам за эту информацию, Ваша Светлость. За себя, признаться, я не очень боюсь, но судьбы участников меня волнуют. Погубить десятки людей ради монет! Никогда этого не пойму… Но будем надеяться на лучшее! Возможно, кому-нибудь удастся остановить шерифа, - взгляд мужчины невольно упал на пустевшее место, приготовленное для Мэриан.
- Я так же желаю вам быть осторожным! Надеюсь, мы еще не раз встретимся после турнира, - с улыбкой произнес Фредерик.

От проницательного взгляда герцога не скрылся тот факт, что граф частенько с беспокойством поглядывал на пустующее рядом с ним место. Но он уже решил для себя, что излишне любопытствовать не станет.
- Благодарю, - произнёс Оттон. – Несомненно, встретимся. В том числе, я надеюсь вас увидеть по приезде домой в моей скромной обители.
- О, благодарю. Я также буду счастлив, если вы решите погостить у меня. Помните, герцог, двери моего дома всегда открыты для вас...
Кароли и Уилл Скарлетт
Пост #13 написан 15.09.11 в 23:34
Совместный пост мой и Марго

- Уилл! – послышался голос сарацинки. Девушка подбежала к разбойнику и вложила в его руку маленький флакон.- Яда у меня нет с собой, но это, - она посмотрела на колбу, - очень сильное противоядие. Я не знаю, что затевает Вэйзи, но мне будет спокойней, если лекарство будет у тебя.
Скарлетт сжал пузырёк, будто самое дорого в жизни и положил во внутренний карман.
- Спасибо, Джак, но не яда я буду бояться.
Девушка удивленно посмотрела на разбойника:- Чего же тогда?
- Кто меня отравит? Травят неугодную знать и зарвавшихся рыцарей, я лишь незаметная тень, помогающая Робину Гуду в его деле. И как тень, я боюсь, что меня заметят, что на меня наступят. Но я не буду тревожиться, если буду знать, что с тобой всё хорошо. - Уилл подмигнул Джак, но потом серьёзно продолжил. - Не делай глупостей и не пытайся мне помочь, это тебя выдаст. Потеряйся в толпе и постарайся наслаждаться турниром, хотя знаю, тебе это будет трудно.
Сарацинка выпрямила спину и гордо посмотрела на Скарлетта:- Я никогда не пряталась за чужими спинами и не собираюсь этого делать теперь, Уилл. Разве ты не знаешь? – в голосе Джак прозвучал горький упрек. - Дело Робина – это и мое дело, не забывай. Заклинаю тебя, будь осторожен! И пусть тебя хранят все известные мне боги, Уилл Скарлетт!
Скарлетт пошёл прочь, но потом резко обернулся.
- Я всё это знаю. Но в этот вечер я прошу тебя именно спрятаться. За моей спиной, или ты не доверяешь мне?! Береги себя! - почти со злостью сказал Уилл. - Ради меня.
- Я доверяю тебе и обещаю быть аккуратней. Но не проси меня о невозможном, Уилл. Если моим друзьям понадобится помощь, я не останусь в стороне. Сарацинка замотала головой в знак протеста на все предполагаемые возражения Скарлетта.- Даже ради тебя, - тихо прибавила она и юркнула в толпу, в последний раз взглянув в лицо возлюбленного.
"Если моим друзьям" резануло его слух. "А если я хочу, чтоб ты была мне больше чем другом", хмуро подумал он, скрывшись за трибунами.
Off
Пост #14 написан 16.09.11 в 21:39
Пост совместный Джули и белки

Турнир еще не начался, а Натти уже успел в какой-то мере получить свою порцию славы. Многие были свидетелями его милой беседы с графом, к тому же Натти, ничуть не смущаясь, сам в подробностях поведал всем желающим, как именитый гость едва ли не умолял рыцаря, чтобы тот бился на турнире от его имени.
Нашлись те, кто поздравил, но больше, как и бывает, оказалось насмешников, чьи языки были острее копий. Но Натаниэль улыбался и по-детски радовался любой реакции, потому что искренне считал, что слава, она в любом случае слава; хуже, когда о человеке и сказать-то нечего.
Впрочем, болтать много никто не собирался- все так или иначе были заняты подготовкой и разминкой перед сражением. Все, кроме Натти. Тот предпочел настраивать себя на бой не физически, а морально, и поэтому, покинув остальных рыцарей, отправился на поиски вдохновения.

Анна была безжалостна: оставив Карпа в душной палатке для рыцарей возле кузницы, она прогуливалась по свежему воздуху, хотя под носом до сих был слышен запах лошадиного навоза, мужского пота и терпкого вина. Может, ветер уже и развеял запах с её одежды, но воспоминание оставалось, и это портило настроение. Впрочем, не только это.

Кароли тревожил сам турнир, интуция подсказывала ей, что турнир с таким количеством знати кончается всегда и всегда плохо. Тут ещё утренний визит...

С мыслей её сбила шумная компания молодых парней с девушками непринуждённого поведения. Вероятно, они спешили занять места на трибунах, но часть из них них несла корзины с цветами. И самое удивительное - Анна заметила Николаса в толпе. Она быстро отвела взгляд, чтобы он её не заметил, но было поздно: Николас уже направлялся с ней, в его руках тоже была корзина.

- Анна! Какая встреча! Не знаю, извиняться или нет за вчерашнее поведение. Нет, я не буду, ибо своего намерения не поменял. Просто сейчас не время. - уклончиво сказал он со своей вечной хитрой ухмылкой.

- Я надеюсь, это время никогда не придёт. - холодно ответила Анна.

Николас уже хмуро ответил:
- Поздно милочка, оно уже наступило. Когда мой брат погиб. - Воцарилось молчание, такое напряжённое, что его можно было пощупать рукой. Его нарушил снова Кароли: - Не будем о грустном. Как видишь, я процветаю. - он игриво заложил цветок себе за ухо. - Даже решил сделать всем рыцарям подарок: цветы для их дам. Совершенно бесплатно, расположение рыцарей тоже нужно заслужить.

- Я рада за тебя. - Девушка была не щедра на ответы.

- Ну-ну-ну, расслабься, Кароли. Я снова дуралей-братишка, пройдоха и самый успешный начинающий купец в Ноттингеме. Эта роза - для тебя, за счёт гильдии. - Розу Анна взяла, она хорошо пахла, и подарок тешил её самолюбие.

- Ниииккииии, где же ты, малыш? - донёсся капризный женский голос.

- Малыш? - рассмеялась Анна. - Аха-ха, иди к своей девчонке, малыш, пусть она с тобой поиграет.

- С ней хорошо, но неинтересно. Но я тебя...и её не подведу. - Николас подмигнул и умчался к своей компании, они все остановились у палатки, откуда ушла Анна, и шумно дарили цветы как величайшую купеческую щедрость.
Анна медленно направилась к ристалищу.

- Леди!- окликнул ее веселый голос.

Натаниэль, с неувядающей улыбкой, спрыгнул с коня и, взяв его под уздцы, поспешил к Кароли.
- Леди, простите мне мою наглость, но завидев вас, я просто не могу не выказать свое восхищение вашей красотой. Уверен, наша встреча неслучайна и она обязательно принесет мне удачу в приближающемся турнире, - рыцарь поклонился и, мягко взяв руку девушки, поцеловал.- Мое имя Натаниэль Блэк. Могу ли я узнать ваше?

- Я Анна Кароли. - с лёгкой ироничной улыбкой ответила молодая женщина. - Странно, что вы меня не знаете, меня в Ноттингеме многие знают.

- Я- не многие, - сверкнув зубами, откликнулся рыцарь- Я- один. И в Англии нахожусь не так давно, поэтому прошу простить мне мою оплошность. Хм,Анна Кароли… вы замечательная целительница, насколько я слышал. Если вражье копье пробьет мне грудь, то вы поставите меня на ноги? Уверен, что да. Уже одной лишь своей улыбкой.

Анна молча чертыхнулась. Она хотела пустить ему пыль в глаза, сойдя за знаменитую куртизанку, позабавиться, так сказать. Увы, каждый заезжий рыцарь теперь напоминает ей о её работе.
- Улыбка, увы, не поднимет, особенно если копьё, не дай Бог, конечно, пробьёт вам грудь. Вы и дышать то сможете с трудом. Я не целительница, не люблю это слово. Я врач. - Анна говорила спокойно и дружелюбно, с лёгкостью принимая его заигрывание.

- Как вам будет угодно, мисс Анна, - учтиво кивнул Нейт.- Признаться, я уже почти хочу, чтобы чертово копье пробило меня насквозь, если так я смогу оказаться в ваших заботливых и чутких руках.

Анна усмехнулась такой смелости:
- Увы, в моих руках вы не окажетесь. Вы окажетесь в руках моих ассистентов, которые будут выполнять мои указания, пока я буду наблюдать, как кровь и кишки выходят из вашей бренной плоти. - сказала она, понизив голос.

Рыцарь поперхнулся. Романтическое настроение как-то не вязалось с кишками, плотью и прочей мерзостью. Которая, впрочем, действительно могла из него выйти при неудачном исходе боя. Натти тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли, и сказал уже более спокойно, но не менее проникновенно:

- Что ж, но хотя бы на пожелание удачи смелому рыцарю я могу рассчитывать, мисс?

- Извините за мои страшные слова, это всего лишь возможная правда. - сказала Анна с нарочито невинной улыбкой. - Я желаю вам удачи и дарю эту маленькую веточку. - Она оторвала небольшой листок от розы, ни ленты, ни цветка она давать не хотела.

- Значит, на ваш взгляд я достоин лишь одного листочка?- насмешливо изогнув бровь, спросил Натаниэль, все же принимая сей маленький дар.

- Ну что вы! Просто у меня нет ленты. Я сюда не турнир пришла смотреть и удачи раздавать, а следить, чтобы все вернулись относительно живыми. - ответила она ему. "Только не надо лукавить, Анна", тут же подумала она. Стало стыдно.
- Возьмите от меня этот пузырёк. - достала она из небольшой сумки травяной настой от кашля. - Это волшебное средство придаст вам сил и бодрости в бою.

- Блеск ваших глаз, улыбка, листок алой розы и пузырек с эликсиром бодрости… Чего еще можно желать? Если я и сомневался, то теперь точно уверен в своей победе!

Натаниэль снова поцеловал руку Анны и вскочил на коня.
- Как мне найти вас, после турнира?

- В больнице. - Лишь ответила Анна. Она смотрела, как скачет его конь, и думала, "Не выигрывай в турнире, отделайся небольшим ранением, и вы спасёте себя". Она не могла сказать это вслух.

А Натти тем временем уже успел выронить где-то листок и пузырек, кажется, попал под копыта коня, но это было неважно. Важно, что Кароли была идеальной невестой. Единственный профессиональный врач в Ноттингеме, разумеется, он о ней раньше слышал! Молода, хороша собой, имеет стабильный и немалый доход, владеет лазаретом, какой-то лабораторией… Удивительно, что до сих пор одинока!
- Но я это исправлю,- пробормотал себе под нос рыцарь, и тут же зачем-то мысленно добавил: «Если останусь сегодня жив».
Off
Леди Мэриан
Пост #15 написан 24.09.11 в 01:12
Совместно с Sandra

=====> Ноттингемский Замок (Мэриан)

Мэриан и граф добирались до турнира на отдельной карете, щедро выделенной Шерифом (выгода от выдачи девушки замуж, судя по всему, окупала затраты на её продажу). Под конец дорога стала совсем тяжёлой - её обступили толпы зевак, по своему обычаю проникающих на турнир в огромных количествах. По прибытию её попутчик вынужден был здороваться со всеми высокопоставленными лицами, удивлённо, но приветственно глядевшими на девушку - ведь ещё недавно она была для них лишённой статуса преступницей. Почувствовав себя неловко, девушка старалась сторониться гостей, и в какой-то момент оказалась у относительно нелюдимой колонны, слегка облокотившись на неё в ожидании окончания этой формальной процедуры. Неожиданно кто-то закрыл ей рот ладонью, резко потянул на себя, и, сама не успев понять, как, Мэриан оказалась за деревянной дверью каменного здания, находившегося рядом с ристалищем, и служившего конюшней.
- Удивительная вежливость, - высвободившись и переведя дух, заметила девушка.
- Это я, - сказал рыцарь. Когда он поднял забрало, Мэриан, как и ожидала, узнала в нем Гуда. - Нет времени объяснять, - быстро проговорил он, увидев удивленное лицо девушки. - Я получил твое послание. В чем дело?

- Граф, за которого меня якобы выдают, оказался довольно вменяемым человеком. Он не симпатизирует Шерифу, и знает, почему меня выдают за него. Кажется, он готов помочь. Но, разумеется, знать о моём фокусе с переодеваниями ему не следует. Поэтому мне нужно знать, каков твой план, чтобы вовремя исчезнуть с трибуны.
- В общем, плана у меня нет... - признался разбойник. - Только замысел: я хочу победить в
турнире. То есть не хочу, мне придется. В общем, если я выживу, то помогу этому графу. Но в чем ему требуется помощь?
- Графу пока ни в чём помощь не требуется. Но, думаю, нам понадобится его помощь, - прошептала Мэриан. - Он влиятельный человек, и Шериф выплясывает перед ним, что может быть нам на руку. Просто обрати на него внимание, и постарайся зарекомендовать себя хорошо. Я не смогу объяснить ему, почему ему следует доверять разбойникам, зато сможешь ты.
- Что ж, я постараюсь. Помощь нам сейчас не помешает.
Робин хотел сказать что-то еще, но передумал и молча вышел.
Мэриан, поправив заколки, как всегда расположившиеся в замысловатой причёске, проследовала на место, отведённое ей рядом с Фредериком, кивнула ему, и приготовилась ждать.
Off
Пост #16 написан 24.09.11 в 11:31
Покои Аделайды ---> (Торнтон)

Роджер Торнтон поднял забрало, чтобы еще раз окинуть взглядом трибуны и на этот раз сразу же нашел то единственное лицо, которое искал. Настроение у рыцаря было приподнятым, не смотря на те испытания, что ждали его впереди. Он пустил своего коня шагом к графине Сфорце, сидевшей в первом ряду ложи, предназначенной для знатных дам. Мария ослепительно улыбнулась своему черному рыцарю (да-да, Торнтон облачился в те самые доспехи, которые когда-то достались ему от шотландцев) и повязала свой кружевной платочек на копье рыцаря. Довольный, Роджер вернулся к толпе рыцарей.
Не будь его мысли так заняты, он бы наверняка обратил внимание на отсутствие Изабеллы, а так же принца Джона, без которого турнир начаться не мог. Дейла, который помог Роджеру облачиться в доспехи, тоже не было нигде видно. Торнтону оставалось только ждать, бросая время от времени взгляд на графиню.
Off
Пост #17 написан 03.10.11 в 10:46
Совместный пост с милордом Шерифом


- Фредерик! - задорно обратился Вэйзи к своему гостю. - На кого же вы решили поставить? Вы отчаянный игрок, я слыхал. Но на вашем месте я не рисковал бы...
Шериф показал в толпу рыцарей, готовящихся к инсценировке сражения. Перст Вэйзи указывал в Гисборна.
- Я бы на вашем месте поставил на того рыцаря. Я уверен, что он победит в турнире! Хотите знать, откуда у меня такая уверенность? Он победит назло мне! Я выгнал его в шею...не так давно.

Фредерик поприветствовал Мэриан, помог ей сесть в кресло и очаровательно улыбнулся девушке. У графа отлегло от сердца, когда он увидел, что леди Найтон в целости и сохранности.
- Почему же вы не сказали мне об этом раньше? - расстроено заморгал граф, услышав реплику Вэйзи. - Но я свое слово уже дал, а мы, баварцы, обещания держим! - Фредерик приосанился. - Но вы ведь говорили, что турнир необычный? Значит, и правила можно чуть-чуть поменять! Я поставлю на двух рыцарей... вы ведь не против? За одного буду болеть я, за другого - очаровательная леди Найтон! Все честно.

- Конечно...как вы пожелаете граф... - ответил, улыбаясь, шериф. Затем он вальяжно подошел к краю трибуны и, подняв руки, возвестил:
- Жители Ноттингема, и вы, именитые гости! Сейчас вы увидите грандиозное зрелище - битву при Гастингсе, где сошлись две армии: одна - под руководством великого короля Вильгельма Завоевателя, вторая - под началом Гарольда Годвинсона!

Вэйзи краем глаза приметил, что кое-кто в топле перешептывался: очевидно, что тут было много саксонцев, и они были несколько недовольны, во-первых, тем, что Гарольду, который был саксонским королем, не расточали таких похвал, как Вильгельму, а во-вторых тем, что Вэйзи решил выбрать как инсценировку именно эту битву, положившую начало нормандскому владычеству, которое длилось вот уже сто тридцать семь лет.

- Однако, хотя в битве Гарольд пал, а войско его было побеждено, в нашем бою, ему даются такие же равные шансы, как и армии Вильгельма - команды будут равносильно вооружены, и разбиты поровну на одинаковое количество человек. Как я уже сказал, в нашем бою принимаются ставки. Потому как битва будет идти до последнего человека! Сражаться воины будут настоящим оружием, а, следовательно, травмы и гибель могут иметь место. А дабы они не перебили свою команду, мы поделили их по цветам - у команды Гарольда будет на руке лента зеленого цвета, а у команды Вильгельма - черного. Ну а победитель получит этот замечательный приз - меч, а также за него будет всеми нами походатайствовано перед королем о получении им графства!!!
Последняя фраза взорвала толпу аплодисментами и улюлюканьем.
- Готовьтесь воины!

От взгляда Фредерика не укрылось, что к Вэйзи подошел Уинчестер и шепнул что-то на ухо, на что тот ответил:
- Нет, мы поступим чуть-чуть иначе. Они далеко?
Услышав ответ, шериф ухмыльнулся и вернулся на место, вглубь трибуны.
Off
Little John/ Much Miller
Пост #18 написан 03.10.11 в 23:02
Маленький Джон и Мач уже четверть часа ходили вокруг да около трибун. Доспехи стражников добыть не далось. Стражников, конечно, было хоть
отбавляй. Но после освобождения Робина, они видимо поумнели, по крайней мере, слуги закона теперь ходили целыми отрядами по четыре-пять человек. Да и незаметно напасть на них в такой толпе никак не представлялось возможным. Мач грыз полученный бесплатно хлеб и морщился.
- Ну, Шериф и расщедрился! Сколько лет этому хлебу?
Маленький Джон не обращал внимания на друга, он все высматривал на
трибунах худенькую фигурку Элис. Его, конечно, беспокоила судьба Робина и
Англии, но судьба жены и сына беспокоила его куда больше. У него снова возникло очень знакомое чувство вины: ну зачем он их оставил? Какой же он был дурак... Мач проследил за взглядом Джона, и тут, разбойнику пришла в голову мысль.
- Джон, ты говоришь, что твой сын - конюх, и его пускают к рыцарям? Так? Кажется, у меня есть мысль.
- Что еще за мысль? - недоверчиво спросил Джон.
- Мы могли бы попросить Элис провести нас внутрь ристалища. Мы могли бы
представиться слугами. Ведь тогда мы сможем наблюдать за Робином вблизи. И успеем помочь, в случае чего.
- Мы не будем впутывать сюда Элис! Если она пострадает из-за нас, я
этого себе не прощу. – решительно возразил Джон.
- А если пострадает Робин, то я этого себе не прощу. Если он умрет, то и я умру. Джон, Элис не пострадает. Если ты не хочешь ее просить, то
попрошу я. – и, не слушая возражений, Мач направился к трибунам.
Найти Эллис было делом нетрудным. За ней по пятам ходил бродяжка, который самозабвенно шутил и кривлялся, смеша зрителей, так что взрывы хохота перекрывали иногда общий шум толпы.
- Эллис, Эллис – крикнул Мач, подойдя поближе.
Женщина удивленно посмотрела на разбойника. А ему-то что от нее нужно? Неужели, Джон прислал его? Ну, это уже ни в какие рамки не лезет!
- Передай Джону: мне от него ничего не нужно! Я не хочу снова начинать этот разговор. – враждебно ответила Эллис.
- Да я не по просьбе Джон пришел. Мне нужна твоя помощь… Робину нужна твоя помощь.
- Чем я могу помочь Робину Гуду? – еще больше удивилась женщина. – Но если смогу, то да, помогу ему, конечно.
В этот момент Мача наконец нагнал Джон. Но услышав их с Эллис разговор, он не решился вмешаться.
- Помочь Робину Гуду? Ух ты! Как? – Ник внимательно посмотрел на Мача.
- Это я тебе скажу. Но без лишних ушей. – Мач покосился на бродяжку. Ну, до чего безмозглый и надоедливый тип. Элис сразу поняла намек разбойника.
- Ник, ты можешь помочь. Пораздаешь эль?
- Конечно! С радостью! – воскликнул бродяжка, и, взяв поднос из рук Эллис, стал ходить и кричать на все ристалище:
- Эль, кому эль? Бесплатно кружка! Налетай старушка, тащися дед! Отказа нет!
- Надолго его азарта не хватит, так что быстрее говорите, что вам надо. – Эллис выжидающе посмотрела на Мача и Джона.
- Ты можешь помочь нам пройти к рыцарям? Шериф что-то задумал и мы должны быть как можно ближе к Робину, что бы в случае чего успеть ему помочь.– сказал Мач.
Женщина оглядела разбойников:
- Это можно. Только избавьтесь от своего оружия. И пойдемте за мной.
Разбойники послушно спрятали оружие за одной из палаток и последовали за Эллис.
Она откинула полог одной из палаток и сказала:
- Там есть одежда, переоденьтесь, возьмите оружие и мешочек с инструментами. Если вас не запустят, скажите, что вы оружейники, оружейников там давно ждут.
Мач восторженно посмотрел на Эллис:
- Да ты просто волшебница!
Женщина улыбнулась.
- А вы - оружейники, не забудьте.
Джон обнял и поцеловал Эллис в щеку.
- Мне очень жаль, что так все получилось, но я вас с Джоном больше никогда одних не оставлю… - начал было разбойник, но его прервал Мач:
- Джон, мы торопимся, вообще-то, если ты забыл. Давай так: мы по-быстрому спасаем Робина, а потом вы можете мириться сколько хотите.
Как Джону не хотелось остаться с женой, пришлось все таки послушаться Мача.
Разбойники сделали все, как сказала Эллис. Когда они скрылись за воротами, женщина вдруг закрыла лицо ладонями и заплакала.
Off
Лысый, полный и коварный
Пост #19 написан 09.10.11 в 15:36
Совместный пост Шерифа и Гисборна

По сигналу Вэйзи трубачи дали начало бою. Судя по вооружению, рыцари со стороны "норманнов" делали ставку на оружие и доспехи средней тяжести, в тот момент как "саксы" были тяжеловооруженными. Саксонцами командовал Маршалл, судя по цветам на гербе, правда, из-за шлема было не ясно, кто из братьев, но стоило ему только прокричать свой боевой клич, подняв в воздух длинный меч, как сразу стало понятно, что это был младший брат - Уильям.
Сам же Уильям оглядел стан врага, и отметил, что хотя Вэйзи и говорил о том, что в бою силы были равны, очевидно, хитрый старик рассчитывал на неумение считать как дворян (грамотные среди них встречались редко), так и, уж тем более, крестьянства: в войске "саксонцев" было шестьдесят рыцарей и сквайров, а в войске "норманнов" - семьдесят. Кроме того, все участники союза против Вэйзи и принца были в стане "саксов", в стане Маршалла. А, значит, Робин не обманул. Значит кто-то из "норманнов" - убийца. Осталось только узнать - кто.

Гисборна, меж тем, с двух сторон приперли Филипп Мальвуазен и Реджинальд Фрон-де-Беф.
- Рассечем их строй надвое! - прохрипел барон.
- Лучше, загнем фланг и ударим в тыл, - ответил Мальвуазен. - Никто не уйдет просто так.

- Чем это моя секира воняет? Ты что ей, задницу чесал? - поинтересовался барон, на что Мальвуазен разразился заливистым смехом.

Райнер оказался по другую сторону от Гисборна в рядах "саксонцев". Для него не имело значения, за кого биться, лишь бы поучаствовать в этой «заварушке», как окрестил Оттон турнир. Подняв окованный железом щит, Райнер ударил по нему мечом и звонким голосом поддержал их предводителя. Тот факт, что драться им предстояло острым оружием, ничуть не смущало парня. Шериф Ноттингема решил устроить настоящее зрелище.

Гисборн, тем временем, за опущенным забралом скрежетал зубами. Толкающиеся соседи по обеим сторонам уже изрядно вывели его из себя. Общей радости по поводу предстоящей резни он не разделял. Согласись он на условия Вэйзи, всё было бы гораздо проще. Отравленный меч сейчас был бы в его руке. А теперь любой на этом поле мог оказаться владельцем смертоносного оружия. Мечи им выдавали при выходе на поле. Своего оружия здесь ни у кого не было. Во всяком случае, видимого. Спрятанный за голенищем нож наверняка был у каждого второго. Гай окинул критическим взглядом доставшийся ему меч. Тяжёлый двуручник с двойной гардой. Металл тёмный, практически такой же, как его доспехи. Хорош против доспехов их противников, только размахнуться им будет практически негде. Чёртов меч! У остальных были в основном бастарды или секиры. Если он останется на ногах к концу битвы, то это будет поистине чудо.

«Господи, - подумал Гисборн, - дай мне смирение принять то, что я не могу изменить, волю изменять то, что не могу принять, и удачу, дабы я не слишком часто при этом портачил».

Два войска, вопя, рыча и лязгая доспехами, двинулись друг на друга.

Когда два отряда оказались друг от друга в десятке ярдов, предводительсвующий над отрядом "норманнов" сэр Бриан перешел на бег и вслед за ним другие рыцари - армия врубилась в армию с оглушительным грохотом. Было очень тесно, Гая с боков постоянно пихали и теснили, так же как он других, а перед его взором воцарился хаос из мечей, секир, копий, кольчуг, шлемов и щитов. Весь этот лязг заглушало ликование толпы. Вот, справа от него раздался первый вопль - сэр Реджинальд саданул кого-то секирой в ключицу, и рыцарь пал на колени. Однако вслед за этим Фрон де Бефа потеснили и он исчез где-то сзади - Гисборн остался без прикрытия. И тут же в образовавшуюся брешь хлынул противник: перед Гисборном возник какой-то сквайр с копьем, прикрывающий Эссекса с мечом и щитом в закрытом шлеме "ведром". Сквайр определенно целился Гаю в корпус, и когда рыцарь отбивал его атаку, Эссекс тут же устремлялся вперед и наносил удар мечом, а затем снова отступал под прикрытие копья.

- Ааааааааа!!!! - слева, повалился набок, держась за лицо, Мальвуазен. Зря он надел обычный норманнский шлем, который не закрывал челюсти и глаза.

Гисборн с силой оттолкнул кого-то в сторону, чтобы расчистить себе место. Двуручник против копья – не самый лучший вариант. По-хорошему, к такому мечу ему нужен был в пару «кошкодёр», но никому из участников выбора не давали. Шансы на то, что ему удастся перерубить древко копья, практически приравнивались к нулю. Оставался один вариант – отвести пику в сторону и успеть добраться до Эссекса раньше, чем он успеет снова спрятаться за сквайром.

Взявшись левой рукой за незаточенную часть меча между гардой и «кабаньими клыками», при новом выпаде сквайра Гисборн, что было сил, рубанул мечом по древку. Копейщик действовал быстро, но и Гай слишком поторопился, поэтому удар меча пришёлся на наконечник копья. Острое «жало» покосилось набок от такого столкновения. Однако тут же не заставил себя ждать Эссекс. Его меч пронзительно скрежетнул по кирасе Гисборна. Рыцарь наотмашь полоснул мечом по воздуху, но клинок лишь остриём задел шлем Эссекса, проделав в нём неглубокую борозду. Но теперь Гай вклинился между ним и копейщиком. Хотя сквайр скоро выйдет из строя: копьём с кривой пикой много дырок не наделаешь.

Эссексу несомненно с его оружием было управляться легче. Но тяжёлые доспехи сковывали его движения. Массивный двуручник вскрывал такие как консервную банку. Однако противник умело уходил от ударов или отводил их щитом, который уже изрядно выщербился. Сквайр, про которого Гисборн уже и забыть успел, еле развернувшись со своим копьём, прицелился рыцарю в спину. И всё бы шло не плохо, если бы не скособоченный наконечник. Он скользнул по доспеху и оказался под левой подмышкой Гисборна. Вовремя заметив это недоразумение и, не дав противнику возможности ранить незащищённое место, Гай схватил копьё за древко и резко дёрнул вперёд. Не ожидавший этого сквайр выпустил из рук своё оружие и сам чуть не загремел носом. Наконечник копья ударился в грудь Эссекса, окончательно погнувшись. Отбросив никчёмную палку в сторону, Гисборн обрушил на голову Эссекса серию ударов. Порядком запыхавшийся противник не выдержал такого натиска и вскоре тяжеловесный меч рыцаря со скрежетом рассёк доспехи на его правом плече, вгрызаясь в плоть и кости.

Вырвав меч, Гай мельком оглянулся. На поле творилось какое-то месиво из тел, закованных в железо. Над полем звучали крики, стоны, ругань и лязг оружия. А вокруг на высоких трибунах колыхались сотни лиц и рук. Два сошедшихся на арене противника были словно вырваны с поля боя и перенесены сюда. И никто из этих глупцов, разинувших рты со своих мест, никогда не видевших настоящих сражений, никто из них даже и не подозревал, что это зрелище, которое, мнилось им, было устроено для их развлечения, на самом деле – котёл, в котором представители высших сословий творили политику. На этом небольшом клочке английской земли велась война шерифа Ноттингемского. Здесь и сейчас разворачивалась битва за Англию.



Через некоторое время, стоять на поле оставались лишь половина бойцов. Где-то справа удар за ударом Фрон де Беф крушил секирой чей-то щит, впереди с группой воинов Буагильбер врубался в строй соперника. Слева же произошел небольшой поединок - Маршалл оказался лицом к лицу с лордом Дерби - старым союзником шерифа, прибывшим по его личному приглашению. Меч Маршалла уже был порядком зазубрен и в крови, Дерби же воспользовался цепом. В другой руке он сжимал кинжал.
Де Форе, пользуясь преимуществом в скорости и тем, что все-таки до сих пор практически не участвовал в битве, кинулся на врага, раскрутив цеп над головой, и обрушил его на Маршалла. Тот не смог отбить удар, однако тяжелый наплечник сдержал удар, лишь слегка прогнувшись. Дерби уколол кинжалом в бок Маршалла, однако, тот сумел уйти и перешел в контратаку. Этот перехват инициативы и сказался на де Форе - у него не было оружия, предназначенного для обороны, а лишь для нападения, а потому все, что он мог противопоставить тяжелым ударам графа - уклонение с периодическими выпадами. Но Маршалл держал его на расстоянии. И вот сильный удар меча выбил из рук противника цеп. Де Форе ответил ударом кинжала, но лезвие проскользило по кольчуге, зато он открылся и Маршалл получил возможность удара, что он и сделал - клинок прошел снизу между ног Дерби и поразил его в пах. Соперник взвыл и, попятившись, повалился на спину, затем скорчившись на земле.
В следующую же секунду меч Буагильбера обрушился на поврежденный наплечник Маршалла и тот, потеряв равновесие, рухнул наземь.
Off
Пост #20 написан 14.10.11 в 20:20
Драться за норманнов или саксонцев было для сэра Натаниэля делом непринципиальным, поэтому он просто выбрал для себя зеленую ленточку, так как счел, что она больше подходит к его доспехам, и благодаря этому оказался в рядах саксов. Но дальнейшие события завертелись так быстро, что Нейт не успел понять, как оказался на турнирном поле с секирой в руках.
Впрочем, долго думать ему не дали; как только строй разомкнулся, и бой распался на индивидуальные схватки, Нейт быстро получил удар по затылку - только надежный шлем спас его от увечья.
Вся романтическая дурь быстро вылетела из головы, взревев не своим голосом, Натаниэль поудобнее перехватил свое оружие и обрушился всей мощью на зачинщика. Орудуя секирой, как топором, Нейт наносил один за другим тяжелые удары - щит противника можно было разбирать на лучины, впрочем, рыцарь не растерялся и, отбросив уже бесполезный щит, успел отскочить и выхватить свой меч прежде, чем секира пробила бы его броню. Натти слишком поздно понял эту уловку, сделал выпад и едва не упал вперед, увлекаемый весом собственных доспехов.
Противник не замедлил воспользоваться его замешкой и выбросил вперед руку с мечом, расчет оказался на удивление верным - клинок попал в левое предплечье Нейта, аккурат в зазор между латами.
- Признаться, я не сторонник мнения о том, что шрамы украшают мужчину, - сквозь зубы прошипел Натаниэль, уходя от нового удара и крепче сжимая свою секиру. – Но возможно вы придерживаетесь иного мнения?
Один удар с разворота и меч выбит из рук ошеломленного противника, второй - и лезвие секиры пробило панцирь. Норманнский рыцарь покачнулся и рухнул на колени.
Тем временем Роджер Торнтон, тоже оказавшийся в команде "зеленых", сражался сразу с двумя противниками, имевшими несчастье столкнуться с ним на поле боя. Он отбил щитом удар одного из них и обрушил свой молот на голову другого - ведроголового. Раздался звон, и атакованный покачнулся.
- Ага! - обрадовался Торнтон, но тут заметил зеленую ленточку. Однако о досадном недоразумении пришлось тут же забыть, так как второй рыцарь явно сражался за "норманнов". Град ударов обрушился на Торнтона, спрятавшегося за щитом. Массивный рыцарь в темно-зелёных доспехах с диким хохотом продолжал наступление, предчувствуя скорую победу над Роджером, чьих сил хватало только на то, чтобы потихоньку отступать. Но тут опомнился ведроголовый и ткнул великана в незащищенную подмышку. Тот взвыл от боли и подпрыгнул.
Торнтон же перешел в наступление и, подбежав к раненому, замахнулся молотом и... опять попал по ведроголовому.
- Он - мой! - нашелся Роджер и все-таки ткнул коленом великана, которому итак уже было не до боя.
Роджер потопал дальше, ища себе нового противника. Такой нашелся довольно скоро. Только черного рыцаря он о своем появлении не предупредил. Норманн набросился на Торнтона слева. Двуручный меч рассек воздух впереди.
..и тотчас встретился с лезвием боевой секиры.
- Не зевать на поле брани! - весело крикнул Нейт, успевший оттолкнуть Роджера и принять удар на себя. Секира дрогнула под напором меча, но выдержала, тогда разозленный норманн взревел и без особых затей просто вмазал кольчужной перчаткой в зубы своему противнику. Натаниэль, находившийся к этому моменту уже без своего спасительного шлема, невольно выпустил оружие и схватился за разбитое лицо.
Но тут на помощь неожиданному союзнику подоспел Торнтон. Молот обрушился на лицо врага. Шлем не мог уберечь нос и, судя по реакции норманна, не уберег. После еще нескольких ударов враг распластался на земле. Изрядно вспотевший Роджер подошел к союзнику:
- Я - Роджер Торнтон. Спасибо за помощь. Как вы, сэр... - Торнтон с беспокойством смотрел на Нейта, прижавшего к лицу окровавленные руки.
Но тот, несмотря на раны, не изменил себе и даже в таком состоянии умудрился отвесить поклон:
- Мое имя Натаниэль Блэк, - ответил рыцарь.- И в свою очередь, сэр Торнтон, позвольте поблагодарить вас за оказанную услугу.- Натти кивнул в сторону побитого соперника.- Но стоит отложить прочие любезности на потом, если мы хотим дожить до окончания турнира…
На рыцарей напало сразу три норманна; Натаниэль едва успел подхватить свою секиру и отразить ею первые удары врага. Кровь, стекающая по лицу, почти полностью дезориентировала его, к тому же странная боль от раненого плеча растекалась по всей руке, Нейт слабел и понимал это. Но разве мог он оставить схватку, уйти с позором, когда на него с трибун смотрели граф, Анна Кароли, Эмили, Роза, Сьюзен, Кэтти, Натали… мисс Натали??
Нейт машинально повернул голову в сторону зрителей. И тотчас получил удар в висок рукоятью меча.
-Сhe cazzo!*- успел пробормотать рыцарь, прежде чем бессознательно грохнуться на Торнтона, едва не придавив того своим телом.
Роджер от неожиданности выронил оружие и еле успел увернуться от падающего рыцаря. «Пронесло», - подумал рыцарь, но тут заметил троих стремительно приближающихся врагов. Поднять молот времени не было.
- Сдаюсь я, сдаюсь, - Роджер приподнял руки в примирительном жесте.
Норманны остановились перед ним. Как оказалось, чтобы отыскать наиболее уязвимые места. Торнтон и пикнуть не успел, как секира вонзилась в его правый бок. Он упал на колени, и насчитал еще четыре полученных удара прежде, чем отправиться в бессознательное.

________________________________________________________________________________
* импульсивное выражение, которое в вежливой форме переведем : «что за хрень?!»


Совместный пост Флим и Хорна
Форум » Ролевая игра » Архив РПГ » Ристалище (Стрельбище, трибуны, сцена для жонглеров)
Страница 1 из 212»
Поиск: